Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Письмо подруги "упавшего" в Даугаву Гулбиса к главе МВД

TVNET

  

(picture 2)
Это письмо подруги "упавшего" в Даугаву Гулбиса к мнистру внутренних дел Ивару Годманису.

В распоряжение общества "Таутвалдиба" попал документ, который оно разместило на своей странице www.tautvaldiba.lv. Это письмо подруги "упавшего" в Даугаву Гулбиса к мнистру внутренних дел Ивару Годманису.

Министру внутренних дел

г-ну Годманису

Ивета Штейна

перс.код - .......

Заявление

23 августа 2007 года к Эдгару Гулбису, который по решению суда Зиемельского района находился под надзором полиции, была применена мера пресечения - арест.

21 сентября 2007 года я, Ивета Штейна (перс.код......), как гражданская жена отправилась в полицию, по адресу Бривибас 61, чтобы забрать Гулбиса домой, однако увидев его состояние, отвезла его в Военный медицинский центр, поскольку состояние его здоровья было критическим и он выглядел избитым.

После того, как мы прибыли в Военный медицинский центр, врач осмотрев Гулбиса вызвал скорую помощь, и Гулбиса доставили в больницу Гайлэзерс. Находясь в больнице Гулбис все время повторял: "пожалуйста не бейте и не колите - я не виноват". Он все время плакал. В медцентре ему провели осмотр и взяли анализы, чтобы выяснить причины такой реаакции. Было такое ощущение, что он "накачан". По пути в Гайлэзерс, заметив меня рядом, он немного успокоился и стал рассказывать о том, что было в полиции в течении месяца - с 23.08.07 по 21.09.07. Так он рассказал, что ему давали какие-то коричневые таблетки, которые сотрудники полиции силой, при помощи избиений, заставляли "принимать" и "запивать" чаем. Так же его неоднократно избивали дубинкой, через подушку, чтобы не оставалось следов ударов.

По прибытии в больницу Гайлэзерс опять начался припадок. Как только Э.Гулбис увидел шприц он начал кричать: «Прекратите меня мучить, я ничего не сделал, я не виноват, прошу не надо меня колоть, что вы хотите, что вы еще от меня хотите?»

Потом, увидев свою семью, он понял, что находится в больнице, а не в изоляторе, и тогда начал нам рассказывать: «они постоянно били меня дубинкой по спине и животу. В каком-то кабинете приковывали наручниками к столу и в течении 20 минут вливали в меня насильно воду, так что я мог захлебнуться. Так же меня били по голове книгой и били головой о стену.» Хотя он и рассказал им о трех полученных ранее контузиях, полицейские на это только посмеялись и продолжили, так называемый, допрос, без присутствия адвоката, объяснив что адвокату, А. Стоку, звонить не надо.

Он так же рассказал, что с 9 до 22 часов, каждый день, за исключением субботы и воскресенья, ему проводили такие «допросы». При этом его не отпускали ни на обед, ни на ужин.

Еще Гулбис рассказал, что его пристегивали наручниками к креслу на колесиках и катали из угла в угол кабинета, угрожая членам его семьи. Угрозы были такие: «если ты не признаешься в совершении того, за что мы тебя задержали (подрыв машины шефа таможенного управления), мы твоей гражданской жене или еще кому-либо из членов семьи подбросим наркотики. Тебе же приносят одежду каждую среду, поверь – это для нас не проблема. Ну, что решишь? Признаешься?»

На что Эдгар Гулбис отвечал, что он ни в чем таком не виноват, в чем его обвиняют. На что сотрудники полиции заявили: «у нас есть теперь отпечатки твоих пальцев, образцы ДНК, и для нас не составит сложности привлечь тебя и по другим делам. Лучше признай вину и тогда мы ничего не сделаем ни твоей семье, ни тебе самому». Все подобные разговоры шли без присутствия адвоката.

Мне Эдгар сказал так: «Прости, но я ничего подобного не совершал, но они мне угрожали, что подкинут тебе пакетик с наркотиками, который ты якобы, несла мне. Но я, ничего не совершал.»

Однажды мне сказали, что я могу дома приготовить ему что-нибудь из еды и привезти. Приехала в полицию, ждала. Мне через пару часов позвонил адвокат А.Стокс и сообщил, что встреча с Гулбисом отменена, поскольку все полицейские в бешенстве. В этот день Гулбиса возили на место происшествия для очной ставки – как он взрывал "Джетту". По словам Гулбиса происходило это так: «сотрудники полиции пожелали, чтобы Гулбис им показал, как он заминировал машину. Однако показать этого он не мог, поскольку этого не делал. От того они были злы.» На это Гулбис им ответил: «я же говорил, что ничего такого не делал». Его вернули в изолятор и в очередной раз накачали таблетками и чаем.

Потом был прислан какой-то психолог, который 2 часа допрашивал Гулбиса и психологически на него давил, так что Эдгар попытался выкинуться из окна 5 этажа здания. Однако, никто даже не попытался его остановить. И только благодаря тому, что он не смог открыть окно, Гулбис остался жив.

Все это рассказывая Гулбис плакал и повторял: «Я 16 лет работал круглосуточно на благо государства, и вот что получил! Я ничего плохого не делал... (часть текста пропала)... массируя ноги я констатировала, что у него избиты стопы, однако в Гайлэзерсе мне объяснили, что все происходящее останется в стенах больницы.

Гулбису было определено, что каждую ночь с 23 до 6 часов утра, он может находится дома. Куда мы и отправились. И каждые понедельник, среду и пятницу, он должен отмечаться в полицейском участке, что мы и делали. Однако в понедельник ему документы не отдали, и кроме того, в полицейском участке о нем не было никакой информации, нас просто попросили придти в среду, 25.09.07, что Гулбис и сделал. Эдгар выполнял все что ему предписывали.

Ночами он не мог спать, поскольку его мучали кошмары и головные боли, так же у него были трудности с речью.

Ночью на 22 сентября, к нам прибыл сотрудник ONAP по имени Максим и попытался уговорить Гулбиса выйти, однако нас предупредили, что ночью, в период с 23 до 6 утра, Эдгар должен находиться только по указанному адресу, поэтому Гулбис отказался. Тогда сотрудник ONAP Максим вошел в квартиру и попытался начать разговор на кухне, однако, я заявила, что без меня никто ни о чем разговаривать не будет, и без присутствия адвоката тоже. На этот мой жест Максим сказал: «Тогда, Эдгар, нам не о чем говорить, но знай, если ты не изменишь показания, мы «раскатанем» тебя по полной программе.» А войдя на кухню он спросил: «ну, как тебе нравится на свободе, побудь еще какое-то время». А так же прозвучал вопрос: «Эдгар, что будем делать с деньгами?» Поскольку Максим ответа не получил, он ушел. Было около 24 часов ночи.

Тогда Эдгар мне рассказал, что они (сотрудники полиции) заявили, что живым ему все равно не быть, так что "рассказывай и признавайся во всем". Сотрудники полиции так же сказали, что могут сделать так, что его отвезут не в «Матиса», а в Центральную тюрьму, и от туда живым ему уже не выйти.

Потом было спокойно до вечера 26 сентября, когда они (полицейские) приехали к нам домой. Мы с Эдгаром только что вернулись от адвоката. Не успела заглушить двигатель машины, как рядом появилась машина, из которой вышли два сотрудника полиции, подскочили к стоявшему рядом со мной Эдгару, надели на него наручники и посадили в свою машину. Буквально через пару секунд подъехала вторая машина, которая забрала меня, чтобы отвезти в отделение полиции на Бривибас 61. Пояснений, по какой причине меня задержали, полицейские мне не дали. Только все время торопили - быстрее, быстрее. Я сказала, что мне надо позвонить адвокату, но мне запретили, сказав, что я смогу это сделать из полиции. Но я их не послушала и стала звонить адвокату.

В полицию нас везли по отдельности, в двух машинах. Вдруг заметила, что на всем ходу он вываливается из машины. После этого поняла, что он уже в воде (Даугаве). Потом я увидела, что прибыли спасатели с лодкой. И его, Эдгара, вытащили из воды и отвезли в Гайлэзерс, где и была оказана ему медицинская помощь. Сотрудники ONAP у меня на глазах пытались пройти в реанимацию к Гулбису, чтобы подписать какой-то протокол. Если не ошибаюсь, его задержали совсем в другое время – в 18:15, хотя им было сказано, что без присутствия адвоката никаких документов он подписывать не будет. В конце концов полицейским ничего не удалось, поскольку врачи их не пустили.

Эдгар мне рассказал, что по дороге, в полицейской машине, ему угрожали, что выкинут его из автомобиля.

Рекомендуем на данную тему:

Зачем скидывать Гублиса с моста: ещё одна версия событий

Инспектор, признайтесь, не вы ли сбросили Гулбиса?

Зачем арестанта выбрасывать с моста: версия правительства

Богдановцы скинули с моста человека в наручниках?

Полковник Богданов не черный ли рейдер?

2007-10-05 10:57:24