Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Борис Карпичков расскажет о схеме «сотрудничества» Лучанского с Лембергсом

Роман Исайчев

  

(picture 1)
Статья о Борисе Карпичкове в газете The Indepenrent.

(picture 2)
Борис Карпичков расскажет, как британские спецслужбы (контрразведка – МI5), используя методы откровенного шантажа и угроз, пытались выманить у него определенные сведения.

Бывший сотрудник КГБ ЛССР Борис Карпичков готовит очередную «порцию» разоблачений.

- Если конкретно, то у меня уже почти закончен текст одной книги, - говорит Борис Карпичков. - Озаглавил я ее «Восемь лет в стране кривых зеркал». Начал ее писать пять-шесть лет тому назад, в начале 2000 года, несколько месяцев спустя после того, как меня из Брикстонской тюрьмы (Her Majesty Brixton Prison) выпустили (случилось это в конце ноября 1999 года).

- Что заставило вас взяться за написание мемуаров?

- В прежние годы в латвийской (да и не только) прессе было много публикаций обо мне. И, если честно, ни одна из них не была точной. Всегда присутствовали какие-нибудь опечатки, искажения, неточности, непроверенные сплетни, а порой даже и густо замешанная ложь. Да и чего тут удивляться? Потому как, согласно моим персональным «познаниям», главным редакторам многих изданий есть что скрывать из своего «боевого» прошлого. Я знаю об этом, да и им тоже известно, что мне известно. В общем, как говорится, «теплые» отношения взаимны.

Сильно задела меня и газета «Бизнес&Балтия». И не только из-за известной фотофальшивки (см. публикацию "Борис Карпичков продолжает свои разоблачения"). Дело в том, что за пару недель до моего ареста в Лондоне меня крупно подставила журналистка этой газеты Ирена Полторак, когда я ей как-то позвонил из Великобритании. Мы с ней и прежде периодически созванивались. Но в последний раз, а случилось это примерно в начале сентября 1999 года, она, во-первых, не скрывала, что ее телефон находится на контроле латвийских «правокарательных» органов и что они записывают нашу с ней беседу (это, кстати, осуществлялось при ее непосредственном участии). И что, на мой взгляд, само по себе было не очень порядочно с ее стороны (например, могла бы просто сказать, что не может больше со мной общаться, и все на этом).

Но самым огорчительными для меня были слова Полторак: «Ну что же я могу поделать, Борис? Вы же знаете, каждый умирает в одиночку!» Что мне тут добавить? Конечно же, я знаю эту поговорку и именно в данной связи, все последующие годы по максимуму старался оградить себя от всяких контактов как с Латвией так и с Россией.

- Так о чем мы вскоре узнаем?

- Много информации относится к моему «московскому» (1997) периоду, когда я был вынужден «трудиться» в интересах латвийской полиции безопасности и американского ЦРУ в «коммерческой совместной структуре» Лучанского-Лескова в Москве. В частности, о том, кто, как и когда «заказывал» убийство тогдашнего генпрокурора Латвии Яниса Скрастиньша.

Будет там глава о связи Лучанского с сыном «странным образом» почившего в ноябре 1991 года скандально известного английского мультимиллионера – Роберта Максвелла (Robert Maxwell) – Кевином (Kevin Maxwell). Отмечу, что Роберт Максвелл фигура в Англии такого же уровня, какой прежде являлся Александр Лавент.

Насколько известно, до недавних пор имелось несколько версий о причинах загадочной смерти Роберта Максвелла. По одной, он был убит английскими спецслужбами, по другой – израильским МОССАДом, по третьей – российской разведкой. Однако самым интригующим моментом в этой до сих пор темной истории являлось то, что со смертью Роберта Максвелла его финансовая империя практически рассыпалась как карточный домик. Как бы то ни было, но никому, ни единой британской спецслужбе, никакому фискальному органу не удалось выяснить, куда же подевались все те сотни и сотни миллионов британских фунтиков, собранных в прежние годы Максвеллом с доверчивых британских жителей. Однако примерно через год-полтора после гибели Роберта Максвелла, один из его сыновей – Кевин (к тому времени официально признанный банкротом), в строго конфиденциальной переписке предлагал крупные финансовые «вливания», как бы вы думали кому? Гарику Лучанскому. Причем, в данном случае, речь шла об очень «конкретной» сумме, исчисляемой сотнями миллионов долларов.

Следующей, не исключено, любопытной темой может стать глава о сущности связей Лесков и Лучанского с целой «плеядой» одиозно известных российских «авторитетов» и «бизнесменов». С такими, как Вячеслав Иваньков («Япончик»), Сергей Михайлов («Михась»), Анатолий Быков, Алимжан Тохтахунов («Тайванчик»), Ватчик Петросов, Александр Варшавский, Сэм (Семен) Кислин. Последние трое, до недавних пор обитавшие в США, считались там весьма «респектабельными» предпринимателями. Так, в частности, имя Сэма Кислина неоднократно фигурировало в связи с финансировованием предвыборных кампаний тогда еще только баллотировавшегося на пост мэра Нью-Йорка Руди Джулиани (Rudy Giuliani), Клинтона-Гора (Clinton-Gore), сенатора от партии демократов Charles Schumer, а также сенатора от республиканской партии Alfonse D’Amato. Кроме того, видимо, по «чистой случайности», имя Сэма Кислина в предыдущие годы являлось субъектом серьезного расследования, проводимого американским ФБР в связи с его прямыми контактами с «признанными» лидерами «русской мафии».

Расскажу также об одном, прежде не упоминавшемся документе, подготовленном лично Лесковым. Относится он к концу 90-х годов. Речь в нем идет о формах влияния и «побуждающих мотивах», касающихся «стимулирования» деятельности «непонятливых» Репше и Римшевица (прежде, как известно, соответственно, являвшихся президентом и вице-президентом латвийского Госбанка). Кроме того, в том же документе достаточно четко «прописана» возможность оказания неофициального давления на еще одного «выдающегося» латвийского «деятеля» - Андрея Пантелеева, а также незамысловатая схема «сотрудничества» Лучанского с Лембергсом.

- Почему вы решили публиковать мемуары именно сейчас?

- Надоело быть этаким «козлом отпущения», лицом, на которое можно было без счета «вешать всех дохлых собак». Поэтому и решил, что настала пора стране узнать имена своих «настоящих героев». Кроме того, думается, что простые, нормальные люди должны знать правду, в отличие от того, чем им постоянно пытаются промывать мозги официальные власти. Каюсь, никогда не считал себя «суперменом» и не был им в своей предыдущей жизни. Всего лишь занимался тем, в чем был уверен. Но вместе с тем, никогда никого не убивал – чего не могу сказать о ряде моих бывших «коллег» и «соратников» (как по «конторе», так и по последующему «бизнесу»). И, несмотря на уже давно не юношеский возраст, тем не менее, до сих пор все еще, видимо, не утратил в себе определенных по-идиотски наивных качеств, которые совершенно несовместимы с моей прежней деятельностью, и которые зачастую приносили мне только огромные проблемы и разочарования.

Рекомендуем на данную тему:

Борис Карпичков о чекистах в Сейме

Борис Карпичков продолжает свои разоблачения