Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Жена олигарха о честности, борьбе с коррупцией и Пыталово-Абрене

Степан Сергачёв

  

(picture 2)
Кристиана Либане-Шкеле (36) второй человек в партии, образованной её будущим мужем ещё в 1998 году. В иллюстрации использовано фото с сайта www.tautaspartija.lv.

Кристиана Либане-Шкеле: «Народная партия проста без лукавства». Хотя она признаёт, что закон написан этой «простой партией» так, чтобы когда-нибудь попытаться вернуть у России Пыталово-Абрене.

Кристиана Либане-Шкеле (36) второй человек в партии, образованной её будущим мужем ещё в 1998 году. Народная партия выдвинула её в руководители правления в прошлом году, и голосование прошло практически единогласно. Сам же муж, Андрис Шкеле (49), мультимиллионер, латвийский Остап Бендер и в прошлом трижды премьер-министр, удалился от политики, дирижируя издалека. Говорят, выдвижение на влиятельную партийную должность Кристианы Либане прошло не без влияния мужа на остальных высокопоставленных партийцев. Шкеле – возможно, самый влиятельный человек в Латвии, соперничающий за это звание разве что с мэром Вентспилса Айваром Лембергсом.

На днях Кристиана Либане-Шкеле вдруг пришла в редакцию «Латвийской газеты» (Latvijas Avīze, LA) и дала интервью. Очевидно, чтобы хоть отчасти нейтрализовать и сгладить недовольство народа заключаемым пограничным договором с Россией. Договор этот, в заключении которого главную скрипку играет именно Народная партия, сильно подпорчивает её реноме как «латышской», «национальной» и «консервативной» силы.

Чтобы разубедить народ в своей «прорусскости», а, с другой стороны, не разозлить накануне подписания договора Россию, ею были избраны уже привычные мальчики для битья – политические партии латвийских русских. Вот выдержки из интервью Кристианы Либане-Шкеле (КЛШ) в номере LA за 8 февраля.

Надежда вернуть Абрене маленькая, но всё-таки есть

«Народная партия имеет свою идеологию, – парирует КЛШ вопрос с подковыркой со стороны журналистов об отсутствии у НП идеологии. – Руководство партии действительно консервативные люди [за которых они себя выдают]. Это традиционалисты, основательные и работящие. Не с изысканным, но с ясным и простым мышлением и образом действия. /.../ Такова консервативность в латышском исполнении».

«Более достоин уважения тот, кто [имеется в виду премьер Калвитис] берёт быка за рога и не боится говорить горькую правду [которую КЛШ предпочитает не расшифровывать, чтобы не злить читателей]. В свою очередь правда протестантов, скорее всего, в том, что даже если бы произошло чудо и Абрене удалось бы вернуть, редкий из них поехал бы обживать эту территорию, олатышивая среду, борясь с нищетой и реально тратя свои годы и физические силы. Также и Европа нынче не заинтересована менять границы. У нас нет союзников в этом вопросе. Поэтому Калвитис говорит – сделаем, что можем, солидно и корректно, конечно, с надеждой на будущее. Может быть, когда-нибудь какая-нибудь компенсация или обращение во благо происшедшей несправедливости станут возможными. Очень хорошо, что латвийская сторона попыталась выработать столь изощрённый и филигранный текст закона, что мы, однако же, оставляем эту возможность на будущее и не позволяем ни себе, ни другим о ней забыть».

«То, что мы когда-нибудь ещё вернём территорию Абрене или компенсацию за неё, не совсем нереально, хотя и очень маловероятно. Из-за этой маловероятной возможности не делать ничего? Это как раз то, что защищают волокитчики. Усядемся и будем ждать у моря погоды».

Место русских партий – на подпевках

Журналист выражает КЛШ тревогу, что Россия может заодно потребовать дать право негражданам голосовать на муниципальных выборах.

«Слава Богу, наш премьер – Калвитис, а он уже сказал, что не поддерживает эту [высказанную недавно также одним из латвийских политиков] инициативу, – отвечает КЛШ. – У неграждан есть все возможности натурализоваться, это же так естественно. Для волнений причин нет. Калвитис же сказал: на дадим этих прав негражданам, и всё».

Журналистов интересует позиция «рядового члена партии» Андриса Шкеле о необходимости сближения с Центром согласия, которая так взволновала многих латышей.

«...Он, – разъясняет КЛШ позицию своего мужа в громком интервью в газете Diena сразу после выборов, – рекомендовал всего лишь дискутировать на эту тему. /.../ Так называемые левые [так на латвийском новоязе называются русские] партии частенько пробуют расшатывать позиции нашей государственности и добиться каких-то либеральных подходов, к примеру, в сдаче экзаменов на натурализацию. На этот счёт никаким договорённостям и соглашениям не бывать, – успокаивает латышского читателя КЛШ. – Но есть ещё экономические вопросы, финансы, налоговая политика. В этих темах эти левые на самом деле совсем не левые/.../. Знать, как готовятся голосовать русскоязычные партии, и о том, что происходит в их рядах, гораздо ценнее напрямую, чем из русских газет».

Однако латышских журналистов слишком пугает возможность вхождения русских во власть, и они спрашивают, допускает ли КЛШ вхождение в правительство Центра согласия.

«Я бы такого не утверждала,» – отвечает КЛШ, однако журналисты настаивают на более определённом ответе, и КЛШ развивает свою мысль:

«В другом Сейме и при другом составе депутатов, если с математической точки зрения внезапно возникло бы совершенно безвыходное положение, то тогда я не могу исключать, что какая-то их поддержка в той или иной форме могла бы быть. В этот раз была возможность составить нормальное [без русскоязычных партий], разумное и правое правительство. Латвийская политическая ситуация достаточно сложна, чтобы я могла бы, положа руку на сердце, поклясться – никогда и ни при каких обстоятельствах. В этом смысле я согласна с Андрисом [мужем Андрисом Шкеле], что какая-нибудь парламентская дискуссия с ними необходима. /.../ В то же время в принципиальных национальных вопросах нет и речи о хоть какой-либо уступке [русскоязычным]».

Латышские журналисты не успокаиваются и вымогают у КЛШ ответ, что это за «принципиальные вопросы», и та заключает:

«Условия приобретения гражданства, латышский язык как единственный государственный язык и права выбирать только гражданам».

Боремся с коррупцией, как, не могу вспомнить

В Латвии есть шутка, что борьба с коррупцией означала бы для Народной партии подрыв её основ. Журналисты напомнили КЛШ, что на последнем съезде Народной партии она сказала, что надо перенимать лозунги партии «Новое время».

«Я сказала, что не нужно бояться говорить о затрагиваемых «Новым временем» темах и не нужно позволять им их монополизировать. Тут надо дать гораздо более деловое предложение, как бороться с той же коррупцией. Скандалы и аресты не единственный способ борьбы».

Где же эти предложения от Народной партии, спросили журналисты, и КЛШ ответила:

«Пока что они выражаются в правительственных предложениях. Я не вижу оснований их завуалировать. Их много, и нужно открыто сказать, что это предложения Народной партии. Но, возвращаясь к сотрудничеству с «Новым временем», которое я никоим образом не хочу уничижать – ну, предположим, «Новое время» полный пафоса ритор. А Народная партия – опытный реальный политик. Им трудно сотрудничать. Различные подходы, отношение, образ мышления. И, без сомнений, они неудобны друг для друга как партнёры».

Ни одного из якобы многочисленных предложений Народной партии по борьбе с коррупцией жена олигарха и Номер 2 в Народной партии припомнить так и не смогла. Закончила же интервью пожеланием, чтобы следующий президент Латвии был бы по-скандинавски глубоко демократичным, ездил бы на велосипеде и в общественном транспорте. Впрочем, вряд ли КЛШ приехала в редакцию на троллейбусе. Несколько лет назад она попала в автоаварию, будучи за рулём Audi A 4, записанном на её брата. Спозировала для интервью КЛШ в очень богатой меховой шубе, которая, судя по всему, стоила дороже, чем вся одежда вместе взятая, что была на интервьюировавших её журналистах.

Рекомендуем на данную тему:

Шкеле о русских, Березовском и других олигархах