Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Петерс – это Шлесерс в миниатюре

Семён Чиндареев

  

(picture 2)
«Человека Шлесерса» Кришьяниса Петерса обижают слухи, что он русский шпион. Фото с сайта www.saeima.lv.

«Человека Шлесерса» Кришьяниса Петерса обижают слухи, что он русский шпион. Петерс познакомился со Шлесерсом в Москве, когда учился в МИМО, при пикантных или двусмысленных обстоятельствах.

Сын известного поэта и глашатая Атмоды Яниса Петерса Кришьянис Петерс (31) «один из немногих людей, которые уважают Айнара Шлесерса», пишет журнал Kas jauns. Не случайно, когда Шлесерсу в прошлом правительстве пришлось уйти с поста министра сообщений из-за скандала Юрмалгейта, именно Кришьянису Петерсу, несмотря на его молодость, Шлесерс доверился и оставил на хозяйстве вместо себя, на должности министра сообщений.

Сейчас Петерс занимает должность председателя правления Рижского аэропорта, «потому что, как выпускник МИМО, знает много языков», хотя подлинная причина, конечно, другая – у него очень близкие отношения со Шлесерсом, который в последнем правительстве вновь занимает пост министра сообщений. Шлесерс вообще сделал аэропорт своей вотчиной, близкий, интимный друг Петерс у него здесь пред. правления, друг детства Андрис Озолс – президент.

«С Айнаром мы познакомились в Москве, – вспоминает Петерс. – Десять лет назад. Мне тогда был 21 год (а Шлесерсу – 27 лет)». Оба познакомились в посольстве Латвии в Москве. Там отец Кришьяниса был послом, а Айнар, как бизнесмен, то ли зашёл туда, а то ли снимал там офис. Последнее вероятнее: хорошее место посольство, территория неприкосновенна ни для милиции, ни для налоговой полиции России, ни для прокуратуры.

Петерс проталкивает журналу Kas jauns такую байку: «Айнар был мужчиной, который не изменял своей жене – это было что-то невиданное». Именно этим Шлесерс якобы Петерса и увлёк. Правда, Петерс предпочитает не вспоминать о статьях в московской прессе, что Айнар в то время посещал гей-клубы. Петерс вспоминает другое, как Айнар стал его очаровывать разговорами о Боге, медитации и гармонии тела и духа.

Петерс много уделил внимания в интервью, что, учась в Московском институте международных отношений, ему упорно приходилось штудировать науки без какого-либо отдыха. Правда, замечает, что, когда он провалил зачёт по итальянскому языку, он наверстал упущенное, проведя следующее лето в Италии. Видно сынка литературно-партийного функционера: во-первых, обеспечил ему место в престижно-блатном МИМО, во-вторых, сыночек-недоросль взял и поехал в Италию на папины денежки.

У Петерса русская жена, москвичка. На Delfi писали, что в детском садике жена говорит с их сыном по-русски. Это послужило ещё одним аргументом для недоброжелателей Петерса, что он российский шпион. Так это или нет, судить трудно, но тот смехотворный аргумент своих противников с delfi, который приводит Петерс, наводит на размышления. В МИМО всегда активно работала вербовка в КГБ и ФСБ, хотя и это не аргумент.