Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Громкий развод. Дозорцев хочет денег. Много

Артём Бырашев

  

(picture 1)
Ольга Шапаровская и Владлен Дозорцев. Фото из архива Ольги Шапаровской.

(picture 2)
Владлен Дозорцев. Фото из архива Ольги Шапаровской.

В последнее время наше общество все чаще сотрясают шумные распады семейных пар, стабильность которых не подлежала сомнению. Не всем удается разойтись мирно и достойно. «Слабым звеном» в таких ситуациях часто оказывается женщина, особенно если бывший супруг демонстрирует силу, подкрепленную известностью и связями.

Куда, к кому обращаться женщине, как защитить свои права и вообще защититься, если правоохранительные органы отмахиваются, а законы «не работают»? Точнее, работают на избранных.

Развод супружеской пары Владлена Дозорцева и Ольги Шапаровской тоже набирает обороты.

KOMPROMAT.LV поинтересовался у г-жи Шапаровской: на каком этапе находится развод.

- Ольга, удалось ли вам развестись, разделить дом и имущество?

- Мне еще не удалось ничего. Процесс по разводу не раз переносился. Суд по восстановлению порядка пользования общей собственностью тоже откладывался много раз, Дозорцев с защитниками утверждает, что дом из 2-х этажей рассчитан на одного человека или на одну семью. Под человеком и семьей подразумевает, конечно, себя.

Правда, летом мне все же удалось с помощью полиции попасть в свое жилище, но процессов образовалось немыслимое количество! Если интересуетесь ближайшим судом, то на днях рассматривается встречный иск Дозорцева.

В нем поэт требует раздела не только нашего совместного имущества, но и моего добрачного, а также вещей дочери, даже требует наложить на них арест.

Еще в одном иске просит суд обследовать квартиру дочки, потому что там находится мое косметическое оборудование и баночки, которые я использую для дополнительного заработка.

- Вы переживаете?

- Не столько переживаю, сколько, недоумеваю. Если человек взялся делить имущество детей, почему только дочери, а не сыновей, например. Тем более, совместное имущество писатель вывез именно в дом сына, где сейчас и живет. Оставшееся искромсано или изрезано, звонок у калитки выдран, воду, газ электричество отключил. И это несмотря на то, что бываю там вместе с его ребенком, чудесной девчушкой.

- И как же обходитесь?

Пока было тепло, воду таскали ведрами от соседей, вечером общались при свечах, готовила на огне во дворе. Сейчас холодно, и мы приезжаем туда только погулять.

Вообще все происходящее стало напоминать скорее анекдот, бразильский сериал, нежели семейную драму.

- Как вас понимать?

- Думала ли я, что вопреки всякой человеческой логике так смогу привязаться к маленькой дочке Дозорцева, покинутой папой? И она мне отвечает любовью. Грустно, что и он не принимает участия в судьбе своей восьмилетней Валерии.

- У вас возникли и криминальные процессы?

- И не один. На одном из криминальных процессов Дозорцев получил приговор за клевету и распространение заведомой лжи. Но не успокоился.

В его пояснениях на мой иск о разводе вновь приложены все те же «документы – доказательства», за которые поэт уже получил обвинение.

Это и пресловутое личное письмо фотографа Глаголева зам. редактора «Часа», обещавшего газетную информацию про то, как мы с дочкой три дня ходили мимо мертвого мужа.

Это и распечатки израильских счетов моей мамы, сделанных по заказу Дозорцева некой сыскной фирмой «Фокус». Фокус так и не удался, компромата не нашлось, я не пользовалась этими счетами после смерти мамы, а вот подельники, добывшие номера банковских счетов, арестованы, о чем сообщила израильская пресса.

На втором заседании суда по разводу Дозорцев снова перешел в наступление: подал встречный иск. Требует раздела моего добрачного имущества и вещей дочери.

Заодно делает уже не первое заявление, что, возможно, я стала причиной его нехорошей болезни.

Врач недоумевала, когда после каждого такого заявления мчалась к ней с выяснениями, требовала еще и еще раз проверить результаты своих обследований, получала очередные справки и выписки о своей полной непричастности к болячке Дозорцева. По его же настоянию суд затребовал его диагноз из всех медицинских учреждений, где лечился драматург. Стадия его заболевания стала откровением даже для меня.

И что вы думаете! На сей раз Дозорцев подает суду «Lugums», в котором подвергает сомнению «порядочность врача», которая его лечила!

- Прямо триллер какой-то.

- Это всего лишь продолжение бракоразводной эпопеи. Я почти привыкла к сенсационным выходкам Дозорцева.

Уже на первом же заседании Дозорцев рассмешил судью своим признанием. Оказывается, женился на мне по единственной причине, узнал (от меня!), что 30-летняя Влада – это одновременно и его, Владлена, дочь. Никогда не догадывался. Поверил мне… по наивности. И вынужден был… жениться.

Судья отреагировала с сарказмом: «женились, потому что узнали о вашей 30-летней дочери? Однако в то же самое время разводились с беременной женой за неделю до родов». Дозорцев не смутился.

Продолжал давать «пояснения», почему и он согласен на развод.

Оказывается, у меня длительное «криминальное прошлое», получение Земельной книги криминальным путем, мое, а не его трансмиссивное заболевание. Еще он не мог вынести, что я обманывала клиентов, любила русскоязычные (!) тусовки, перверсии (разврат, кто не знает!). Еще я пьянствовала, не контролировала свое поведение, а мои запои заканчивались «стенокардическими припадками» и больницей.

Естественно, давала почитать эти перлы и друзьям, которые знают меня десятилетиями. Хохотали, как сумасшедшие: «Это про тебя-то, спортивного человека, горнолыжницу и конькобежку!».

Так что почти привыкла не удивляться.

- Как же к такому можно привыкнуть?!

- Да я ведь уже до судов наелась «мужниных» слухов и угроз, что, собственно, и стало главной причиной публикации моего рассказа. Знаю, некоторые меня осудили, но мало кто знает, каким отчаянием далась мне эта повесть.

Килограммы жалоб в полицию ни к чему не привели, там отмахнулись от них, что только раззадорило Дозорцева.

Его наезды в мое городское убежище не прекращались. Клялся посвятить жизнь тому, чтобы мне ничего не досталось, напоминал про «остро заточенную лопату» и грозился испортить репутацию.

До меня и вправду начали доходить грязные слухи. Позднее Дозорцев озвучил их на заседаниях суда. И устно, и письменно.

Как было защититься от бывшего парламентария, поэта, драматурга, общественного деятеля, тем более, угрозы начали сбываться?

Вот и схватилась за перо не только для того, чтобы защитить свою репутацию или поведать про свой «счастливый брак». Я, можно сказать, прокричала, что нахожусь в опасности. Чтобы в случае несчастья, хотя бы близкие знали, кого искать, ведь угрозы были реальные.

- В общем, пока вы просто ждете результатов.

- Ну не сказать, что совсем «просто». Дозорцев «образовал» еще один процесс. И тоже по защите чести и достоинства.

- А что же случилось с его честью и достоинством?

- Спустя год, Дозорцев надумал обидеться на «Широко закрытые глаза» и подал иск.

- А почему ему понадобился год, чтобы обидеться за свое достоинство?

- Не знаю, могу отвечать только за себя. После оскорблений и клеветы в свой адрес я подала иск немедленно.

– И что же в результате хочет от вас Дозорцев?

- Размах у Дозорцева масштабный, соответственно его личности. Сначала предъявил иск на 149000 Ls, потом увеличил почти до 200000 Ls. Эти цифры включают оценку его чести с достоинством и стоимость моей половины собственности, которую он мне …подарил.

Теперь, дескать, хочет «Дарственную» вернуть в виде денег, ведь дом и земля подорожали!

- Разве есть такой документ?

- Нет, конечно. Хотя кто его знает, получил же он расписку от некой известной дамы, которая якобы «подарила» ему нашу машину. Да и вообще обнаружила еще кучу подобных письменных «свидетельств» состоятельных господ с известными именами. «Имена» не постеснялись дать «показания», не совпадающие с документами.

В этом нет ничего неожиданного, вы же прослушали аудиозапись, сбывается все, о чем предупреждала адвокат Дозорцева. Вот и была готова к тому, что бывший парламентарий подключит знакомства и связи, чтоб побороться за мою собственность.

- А вы не опасаетесь очередных угроз, налетов, взломов квартиры, охоты за кассетами, ведь у Дозорцева же есть оружие?

- Теперь уже нет, Дозорцев же сам просит суд обследовать квартиру дочери. Влада намеревается приехать со своим адвокатом и встретить «комиссию», если такую назначат. А оружие Дозорцева обязали сдать во время криминального процесса. Но не подумайте, что все так грустно, есть и забавные моменты.

Несколько лет параллельно со мной Дозорцев судится и со своей прежней женой об алиментах для ребенка. В этом процессе Дозорцев предстает бедным пенсионером, вынужденным содержать еще и родственников, хотя у него нет иных доходов кроме пенсии.

В тяжбах со мной объявляет себя хорошо обеспеченным господином. Ворочает тысячами, занимает, отдает, строит дом, спонсирует ПНС, оплачивает мне путешествия, курорты, лечение и даже ремонт в квартире дочери. А мне так и вовсе подарил полдома. Заодно требует у суда отозвать Дарственную, которой никогда не существовало.

- Все же признает, что дом вы получили не криминальным путем?!

- Вы запутались. У него было несколько версий. Последняя – «подарил» в надежде, что я верну (?!). В протоколе суда с его слов записано, что он собирался идти со мной в церковь (?!) и поэтому верил мне.

- Это Дозорцев-то в церковь?

- Вы все еще удивляетесь. Я - уже нет.

- Спасибо за беседу.

Рекомендуем на данную тему:

«С широко закрытыми глазами» или Оборотень без погон

Аргумент драматурга Дозорцева: письмо из Израиля заместителю главного редактора газеты «Час» Валерию Зайцеву

Дозорцев осужден

Кто помогает Дозорцеву

2007-11-09 08:09:40