Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Борис Карпичков: Исповедь глупого "камикадзе" - вызываю огонь на себя

Документальный детектив (Окончание)

  

(picture 1)
Этот документ для шпионской работы в Москве использовал Борис Карпичков.

(picture 2)
Этот документ для шпионской работы в Москве использовал Борис Карпичков.

Глава – 4

Об интересе британских спецслужб к Б.Березовскому и Р. Абрамовичу

В начале-середине 2000 года, то есть за год-полтора до появления обоих олигархов в Соединённом Королевстве на меня в Лондоне под различного рода идиотскими соусами, как сговорившись, вдруг начали выходить местные британские спецслужбы под вывесками нескольких «компаний коммерческой безопасности». Встречавшиеся со мной оперативники из МИ5, МИ6 и еще ряда подобных «благотворительных организаций» (типа – «спецслужбы МВД» - есть у них в Британии такая «конкурирующая фирма» – Special Branch of the Home Office, функции которой во многом схожи и зачастую дублируют сферу деятельности британской контрразведки – МИ5), открыто интересовались любой информацией на Березовского и Абрамовича.

Тогда же мне попали в руки документы. Из них следовало, что оба олигарха уже в ту пору находились в плотной оперативной «разработке», осуществляемой британской разведкой и контрразведкой, которые пытались найти на них любой компромат. У меня до последнего времени по «каким-то» причинам продолжало оставаться устойчивое чувство, что бравые британские «джеймс бонды» при этом делились добытой информацией с российскими коллегами. Не зря, видимо, Путин с Блэром чуть ли ни в уста целовались на всех официальных встречах. Взаимное сотрудничество «правоохранительных органов обоих стран и сейчас, если верить прессе, находится «на очень высоком уровне».

В Британии равнодушны к опасности «Идущих вместе»/«Наших»

Первичный результат моего частного расследования активности этих движений (к слову, тогда я был категорически против этого, считал, что преждевременно) был опубликован на страницах британской газеты The Sunday Times в заметке “Redgrave hit by Russian rent-a-mob” от 2-го января 2005. Чуть погодя укороченный перевод статьи появился на вебсайте www.inopressa.ru. Как бы то ни было, но я не был доволен таким развитием событий. По-моему, подавляющее большинство британских журналистов тем только и занимается, что стремятся получить в свои руки сенсационные эксклюзивные материалы, после чего по-быстрому, без какого-либо серьезного расследования, просто «бабахнуть» ими, а затем хоть «трава не расти», как говорится. По-настоящему «копать» никто не только не хочет, но и вряд ли способен. Неудивительно, что упомянутая публикация не просто очень сильно скомпрометировала ход моего расследования, но и поставила под серьезную угрозу мою жизнь.

Спустя некоторое время сами же журналисты из той же The Sunday Times мне передали, что на их официального представителя в Москве – Марка Франчетти (Mark Franchetti) практически сразу же после статьи под дурацкими «легендами» стали выходить некие «товарищи», допытываясь и стремясь выяснить у него источник информации для той статьи. По тем формам и методам «интеллектуальной обработки», которой подвергся представитель The Sunday Times в Москве, допускаю, что с ним контачили оперативные сотрудники российского ФСБ, чтобы установить личность «предателя».

После той статьи об «идущих» в Лондоне с середины 2005 года вся их публичная активность была по-быстрому свернута. Зато они переориентировались на получение информации на Березовского, Литвиненко и Закаева, и изучение мест их наиболее частого посещения и встреч, маршрутов передвижений и прочих, на первый взгляд, «невинных» деталей.

После того, как мне стало известно, что жизням Березовского, Литвиненко и Закаева есть угроза, я посчитал нужным предупредить их об опасности. Не сочтите меня этаким «прихлебателем», или «сочувствующим», кто подобным образом решил поправить свое финансовое положение. Либо типом, кто бог знает еще по каким соображениям поддерживал названных лиц. Это вовсе не так. Даже более, в отличие от того же Литвиненко, не могу сказать, что я также трепетно относился к Великобритании, как и он, равно как не могу утверждать, что разделял все их взгляды и убеждения. Но собранные мною материалы свидетельствовали о реальной угрозе жизни этих людей, и в декабре 2004 года я встретится с одним их «посредником» (так, во всяком случае, он раньше мне представлялся), неким господином John Underwood, являющимся директором лондонской PR-компании “CLEAR” (Communication Consultancy & Training), расположенной в районе Farringdon, что в центре Лондона. Я прежде мельком встречался с ним и был в курсе, что он, а также адвокат - George Menzies, в частности, помогали Литвиненко и его семье с их иммиграционным делом. Вот как раз м-ру Underwood я и показал полученные мною материалы в отношении надвигающейся опасности для Березовского, Литвиненко и Закаева. Предложил ему также и дополнительные сведения.

Однако, как он мне впоследствие ответил по е-майлу, моя информация его «клиентов» не заинтересовала. А зря. Кто знает, может быть, смогли бы Литвиненко и Политковская избежать гибели?

В последней связи может также возникнуть законный вопрос, а почему я, собственно, обладая такими сведениями, не обратился напрямую в соответствующие «органы», «куда следовало бы»? Отвечаю. Обращался. С незапамятных лет за пинтой пива/бокалом джи-и-и-ин-тоника, на «приятельской» основе я иногда виделся с неким «эксом» (так он меня, во всяком случае, уверял, что он - «экс») из британской МИ5. Я как-то упомянул ему и о своем частном расследовании. Он заинтересовался.

Встретившись через пару дней, как и уговаривались, я передал ему материалы своих «изысканий». Полистал их, он очень заинтересовался и пообещал непременно поставить в известность «коллег». Хотя это я уже погодя только понял, что скорее всего, просто «заныкал» он мою информацию, не стал никуда докладывать, но прочел «от корки до корки», это уж определенно. Он снова позвонил мне и без умолка трезвонил о «важности» добытых сведений. Но единственный вопрос, который больше всего его заботил, был: как с моей помощью ему можно было бы пристроиться на хлебную должность того «свадебного генерала» этой «политической организации» в Лондоне?

Никаких уточняющих вопросов, которые непременно должны были появиться у нормального оперативника, у него не возникло. Поэтому я решил больше не рыпаться в своих идиотских порывах чем-либо пытаться «помогать» «доблестным» британским спецслужбам.

Равно как и к представителям британской прессы. Почему? Снова объясняю. В конце концов просчитав, что я и был тем «изменником», кто «слил» на них информацию в The Sunday Times, в мае 2005 года я сам получил угрозы в свой адрес, которые мне были переданы одним из «активистов» «идущих» в Лондоне. Я попытался предложить свою информацию ряду британских газет. Каков был ответ?.. Могильная тишина. Исход был такой, как обычно происходит, когда британская пресса предпочитает поступать, когда они по тем или иным причинам «не хотят ничего видеть и слышать», многозначительно молчат и делают вид, что «проблема вообще не существует».

В последней связи я просто решил «заткнуться», как мне, в общем-то, и было «настоятельно рекомендовано». Что затем произошло сначала с Политковской, а затем и с Литвиненко, не мне рассказывать.

Британская полиция не хочет искать убийц Литвиненко

Я предложил свою помощь британской полиции в опознании убийцы Литвиненко, а они мою просьбу вообще проигнорировали. История такова.

The Times от 20 января 2007 года писала, что британской полиции, её спецподразделению по борьбе с терроризмом Counter Terrorism Command (SO15) Metropolitan Police Service New Scotland Yard, удалось идентифицировать предполагаемого профессионального киллера Литвиненко. Через свои связи из числа тамошних репортеров я обратился с предложением к британским правоохранительным органам участвовать в опознании убийцы. В ходе моего частного расследования активности «идущих» в Британии у меня были фотографии 15-20 лиц и запись скрытых видеосъемок. Некоторые подпадали под словесное газетное описание предполагаемого «исполнителя».

В силу ряда приведенных выше признаков у меня, как было принято в бытность работы в «конторе» говорить, «имелись основания предполагать», что один из ранее попадавших в объектив моей камеры «деятелей», не исключено, мог оказаться как раз этим киллером. Киллер, судя по известным о нём фактам, мог не просто неоднократно бывать в Великобритании, но и некоторое время даже жить там. Нет, я ни в коем случае не смею утверждать что мне известна личность убийцы, но, с другой стороны, это установленный факт, что среди основных «целей» негласной «разработки» «идущих» в Лондоне как раз находились Закаев, Литвиненко, Березовский.

К тому же, опираясь на отрывочные доступные данные, публиковавшиеся в газетах, усматривалось, что Литвиненко прежде пытались отравить, как минимум, дважды, еще в середине октября 2006 года.

Будь я сам на месте детектива или оперативника, кому было поручено такое «резонансное» дело, я бы хватался и проверял любую мало-мальски серьезную версию, тем более такую, которая не требует особых усилий.

Какова была реакция на мое предложение? Отвечаю – никакой.

Убийце(цам) Литвиненко пришлось действовать не у себя «дома», а за границей, в столь «специфической» стране, как Великобритания, которая считается чуть ли не самой «безопасной» во всей Западной Европе, где практически на каждом углу установлены системы видеонаблюдения.

Не исключено, никому из числа официальных лиц, ни в Британии и, уж тем более, в России, не то что не нужен, а даже невыгоден и опасен реальный результат расследования этого ужасного преступления.

Ведь, если подтвердится факт, что Литвиненко был убит сотрудниками российских спецслужб, это же самый настоящий международный скандал с далеко идущими политическими и экономическими последствиями как для России, так и для Великобритании, который может привести не только к серьезному ухудшению дипломатических отношений, но послужить основанием для ввода радикальных санкций с обеих сторон.

Одни только финансовые потери, в случае возможного расторжения российским государством контракта с “British Petroleum”, могут не только принести сотни миллионные потери для британского правительства, но и ощутимо ударить по карманам и личным счетам первых лиц страны. Если добавить к этому персональные интересы вполне конкретных высокопоставленных сотрудников британских (МИ5) и американксих (ЦРУ) спецслужб, напрямую сотрудничающих в России с полугосударственной “Альфа-групп”, а также рядом прочих нефтегазовых российско-британских совместных «коммерческих» предприятий, то возможные убытки могут быть колоссальными. Что по сравнению с этими сотнями миллионов барышей стоит чья-то жизнь? Того же Литвиненко?

И российские, и британские «компетентные» органы знают и умеют грамотно прятать концы в воду, взять, для примера, хотя бы «загадочное самоубийство» в Англии британского эксперта по химическим вооружениям в Ираке, доктора Келли (Dr Kelly). Что до России, здесь и вовсе говорить не приходится – там в ФСБ, да и в генпрокуратуре до сих пор сидят самые настоящие «виртуозы своего дела», кто прошел «академии» по «профессиональному» сокрытию истины.

Не зря, ведь, та же генпрокуратура (равно как и адвокатура, суды, а также прочие структуры минюста России) с незапамятных времен находятся в ведении и «курируются» по «контрразведывательной линии» той же ФСБ (если вдуматься в суть, то нонсенс полнейший). Тем не менее, именно ФСБ, как главенствующая российская спецслужба, фактически неформально влияет и негласно манипулирует в выгодном ей и высшим кремлевским «боссам» ключе всей системой «предварительного следствия и правосудия» в России. Представляется, как раз поэтому-то и была так оперативно подключена генпрокуратура России к «расследованию» дела об убийстве Литвиненко, для того чтобы напрочь запутать, спрятать все следы, ведущие к настоящим организаторам и исполнителям этой неофициальной «казни».

В последней связи опубликованные недавно бредовые идеи вероятного обмена, на сегодняшний день, главного подозреваемого британскими властями российского гражданина Лугового на получившего убежище в Великобритании Березовского являют собой всего лишь один из этапов в этой «игре полного абсурда». Как уже было четко заявлено, Россия не выдает своих граждан другим государствам ни при каких обстоятельствах. Что касается Березовского, и это тоже очевидно, у России также нет никаких шансов получить его обратно, да и российские «законники» это сами хорошо понимали, когда неофициально зондировали такую возможность, прекрасно осознавая, что даже сама по себе постановка вопроса таким образом невозможна – ни с международно-правовой, ни с политической точки зрения.

Судя последней публикации в The Sunday Times от 28 января 2007 года, аж 12 дней тому назад представители из антитеррористического подразделения, формально проводившего расследование, уже были осведомлены, что дело, вероятнее всего, будет прекращено.

Глава – 5

Британия сговорилась с Россией не искать убийц Литвиненко

Дополнительно, не вдаваясь в нудные подробности, также хотелось бы немного остановиться на недавно упомянутой моим бывшим коллегой по «конторе» - Олегом Гордиевским, информации относительно паспорта (или паспортов), которыми пользовался при въезде в Великобританию предполагаемый убийца Литвиненко, а также впоследствии, когда киллер покидал пределы королевства.

После событий 11/09/2001 система обеспечения воздушной безопасности радикально усилилась.

Какого бы «превосходного качества» ни был бы «напечатанный» поддельный паспорт, как бы он ни «звенел», ни «светился» во всевозможных лучах (ультрафиолетовых и инфракрасных), и даже в том случае, если такая «липа» выглядит как «конфетка», все это уже больше не играет никакой роли. Да, действительно, таким образом можно было практически беспроблемно «путешествовать» еще даже в конце 90-х. Я сам за время своей предыдущей шпионской «карьеры» неоднократно имел в распоряжении и использовал по нескольку паспортов различных государств – советские, латвийские, эстонские и пр. Однако после известных событий 11-го сентября большинство стран мира приняло «машиносчитываемые паспорта» (Machine Readable Travel Documents – MRTD – их ввод описан в Документе 9303 ICAО, в главе Machine Readable Passports), и манипуляции с паспортами больше не работают. Практически невозможно въезжая в страну, предъявить один паспорт, а, покидая ее, – другой.

Дело об убийстве Литвиненко очень полюбовно, по-тихому, почти «по-дружески» хоронится как Россией так и Великобританией. Не могу не согласиться с Олегом Гордиевским. Он в одном из интервью тоже был скептичен по отношению к британским правоохранительным органам.

Ещё одна загадочная смерть ещё одного «предателя»

Не выдерживает никакой критики и то, каким образом ранее с очень большой неохотой, лишь вскользь, как в западной, так и в российской прессе преподносился факт еще одной «загадочной» смерти – на этот раз, сотрудника российской дипломатической миссии Александра Пономарева 30 октября 2006 года, несомненно, непосредственно связанной с убийством Литвиненко. Коллеги Пономарёва, вероятно, сочли предательством планировавшиеся Пономарёвым действия, из-за чего он, возможно, и погиб.

Пономарев, как я вычислил по моей информации через британских журналистов и косвенным данным, был не только дипломатом, но и кадровым сотрудником СВР. За день до своей гибели Пономарев планировал 1-го ноября встретиться с Литвиненко и с его итальянским «контактом», «профессором» Марио Скарамеллой. Пономарев должен был сообщить некоторые детали обстоятельств преднамеренного доведения российскими властями до финансового краха «нефтяной» структуры «ЮКОС»/«МЕНАТЕП», приведшей к последующему осуждению и тюремному заключению Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Представляется, одним из наиболее солидных фрагментов этих сведений могла стать информация, касающаяся действительных причин ещё одной «загадочной» смерти – крушения в Англии (в Дорсете) в марте 2004 года исправного вертолета с адвокатом-миллионером Стивеном Кертисом (Stephen Curtis), временно исполнявшим обязанности управляющего «ЮКОСа»/«МЕНАТЕПа» после ареста Ходорковского. Вероятно, у Пономарева имелись веские доказательства, которыми он собирался снабдить Литвиненко.

Видится, сотрудники «внутренней контрразведки» российского посольства, в основные задачи которой, как известно, входит выявление, пресечение и локализация ситуаций, могущих привести к утечке государственных секретов, либо чреватых разглашением «ущербных» материалов, «просчитали» и серьезно оценили угрозу «предательства», раз решились пойти на столь радикальные меры, как физическая ликвидация. Причем обоих участников этих опасных для российских спецслужб контактов – как Литвиненко, так и Пономарева.

Вечером, накануне назначенной со Скарамеллой и Литвиненко встречи, Пономарев, находясь на оперном спектакле, неожиданно почувствовал себя плохо. По возвращении домой у него возникла необычайно сильная жажда, он выпил несколько литров воды и вскоре скончался. Характерно, что в качестве «стандартного медицинского диагноза» относительно причин смерти Пономарева была объявлена «острая сердечная недостаточность/обширный инфаркт». Вместе с тем все сопутствующие признаки и симптомы прямо указывали на отравление либо радиоактивным элементом, или талием.

Насколько известно, никакого официального расследования по факту смерти Пономарева ни британской полицией (в силу того, что у него был дипломатический статус), ни российскими властями не начиналось. Тело 41-летнего Пономарева (кто, согласно заявлений его ближайших родственников, никогда при жизни не жаловался ни на какие сердечные проблемы и был абсолютно здоров) в спешном порядке было переправлено в Москву, где никакого вскрытия не назначалось, экспертиза не проводилось, а останки Пономарева по-быстрому были захоронены.

Попытки британских спецслужб заставить на них работать

На мой вгляд, в Британии уже не осталось таких классных специалистов, какие описаны в документальном романе «Шпионолов» (“Spy Catcher”) бывшего сотрудника МИ5 Питера Райта (Peter Wright). На смену пришла «волна» наглых, беспринципных, самоуверенных в своей «исключительности» и правоте дилетантов.

Один такой «деятель» по имени Ник Дэй (Nick Day), ранее разрекламированный широкой публике на ТВ канале БиБиСи, как «бывший сотрудник МИ5» и один из главных «консультантов» дешевого сериала под названием “Spooks” (“Шпионы”), в прежние годы нахрапом пытался вербовать меня «стучать» на британские спецслужбы. Вовсе не скрывая своей принадлежности к оперативникам британской МИ5, этот «гений» в открытую шантажировал меня тем, что ставил в прямую зависимость исход рассмотрения моего заявления на убежище в Британии от факта негласного сотрудничества с местной разведкой/контрразведкой.

Не знаю на кого как, но на меня всякая форма давления всегда действовала противоположно тому, на что Nick Day и ему подобные «психоаналитики» рассчитывали. Не вдаваясь в скучные детали добавлю лишь, что конечный «результат» моего обращения по поводу предоставления убежища и защиты в Англии, таким образом, был для меня вполне «предсказуем».

Знаю, что все это кажется неправдоподобным, однако, несмотря на то, что Высший Королевский Суд Великобритании в июне 2002 года своим решением, базируясь на политических аспектах дела, закрыл экстрадиционную процедуру против меня, ранее, в сентябре 1999 года, начатую латвийской стороной, тем не менее, это вовсе не означало, что британские власти предоставили мне какую-либо форму государственной защиты.

В отличие от Березовского, Закаева, Литвиненко и иже с ними, как известно, получившими статус беженцев в Англии, британские официальные органы не сочли нужным вообще принять какое-либо решение по моему делу. Если быть совершенно конкретным, то мой файл вместе со всеми материалами, касающимися заявления на убежище в Великобритании, просто был по-тихому «потерян» британскими спецслужбами, «пропал с концами», «испарился» из ведомства, где он поначалу находился на рассмотрении.

Потому как, видимо, неспроста совершенно ясно дал мне понять еще в 2000 году тот же мерзавец из МИ5 Nick Day, что в случае, если я откажусь с ними сотрудничать и не буду “податливым, такое опрометчивое поведение негативно скажется на решении относительно твоего заявления на убежище. Так что будь осторожен в своем выборе, это - твоя жизнь”, – именно так «доходчиво» разъяснил мне мои «радужные» перспективы в Англии этот нахальный шантажист.

В качестве дополнительного «стимулирующего мотива» мне было указано на то, что оперативники МИ5 в состоянии и легко могут оказать влияние на «независимых» (во всяком случае, именно так они о себе мнят) работников иммиграционного управления (Immigration and Nationality Directorate - IND) министерства внутренних дел (Home Office), в чьи непосредственные обязанности, собственно, должно входить рассмотрение и принятие решений по делам, касающихся обращений о предоставлении политического убежища в Великобритании.

Интересно, что, видимо, стремясь по максимуму «впечатлить» меня, уже на первой встрече Nick Day сразу же показал мне свою «полную осведомленность» в этой области, назвав имя и фамилию конкретного делопроизводителя из IND, у кого в действительности в тот период времени находились материалы моего заявления. В общем, думается, тут нечему особо удивляться, что дальнейшие «перспективы» и «результат» моего иммиграционного дела были предрешены и сделаны в духе «гуманной» британской «системы».

Характерно, что в качестве основного «аргумента», послужившего основанием для того, чтобы сначала отказать мне в убежище, а затем уж и по-тихому полностью «похоронить» мое дело, которое должно было быть направлено на рассмотрение в иммиграционный апелляционный трибунал, «гении» из британских спецслужб как раз и использовали предлог «недоверия», сославшись на то, что им «непонятны» и «подозрительны» обстоятельства моего обращения за содействием к властям Великобритании. Тем не менее, такое «дружеское» отношение, насколько могу судить, ничуть не помешало Nick Day затем вполне успешно пристроиться в России к солидной денежной «кормушке» и наладить «плодотворные бизнес-контакты», входя в близкий круг «консультантов» полугосударственной «Альфа-групп».

Вместе с тем, существенным моментом во всем сказанном выше является факт того, что, судя по всему, российские-то спецслужбы, с такой бесцеремонностью орудующие в Британии в последние годы (убийство Литвиненко – один из наиболее ярких тому примеров), уже хорошо оценили, прочувствовали и приспособились к новым условиям, что и позволяет им действовать в Англии, как им заблагорассудится.

Я вовсе не утверждаю, что российские СВР и ГРУ вообще прекратили свою оперативную работу с позиций посольских резидентур. Но, как представляется, к методам их активности добавились и такие формы шпионажа, как работа «изнутри», с позиций пост-«совковых» коммерческих структур, достаточно широко представленных в Британии, а также через лиц, являющихся жителями/гражданами так называемого «ближнего зарубежья», республик Прибалтики, прежде всего, которые, как известно, с мая 2004 года стали полноправными членами Евросоюза.

Российские СВР, ГРУ и, несомненно, ФСБ, такими преимуществами пользуются с лихвой, а вот британские «супершпионы» и «сыскари» этих новых «перемен» и «открывшихся возможностей» явно «не догоняют».

Осознаю, что этой историей могу создать себе дополнительные проблемы и навлечь серьезные неприятности. Однако, с другой стороны, жутко надоело, даже не жить, а существовать, в той обстановке обмана, лицемерия и пустых слов, которые постоянно окружали меня в последние годы.

Да и сколько, в конце концов, можно молча, как бессловесному животному, сидеть и «заглатывать» весь этот пропагандистский понос, корчить вид, что вокруг тебя ничего не происходит, что «все в порядке», что «все ПУТЕМ». Не знаю зачем, почему я это делаю, равно как прекрасно понимаю, что для меня последствия моих «неосторожных» высказываний, скорее всего, могут привести точно к такому же «результату», что и с Литвиненко. Тем не менее, ничего не могу с этим поделать и, поэтому, поступаю так, как считаю должен действовать.

Рекомендуем на данную тему:

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Глава - 3)

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Глава - 2)

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Глава - 1)

Борис Карпичков о чекистах в Сейме

Борис Карпичков продолжает свои разоблачения

Борис Карпичков расскажет о схеме «сотрудничества» Лучанского с Лембергсом