Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Латышская двухпартийная система умерла

Мирослав Митрофанов

  

(picture 2)
Мирослав Митрофанов, депутат ЗаПЧЕЛ. Фото с сайта www.zapchel.lv.

Ключ к победе был у третьей силы

В 2002 году, по итогам выборов 8-го Сейма, в латвийской политике возникла новая ситуация – две равные по силе латышские партии - "Новое время" и "Народная партия» вступили в схватку за контроль над государством.

Прочие латышские партии были однозначно слабее и воспринимались только как младшие члены любой правящей коалиции, основу которой формирует одна из двух «роз». Сходство со средневековой Англией усиливал тот факт, что партии идеологически мало чем отличались, а война явно затягивалась. Успех попеременно сопутствовал то одной, то другой стороне, и все стандартные комбинации для формирования правящего большинства были просчитаны и не обеспечивали стратегического преимущества ни одной стороне. Неизбежно должен был наступить момент, когда одна из воюющих партий должна была обратить внимание на ресурс, который ранее не использовался: голоса русских депутатов Сейма. А таковых на начальном этапе было аж 25 (в единой фракции ЗаПЧЕЛ в 2002 году)! Вес ЗаПЧЕЛ был сравним с таковым каждой из двух противостоящих латышских партий. Эта третья сила на тот момент была способна обеспечить стратегическое доминирование либо для «Нового времени», либо для «Народной партии».

Этнократия могла скоропостижно закончиться

Нельзя сказать, что в далеком сейчас уже 2002 году никто из латышских политиков не задумывался над таким поворотом. Привлечение в правительство единого и сильного ЗаПЧЕЛ означало бы неминуемый конец этнократической Второй Республики и начало двухобщинной Третьей Республики. На первом этапе цена поддержки ЗаПЧЕЛ могла быть достаточно скромной – отмена реформы русских школ, однако логика политического процесса заставила бы в дальнейшем идти на новые уступки, в том числе в вопросах гражданства и языка. Ну, и конечно – делиться всяческими ресурсами, которые до того долгие годы успешно распределялись в узком кругу латышских политиков и олигархов. Ни первым, ни вторым делиться не хотелось, как не хотелось и отказываться от тепличных условий этнократии. Поэтому кто-то в 2002-2003 годах осуществил успешную операцию по ослаблению ЗаПЧЕЛ. Цель операции - довести третью силу до такого размера, когда она уже не может соблазнить своими голосами «нежелательную» латышскую партию и без предъявления политических условий пойдет на службу к «правильной» партии.

Логика народников: разделяй и пользуй?

Эх, если бы удалось поймать и допросить Юрканса с пристрастием, на предмет того, кто же на самом деле уговорил его развалить ЗаПЧЕЛ! Вокруг Юрканса в 2002 крутились «доброжелательные советчики» от обеих воюющих партий, что оставляет простор для гипотез. Но если смотреть из сегодняшнего дня, то приходится констатировать, что от развала «большого ЗаПЧЕЛ» стратегически выиграли именно и только народники. Можно предположить, что каким-то боком к ослаблению ЗаПЧЕЛ были причастны Шкеле и Лемберг, озабоченные усилением опасного для них антикоррупционной активностью «Нового времени» и потенциальной возможностью победы этой партии за счет альянса с ЗаПЧЕЛ. В 2002 году такой альянс был исключен по причине параноидального национализма и высокомерия лидеров «Нового времени», а также некачественной работы их американских консультантов. Однако со временем жестокая реальность и осознание собственной уязвимости могла заставить команду Репше взглянуть прагматически на голоса русских парламентариев.

Но этой эволюции не суждено было произойти. К 2004 году тогдашний ЗаПЧЕЛ был разделен аж на четыре части и большая часть его депутатов (фракции ПНС и Соцпартии) поставлены на службу народникам. Произошло это постепенно – в 2004 году согласисты поддержали правительство меньшинства «зеленого» Эмсиса, за спиной которого к власти тихо возвращались народники. В 2006 году «народное» правительство меньшинства Калвитиса уже напрямую «наняло» согласистcкую компанию для обеспечения стабильности своей власти, расплачиваясь бюджетными подачками. Я не исключаю, что венцом такого сотрудничества стала согласованная предвыборная кампания 2006 года, в ходе которой согласистам правящие простили все: и очевидное превышение всех мыслимых рекламных лимитов, и назойливое педалирование русской темы (за всю кампанию – ни одного слова критики в адрес Центра Согласия – ни по финансовому, ни по национальному вопросу)! Я не исключаю, что народники и согласисты также совместно водили за нос российские власти, обещая латышско-русское правительство после выборов в обмен на поддержку обеих партий в предвыборной кампании, хотя уже заранее знали, что такого правительства не будет.

«Плохие русские» оказались выгодны «хорошим»

К середине 2004 года из всего прежнего большого русского объединения лишь фракция «малого ЗаПЧЕЛ» в составе шести депутатов сохранила независимость и честный оппозиционный курс. Надо признать, что такое положение было выгодно согласистам. С одной стороны, они всегда имели пример «плохих русских», который можно было демонстрировать народникам, выбивая из них помощь для себя – для ручной русской партии. С другой стороны, активная парламентская и непарламентская деятельность ЗаПЧЕЛ сохраняла доверие ко всем русским политикам в среде избирателей, которые в своей массе так и не разобрались, кто, кого и почем продал в 2003 году. Лучшее, чем был знаменит «малый ЗаПЧЕЛ», согласисты удачно приписали себе на нынешних выборах, появившись в телевизорах на фоне митингов и монументов, к которым никакого отношения не имели. Это тот случай, когда удалось и рыбку съесть, и изобразить честность на сытой физиономии.

Дурное время

А что же «Новее время»? Начиная с 2002 года, лидеры этой партии совершали последовательные ошибки как общеполитического характера, так и в специфическом вопросе поиска союзников. Почему-то «нововременцы» считали возможным победить коррупцию, заручившись поддержкой других латышских партий, глубоко в ней увязших. Новое время воевало одновременно на всех фронтах – и против «хозяев» латышских партий, и против русских депутатов, организовавших «школьные» митинги. Победить всех, имея лишь относительное большинство в парламенте, невозможно… Однако кардинальный перелом в войне Алой и Белой роз наступил в 2004 году, когда «Новое Время» согласилось идти в общее правительство со своими заклятыми врагами – народниками, да еще на правах младшего партнера. Войдя в союз с теми, кого сами же называли «темными силами» и главными коррумпантами, «Новое время» потеряло моральное право предлагать себя избирателям как честную альтернативу. Еще большую ошибку «Новое время» совершило, покинув правительство накануне выборов. В условиях общей стабилизации государственной власти партия добровольно обрекла себя на изоляцию.

2006: очередь к столу

Что сегодня? Выборы 2006 года добили двухпартийную систему. «Новое время» потеряло способность угрожать народникам формированием альтернативного кабинета. «Война роз» закончилась по причине захирения одной из них. Давно уже власть в Латвии не была настолько сконцентрирована в руках одной группировки. Народники плотно уселись за стол власти, остальные партии покорно ждут в очереди, когда «хозяева страны» снизойдут для того, чтобы пригласить присесть сбоку. ЗаПЧЕЛ в этой толпе не жмется, что позволяет сохранить эксклюзивную роль честной оппозиции. Жалкое поведение «Нового времени» в первые недели после выборов продемонстрировало готовность недавних борцов с коррупцией занять место в той же очереди. И только категорический отказ «Народной партии» иметь с ними дело заставил лидеров «Нового времени» вспомнить о гордости и вернуться к оппозиционной работе.

Согласистам за «понимание» от стола власти достались объедки в виде бюджетных подачек и одной должности в президиуме Сейма. В отличие от нововременцев, из «очереди к столу» их пока не выгнали. Однако в их услугах власть нуждается все меньше вследствие появления собственного парламентского большинства. Можно предположить, что подачки со временем иссякнут, Центр Согласия перестанет пресмыкаться и вернется к стандартной оппозиционной работе.

Жирная запятая

Что от этого ждать русским избирателям? Пока не ясно. С одной стороны, вроде бы русские партии отброшены в развитии на десятилетие назад – ко временам раздора и игнорирования со стороны власти. С другой – градус русофобских настроений в парламенте ослабел, что открывает простор для перераспределения политических симпатий и создания немыслимых ранее союзов. Кроме того, «убийство дракона» - ослабление партии «Новое время» - логически влечет за собой «обострение дружбы» в рядах победителей. В первую очередь это касается оживления конфликта между Андрисом Шкеле - с одной стороны и Айваром Лембергом – с другой. Если уголовное преследование Лемберга не будет прекращено, нас ждут интересные повороты сюжета, при которых роль русских партий вновь возрастет. В конце истории о войне двух роз стоит не точка, а жирная запятая.

Публикуется в сокращении. Оригинал материала: www.zapchel.lv.