Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Сергей Журавлёв: "Бауск от гитлеровцев впервые был освобожден в августе 1944. Окончательно – 14 сентября. Этого нельзя забывать!"

Сергей Журавлёв, депутат Рижской думы, академик Петровской академии наук и искусств

  

(picture 2)
Решение о переносе принято по предложению не кого-нибудь, а ... районного отделения "Латвийского общества национальных воинов", Фото с сайта www.mn.ru.

Только исполненные вражды, утратившие чувство меры или малообразованные люди способны воевать с памятными камнями и историческими памятниками. К сожалению, это происходит в ХХI веке в Латвии. Это горькая историческая истина.

Но первое, что не должно забывать молодое поколение, наши учащиеся и учителя, все труженики (в отличие от некоторых злобных бездуховных карликов) – это то, что по доктрине немецких нацистов и балты – латыши и литовцы – являлись всего лишь untermenschen – недочеловеками, низшей расой, людишками низшей стадии развития. Геббельсовцы, в том числе Dr. Альфред Розенберг, уроженец Эстляндии, провозглашал, что подобных неполноценных людей следует уничтожать, а тех, кто останется в живых, превратить в рабов «третьего рейха». Это было ядро «коричневого идеологии»: расизм и ксенофобия (кстати, пруссы, ятвяги, галинды, скалвы, вагры, лютичи, венды, бесчисленные чехи, поляки, кашубы, словаки и т.д. были уничтожены и частично ассимилированы гораздо раньше; также литва как племя, осталось только название народы «литовцы»). Латышам после решающей победы германского оружия следовало переселиться «на новые территории за Урал», т.е. в Сибирь. Так мыслили гитлеровские вожди.

Во-вторых, все советские воины, среди которых были представители многих народов (многие в возрасте 17-19 лет), думали и мечтали о единственной высокой цели – разгроме фашистского зверя и о Конце Войны. И сражались они отнюдь не против латышей (на территории Латвии), а против гитлеровцев, в подразделениях которых были также автрийцы, итальянцы, венгры, румыны и т.д. – и даже множество русских, славянских солдат: и бывших белогвардейцев, эмигрантов, монархистов, и так называемых «власовцев» (военнопленных во главе с предателем, генералом Власовым, так называемая РОА, Русская освободительная армия), и призванные в легион SS русские жители Латвии. Были и другие подразделения. Однако в любом случае на всех была униформа вермахта (немецкой армии), у всех было немецкое оружие и «аусвайсы» (удостоверяющие личность документы) с немецкой печатью и подписью начальника на государственном языке. По-немецки. Четко и ясно для всех патриотов. Три бывших Балтийских государства и Белоруссия во время НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ назывались одним словом OSTLAND. Теперь это военная история.

Установить «новый порядок», т.е. уничтожить (расстрелять, заколоть, повесить без суда и следствия, преступно) часть земляков – даже тех, которые работали в школе или волостном правлении в 1940 – 41 году, не говоря о народных депутатах, жителях еврейской национальности и цыганах, помогали местные изверги, подлинные палачи своего народа, жертвы которых покоятся на Вецсаульском торфяном болоте, где находился концлагерь. Как неоднократно писали свидетели преступлений, старые баусчане в газете «Труд Бауска» (“Bauskas Darbs”) с ноября 1944 года, погибло несколько тысяч евреев, 200 цыган и даже 20 литовских студентов, которых палачи расстреляли только за то, что они учились в Вильнюсском университете в советское время… У Рижского моста в Бауске покоятся жертвы фашистского террора – простые рабочие. На другой стороне, ближе к музею, в первом доме на берегу Мемеле находилась малая (зимняя) синагога. Большая синагога с уникальным деревянным алтарем (возле пивзавода Лодинга) на улице Ригас была сожжена летом 1941 года.

И в-третьих. Труженики Бауска сейчас молчат. Молчат памятники и памятные места. Молчит Братское кладбище на древнем берегу Мемеле-матушки. Тихо шелестят стройные сосны в Вецсаульском бору. Слышите их шелест? Там убивали даже младенцев – бросали их на штыки, брали за ножки и били головой о ствол сосны. Остервенению нелюдей не было предела. А в Бауске на ратушной площади в 1941 году стерилизовали несколько десятков евреев. Некоторые дамочки в белых перчатках даже аплодировали. Об этом мне поведала врач, которого заставили проводить стерилизацию евреев (гораздо позже он работал в Бауске школьным садовником).

И, в конце концов, разве хотя бы на столь небольшом историческом фоне даже у чиновников не пробуждается совесть? С кем вы, депутаты?! С народом или с несколькими «злобными карликами» из «коричневой книги»? Разве злонамеренное, нарочитое стирание народной Памяти не является уголовным преступлением?

С точки зрения любого историка культуры, культуролога, архитектора, художника памятные доски, камни, монументы (скульптура) в любом случае являются КУЛЬТУРНЫМ НАСЛЕДИЕМ, или КУЛЬТУРНЫМ КАПИТАЛОМ нации. Так же, как картины, книги, музыка. А уничтожение (равно как и демонтаж и перемещение без ОБЩЕСТВЕННОГО ОБСУЖДЕНИЯ) в философском, этическом смысле является вандализмом. В юридическом смысле это преступление, за что на любое самоуправление можно подать в суд за… САМОУПРАВСТВО. Опытные юристы многое могли бы сказать на суде, начиная с права памятников традиционно (логически, морально и эстетически) находиться на своем историческом месте. Если однажды их установили.

В наше противоречивое, полное противоположностей, нередко циничное и аморальное время можно собрать множество подписей за или против чего-то. Однако ясно, что нравственность - вечная ценность. И не нужно экспериментировать, спекулировать ею. Глубоко аморально, когда свое мнение громко (подчас так, как гремит пустая бочка) выражают лишь те, кто был вместе с немецкими нацистами, носил немецкую униформу, применял – не только на поле боя, но и против мирных жителей – немецкое оружие. Таким, из полицейского батальона (SS Hilfspolizei, или расстрельная команда вспомогательной полиции SS) не нравится вопрос об их деяниях, службишке в годы войны. Ибо это были злодеяния военных преступников против человечества, которые осудил Нюрнбергский трибунал. Бауск “защищали” также три полицейских батальона, легион SS и батальон айзсаргов (якобы волонтеров)…

И глубоко цинично лгать (как в некоторых газетах), что в Бауске, близ сада Корфа, не происходило военных действий (!). Во время открытия памятного знака седовласый подполковник рассказал нам, школьникам, что от стрелкового батальона, 270-280 солдат, в строю осталось только 20-25 человек. Бои были столь упорными, что Бауск от гитлеровцев освобождали… два раза. В начале в августе 1944-го (но последовало контрнаступление немецких танков, Гитлер отдал безумный приказ не сдавать Ригу и Курземе; немецкие танки отрезали путь отхода и трем полкам, которые вышли в Рижскому заливу под Слокой). Вторично – в широком наступлении фронта 14 сентября.

И обойдемся без политической демагогии, уважаемые патриоты. Бауск, Прибалтику и всю Европу освобождали от германского фашизма, гитлеризма, от «коричневой чумы» (конечно же, к гитлеровцам нужно причислить и коллаборационистов, или немецких прислужников, «кангаров» почти во всех странах Европы). За что цивилизованные немцы (также и австрийцы) искренне благодарны, ухаживают за всеми памятниками II Мировой войны, выплачивают пособия пострадавшим, жертвам нацизма (есть такие репрессированные и в Бауске). И подчеркивают, что все мы индоевропейцы, в языках которых множество похожих слов, общих корней.

Целью павших отнюдь не был Бауск или какой-нибудь другой городок в Прибалтике, Пруссии, Восточной Европе (в древние времена традиционно оккупировали всю страну, требовали выкупа, платежа дани, контрибуции, уводили рабов). Так за одной березой рощи не видим. Конечной целью гитлеровской коалиции было «логово коричневого зверя» – Берлин (этот лозунг был виден и на многих танках, даже в стихах: «…и путь один – вперёд, товарищ, на Берлин!»

Однако другие ветераны войны имеют своё мнение, своё слово, свои мемуары и другие песни. На научных конференциях бывшие коллаборационисты обычно молчат. А я всегда вспоминаю, как шелестят сосны и берёзы в Вецсаульском бору, на Румбуле, в Бикерниекском лесу в Риге, Саласпилсе, в Аудринях и многих других местах по всей Европе, где покоятся жертвы фашизма. И думаю, что в других волостях и местечках Латвии, Литвы, Польши, Беларуси и т.д. совсем другая атмосфера. Там памятники не трогают.

Между прочим, популяризация нацизма и его символики, например, награждение Железным крестом, ношение немецкой униформы и свастики, знаков SS является уголовно наказуемым преступлением, карается по закону и в Латвии как вызов человечеству. Прочтите хотя бы «Энциклопедию третьего рейха» (1998) Л.Шнайдера. Всему миру грозило уничтожение. Этого нельзя забывать!

В Бауске 14 сентября и в Риге 13 октября очень многие настоящие патриоты Латвии, в том числе ветераны 130 ЛСК, придут на Братское кладбище, на мемориал воинов-освободителей с цветами. И как торжественная клятва будут звучать слова: «Честь и слава воинам, павшим за свободу Латвии! Вечная слава тем, кто разгромил нацизм в Европе!»

Нам, латышам, гражданам ЛР и всем её жителям, следует учиться у более древней цивилизации, у стран Евросоюза. Так, в Париже есть мост Александра I ( в честь победителя армии Наполеона), площадь Сталинград (в честь победы на Волге), улица Бориса Вильде (в честь рижанина, героя французского Сопротивления) и многое другое. А как мы, в Латвии, выглядим на этом культурно-историческом фоне, ломая, снося, сокрушая?! Вероятно, весьма плачевно…

Думается, с исторической памятью у нас, в маленькой Латвии, большие проблемы. Помним ли мы, где покоится композитор, профессор, основатель Латвийской консерватории Язеп Витол? А где писатели В.Плудонс, А.Упит, А.Чак, А.Саксе? А художники К.Гун, Ю.Феддер, Я.Розенталь? Кто возлагает цветы у надгробия режиссера Э.Смилгиса? Непременно следовало бы изучать историю кладбищ Риги, всех краев Латвии, подготовить и издать посвященные им книги (я лично участвовал в издании трех книг, которые высоко оценил академик Я.Страдынь). Почему бы такую познавательную, нужную учащимся книгу не издать сотрудникам Бауского краеведческого музея? Спонсоры наверняка бы нашлись, начиная с Бауской думы. Главное в этом смысле – не путать культуру с политикой (или идеологией). Ибо они отнюдь не объединяют людей, а раскалывают общество, быстро устаревают и становятся опасностью для всего нового. Также как для вечных ценностей человечества.

Рекомендуем на данную тему:

Александр Гапоненко: "Камни преткновения"

Российский посол говорит одно, а думает другое

Латыши не любят советских освободителей

2007-09-04 11:45:03