Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Миллионы Малышкова

Источник: www.flb.ru

  

(picture 1)
Владимир Малышков. Фото www.mkdc.lv.

Рижская газета «Бизнес&Балтия» прямо на первой полосе написала: «С Латвии смыто пятно оффшора». Заметка полна пафоса: «Историческая справедливость наконец восторжествовала: Банк России исключил Латвию из списка оффшоров, в котором она числилась с февраля 1999 года». (№64/2196 от 02.04.03.)

Непонятно, чем уж таким смогли обаять российский Центробанк латвийские структуры, сидящие на российских деньгах (у Латвии ведь давняя репутация всероссийской финансовой «прачечной»), что ЦБ срочно выпустил для одной только Латвии специальное указание (№ 1265-У), даже не став дожидаться очередного «переиздания» того самого приложения № 1 с перечнем стран - финансовых изгоев (их там 48). (Приложение № 1 к указанию ЦБ № 500-У от 12.02.99. «Об усилении валютного контроля со стороны уполномоченных банков за правомерностью осуществления их клиентами валютных операций и о порядке применения мер воздействия к уполномоченным банкам за нарушения валютного законодательства».)

Сама газета отмечает, что Латвия попала в черный список из-за «претензий, высказанных российскими органами безопасности по поводу действующей схемы нелегального оборота капитала между двумя странами». Исключение Латвии из позорного списка имеет для сторонников русско-латвийской денежной "дружбы" в основном морально-политическое значение, однако будут и практические результаты. Например, латвийские банкиры теперь смогут открывать у российских коллег корсчета в рублях и предлагать своим клиентам рублевые операции. Именно они наиболее удобны для того, чтобы запрятать концы в слабосоленую балтийскую воду. Кстати, именно благодаря такой возможности перед самым кризисом 1998 года, как писала российская пресса, в Латвию ушли немалые деньги из бюджета любимой стройки Юрия Лужкова - храма Христа Спасителя. Аналитики считают, что и нынешнее решение ЦБ РФ было бы вряд ли возможно без лоббирования со стороны мэрии Москвы - главного сторонника "тесной и взаимовыгодной" дружбы с Ригой.

Для чего же могло понадобиться Юрию Лужкову и его бизнес-партнёрам в независимой Латвии такое срочное исключение республики из чёрного финансового списка? Неужели деньги теперь отмываться перестали? Скорее, наоборот. Симптоматично, что в тот же самый день, когда «Бизнес&Балтия» рапортовала о снятии финансовых ограничений, другая русскоязычная газета Риги - «Час» - традиционно поддерживающая любые латвийско-русские дела, на чём бы они не были замешаны, поздравила с днём рождения (и даже опубликовала цветной улыбающийся портрет) некоего Юрия Силова, советника спикера рижской думы Гундарса Боярса и директора АО «Московский культурно-деловой центр» (АО МКДЦ).

Афёру со строительством в Риге "Московского культурно-делового центра" начинал ещё бывший генерал-майор ФСБ Александр Перелыгин, в бытность его советником Лужкова, ответственным за контакты двух столиц. Перелыгин предложил Лужкову устроить обмен зданиями: Москва выделяет в центре города некий дом под рижский культурно-деловой центр, Рига - соответственно под московский. Их реконструируют, ну и дальше, как говорится, дружат домами. Это было далеко не единственное бизнес-начинание генерала (и, наверное, не самое безобидное), потому что осенью 2001 года Латвия отказала во въездной визе лужковскому советнику, не пустив его даже на празднование 800-летия Риги. Тогда мэрии Москвы пришлось пойти навстречу властям Латвии и назначить на должность ответственного за контакты с Балтией другого человека.

Впрочем, главного фигуранта московско-рижского финансового альянса - главу департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы Владимира Малышкова (который, кстати, родился в Латвии), его сына Игоря и многочисленную семью, восходящую корнями к Латвии - эта перемена не затронула. Именно малышковский департамент является инвестором рижской стройки МКДЦ. Кстати, то здание рядом с рижским вокзалом, которое сейчас превращают в оазис московского бизнеса, раньше было дворцом культуры железнодорожников. Там был стихийный книжный базар, тусовались пенсионеры-филателисты и книгоманы, и он был реальным неформальным центром встреч русскоязычного населения. Чтобы организационно оформить и возглавить это движение Малышков и создал в риге «бесприбыльное» (так оно официально зарегистрировано!) АО МКДЦ во главе с тем самым Силовым, другом Малышкова-сына. Советник по внешним связям рижской мэрии Арванс Крузе, которого обычно подставляют официально комментировать рижско-московские дела, утверждает, что оба они (Силов и Малышков-сын) из Даугавпилса, у них якобы есть совместное производство аксессуаров для гольфа. «Он, - говорит Крузе про Силова, - гражданин Латвии, хотя какой он к черту латвийский... Все время в Москве пропадает. Он представляется советником мэрии по спорту, но официально, как водится, не оформлен». Так что Силова и его "бесприбыльное" АО мы в дальнейшем вполне можем условно именовать "спортсменами".

Как известно, бюджет Москвы - закрытый документ. Так вот: МКДЦ в чужом государстве строится на деньги московского бюджета. Сначала, когда два года назад генерал Перелыгин толкнул Лужкову идею с обменом КДЦ, проект проходил чуть ли не как "ремонт" - бывшего ДК железнодорожников. Тянул он "всего" на 3 - 4 млн. бюджетных долларов, и, говорят, первоначально был призван лишь прикрыть симметричное выделение здания под рижский центр в Москве (куда оно делась - тема отдельного расследования). Потом дело в Риге разрослось до реконструкции: на первом этаже теперь будет ресторан, второй и третий займут концертные залы, а четвертый весь сдадут под офисы.

Именно эксплуатация здания и доходы от нее в первую очередь заинтересовали Силова и других рижских "спортсменов", для этого и создавалось АО МКДЦ. Впрочем, и на этапе строительства «спортсмены» решили неплохо поживиться: они взяли на себя формальные функции заказчика стройки. Есть такая служба в строительстве, в обязанности которой входит не только приятное - пропустить через себя деньги инвестора на пути к генподрядчику, - но и необходимое: оформление всяческих бумаг и разрешений, проектно-сметной документации и общая координация усилий инвестора с генподрядчиком. На службу заказчика, которой по всем нормативам положено около 1,5% от бюджета стройки, Силов заложил втрое больше: аж 4,5%. К настоящему моменту «спортсмены» попилили сущую малость: всего 400 тыс. у.е. московских бюджетных денег. Но на эту сумму они не смогли даже оформить документы для Главмосэкспертизы. Потому как просто не умеют. (Теперь главу Главмосэкспертизы Белоусова мэрские чиновники уговаривают: "Ну прими хотя бы! Мы знаем, что там фигня, но, понимаешь, надо!") Зато "спортсмены" сняли офис в старинном полудворцовом помещении (в советское время - дворец ЗАГС) и наняли красивых секретарш.

«Спортивный» стиль работы фактически поставил проект на грань провала. Во-первых, в августе прошлого года Лужков чуть сам не попал в отказники по латышской визе: премьер-министр Латвии Адрис Берзиньш прямо назвал его приезд нежелательным. Еще круче обошлась с Лужковым популярная латышская газета "Diena". Она обратилась к правительству с призывом не давать ему визу, пока он не извинится за свой великоросский шовинизм. Лужкову припомнили 1998 год, когда он в знак протеста против разгона демонстрации русских пенсионеров в Риге выступил за введение торговых санкций против Латвии и участвовал в пикетах у посольства, сравнивая латвийские власти с камбоджийским режимом Пол Пота. Досталось и партнеру Лужкова спикеру рижской думы Боярсу: его обвинили в желании использовать московского градоначальника в агитации за свой избирательный блок на предстоящих парламентских выборах. Дело в том, что рижская Дума контролируется социал-демократами. Именно они стоят за дружбу с Москвой, Россией и т.п. Гораздо более прозападно настроена правящая коалиция, контролирующая Сейм и правительство, что предопределяет постоянные политические трения между латвийским правительством и рижской мэрией.

Визу Лужкову все же дали, правда ни латышский премьер Репше, ни президент Вике-Фрейберга не удостоили его даже минутной аудиенции. Лужков, конечно, не копал вопрос МКДЦ в глубь, но, побывав на объекте, остался недоволен убогими фасадами и интерьерами стройки дружбы. Малышковские "спортсмены" с радостью взялись выполнять новое поручение мэра. Почему с радостью? Да потому что сметная стоимость преукрашенного объекта возросла до US$ 9 млн.! Когда стало ясно, что к сентябрю 2003 года, к дням Москвы в Риге, МКДЦ готов не будет, Лужков окончательно разозлился на Малышкова (родоначальник проекта Перелыгин уже давно исчез из мэрии) и передал вопрос в свой строительный департамент Владимиру Ресину с грозной резолюцией: принять меры к снижению сметной стоимости объекта. При этом инвестором, тем, кто отпускает живые деньги, по-прежнему остался малышковский департамент потребительского рынка и услуг. Это предопределило дальнейшее развитие событий: в ином случае "спортсменов" можно было бы просто послать, а так с ними пришлось делится, точнее, соизволили поделиться они.

Ресин направил на рижский объект в качестве заказчика нового администратора-координатора стройки: ЗАО "Главмосстройинвест". Но спортсменам это не понравилось: отдавать в чужие руки свой денежный поток не хотелось. Когда Ресин понял, что малышковские сели на объект плотно, он пошел на попятную, ведь в отличие от Шанцева с Малышковым Ресин просто приятель. В итоге перед майскими праздниками Малышков и Ресин вместе подошли к Лужкову и убедили его в компромиссной цифре: US$ 6,5 млн. Именно во столько обойдется теперь московским налогоплатильщикам поддержка русской культуры и спортивного бизнеса в дружественной Латвии. Да и могущественный Главмосстройинвест никаким заказчиком не будет: рижские спортсмены напугали москвичей: "Вы тут без нас даже приглашение для визы не получите, а по туристической станете работать - вас спецслужбы сразу вышлют" - тонкий такой намек на толстое обстоятельство… Из своих 4,5% спортсмены согласились "откатить" ресинскому "Главмосстройинвесту" всего 1%. Правда, и те не дураки за такие деньги работать: заказчиком они отказались быть - только консультантом.

Афера с МКДЦ - далеко не самый крупный проект лужковских замов в Латвии (возможно, его значение вообще не выходит за рамки "прокорма" дружка Малышкова-младшего "спортсмена" Силова). Последнее время латышская пресса все больше пишет о планах московских структур купить Рижский морской порт. Во время осеннего визита Лужков много говорил о планах использования порта. И каждый раз - в связи со сферой деятельности клана Малышковых: речь шла и о постройке в Москве сети латышских ресторанов "Лидо", но главное о закупках продовольствия. Вслед за констатацией необходимости транспортных ворот для Москвы (заметим: не для России) шли рассуждения о масштабах оптовой и розничной торговли в Москве, о том, что она съедает 267 тыс. тонн продовольствия в день, о том, что как бы хорошо было бы, если б все оно шло через Рижский порт, что было бы "в интересах 500 тысяч бизнес-структур, которые работают в этом направлении". Здесь Лужков вступил на опасную политическую территорию. Дело в том, что до сих пор российские транзитные транспортные потоки ассоциировались в первую очередь с Вентспилским портом, находящимся под контролем политического оппонента Боярса - вентспилского мэра Айвара Лембергса. За последний год оборот Вентспилса упал на 17,7% и разговоры о покупке Москвой терминалов Рижского порта способны еще больше подорвать вентспилскую финансовую группировку, что неизбежно вызовет мощный ответный политический огонь по другу Лужкова Боярсу…

Однако боярсы и лембергсы меняются, а семья Малышковых остается. И похоже подумывает остаться в Риге даже для жизни вечной. В рижский православный собор Рождества Христова, где в советские годы был планетарий, клан Малышковых подарил... иконостас. В притворе собора с тех пор красуется шикарная доска с надписью: "В память освящения иконостаса для главного алтаря, пожертвованного Владимиром, Игорем, Зинаидой, Еленой, Татьяной, Ксенией, Ариной, Артемием Малышковыми, не забывшими завет Спасителя: "Давайте и дастся Вам"". "Давалось" Малышковым в Латвии, видимо, щедро, раз один только "откат" Богу потянул на целый иконостас, несомненно купленный на собственные трудовые сбережения. В старину жертвователи указывали только свое имя: для поминания в святцах за службой, и не афишировали фамилию. Тщеславный Малышков же не указал на доске, разве что личный ИНН. Символично, что эту красноречивую доску Малышковы повесили в Риге, а не в Москве: тут ею наверняка заинтересовалась бы прокуратура.