Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Олигархи разогнали комиссию в Сейме

Александр Шабанов, Леонид Якобсон

  

(picture 2)
Глава разогнанной антикоррупционной комиссии Сейма Линда Мурниеце.

Линда Мурниеце (36) возглавляла комиссию по борьбе с коррупцией, контрабандой и организованной преступностью в течение двух лет. Хотя и ходили слухи о ликвидации комиссии, член парии Новое время им не верила. Победившие на выборах в Сейм Народная партия, Союз зелёных и крестьян, Объединение Латвийской первой партии и Латвийского пути, а также примкнувшая к триумвирату ТБ/ДННЛ – могли взять бразды правления в этой комиссии в свои руки. Однако они предпочли закрыть комиссию. Почему?..

Ликвидация антикоррупционной комиссии на первом же заседании 9-го Сейма, по мнению Мурниеце, глубоко символична: «Обществу дан сигнал – борьба с коррупцией не должна быть эффективной. Что на очереди? Отмена потолка предвыборных расходов? «Реорганизация» Бюро по защите конституции (SAB)? «Переструктурирование» бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB)? Или что-то ещё, над чем сейчас кропотливо думают в мозговых штабах латвийских олигархов?»

Наш разговор с Линдой Мурниеце начался с таких её слов:

- Я до сих пор не могу прийти в себя. Какая неожиданная, изысканная подлость!

- Что именно вас так поразило в решении Сейма?

- На последнем заседании 8-го Сейма те же самые люди голосовали за сохранение комиссии. И вдруг за две недели их мнение кардинально поменялось. Что же произошло? Мы можем только гадать, что, и кто именно, нашептал политикам правящей коалиции закрыть нашу комиссию.

- Неужто олигархи?

- Одно из раскрытых нашей комиссией дел прямо туда к ним и ведёт. Я имею в виду скандал с 300 тысячами латов, которые пожертвовал Андрис Шкеле одному обществу с, как мне кажется, издевательским названием – я имею в виду Общество за свободу слова. Оттуда эти 300 тысяч в итоге ушли на предвыборную кампанию Народной партии. Мне об этом сказали мои избиратели, а я выполнила свой долг депутата, предав этот факт огласке.

Другое похожее дело – это конкурс о закупке автомашин, которые провёл министр внутренних дел Дзинтарс Яунджейкарс (Латвийская первая партия). Причём провёл так удачно, что решение о победителе конкурса принимал его двоюродный брат Валтерс Яунджейкарс. В связи с саммитом NАТО подробная информация не разглашается, но KNAB уже два месяца занимается расследованием на предмет возможной коррупции.

Очевидно, для того, чтобы подобная информация больше не просачивалась из круга узких лиц, Сейм и принял решение о прекращении деятельности нашей комиссии. Это была личная месть мне и партии Новое время.

- Неужто те же самые депутаты, что голосовали «за» комиссию, через две недели поменяли мнение на «против»?

- Так и было. Вот, например, Дзинтарс Расначс (ТБ/ДННЛ) – тогда, на последнем заседании 8-го Сейма, он даже брал слово, чтобы высказаться за необходимость сохранения нашей комиссии. А теперь его выбрали в президиум 9-го Сейма, поэтому, вероятно, он и голосует против сохранения комиссии, а своей богатой мимикой даже выражает всё презрение к самой её идее. Да все тогда, на том последнем заседании 8-го Сейма, голосовали за нашу комиссию, и Народная партия (НП), и Центр согласия (ЦС).

Сейчас Марекс Сеглиньш (НП) вдруг заявляет журналистам, что наша комиссия в 8-м Сейме только бездельничала. Он же знает, что это не так! Когда я к нему подошла, чтобы усовестить, он говорит: «Но это же я говорил журналистам, а не тебе».

- Но против вашей комиссии, кажется, голосовала не только правящая коалиция…

И Центр Согласия тоже! Их лидер Янис Урбанович с трибуны Сейма даже заявил, что комиссия – пиар лавочка Нового времени. Откуда он знает? Он ведь злостный прогульщик, последний раз на заседании комиссии был в феврале, а вообще посетил её за весь год только два раза.

Я никак не могла понять, что происходит. Как вдруг встречаю в коридоре одного знакомого из партии Центр Согласия, и он мне говорит: «Нам же обещают дать место председателя Мандатной комиссии Сейма – как раз должность для Сергея Долгополова! Как, Линда, ты не понимаешь, это же очень выгодная сделка!»

И вот так у них, очевидно, у всех, только не все проговариваются. Одному пообещали одно, другому – другое. Так они и проголосовали, как кому-то там нужно, и в итоге нашу комиссию и приговорили.

Самое же удивительное, что место председателя комиссии по оборонным и внутренним делам, которой, по решению депутатов, отданы полномочия нашей разогнанной комиссии, прочат Дзинтарсу Яунджейкарсу!

А что, если в итоге расследование KNAB’а покажет его вину в том самом конкурсе МВД о закупке машин?..

- И что дальше?

- Дремать нельзя, а то закрытие нашей комиссии станет только шагом в широком наступлении на учреждения, борющиеся с коррупцией и всевластием олигархов.

Следующим может стать KNAB, SAB… Я не удивлюсь! Страдает международный престиж Латвии. Мировой банк финансирует борьбу с коррупцией, и на один из проектов от него получил деньги KNAB. А что теперь? Функционирование нашей комиссии для Мирового банка было одним из гарантий дачи денег. В следующий раз какая-нибудь латвийская структура может подобные деньги от Мирового банка и не получить.

… Линда Мурниеце сейчас простой депутат, а не как раньше, глава комиссии. Но борьба продолжается. У депутата тоже хватает властных полномочий, не говоря уже о такой вещи, как здравый смысл. «Удивительно, как могут так выражаться латвийские олигархи! – удивляется Мурниеце, услышав от нас цитату из интервью Айвара Лемберга газете «Вести сегодня», где он, в частности, заявил, что глава SAB Янис Кажоциньш – человек Нового времени. – Тогда почему те же зелёные крестьяне, с которыми Лемберг столь дружит, голосовали в 8-м Сейме за утверждение Кажоциньша в должности? И Первая партия так же голосовала. А теперь они всё валят на нас. Почему?..»

Kак известно, одним из идейных аргументов «национальной буржуазии» является тот, что коррупция – явление глубоко патриотическое, поскольку не пускает на внутренний латвийский рынок международные глобальные монополии. Возможно, руководствуясь этими глубинными доводами, правящая коалиция и утверждает в Латвии свои порядки.