Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Аргумент драматурга Дозорцева: письмо из Израиля заместителю главного редактора газеты «Час» Валерию Зайцеву

  

(picture 2)
Владлен Дозорцев.

Как KOMPROMAT.LV уже сообщал, суд Юрмалы признал виновным экс-депутата и драматурга Владлена Дозорцева в совершении уголовного преступления (статья 157: преднамеренное, публичное распространение лжи, оскорбляющей другую персону), а также обязал выплатить истцу Ольге Шапаровской 987 латов. Во время процесса ответчик, доказывая свою невиновность, представил письмо бывшего рижанина Юрия Глаголева, который ныне проживает в Израиле, заместителю главного редактора газеты «Час» Валерию Зайцеву.

KOMPROMAT.LV предлагает ознакомиться с этим «доказательством», а также открытым письмом Ольги Шапаровской заместителю главного редактора газеты «Час» Валерию Зайцеву, который предоставил личную переписку с гражданином Израиля для судебного процесса.

Публикуется дословно.

     Валера! Взаимно и мои поздравления с праздником Победы! Хотя по случаю устроенного себе по этому поводу выходного, не гарантирую, что ограничусь ста граммами. Пришла ко мне и твоя байка про роскошь человеческого общения. Кратко и метко! В отличие от суперпространного изложения опыта семейного общения в Компромат ЛВ небезызвестной О. Шапаровской, которую я знаю как облупленную.

Прочитал в «Часе» реакцию на эту публикацию и Озорцева – Позорцева - Дозорцева. Я его знаю бегло, а потому не берусь судить о достоверности изложения его бывшей супруги. Она же в свою бытность в Израиле прославилась публикацией в местной прессе статьи, подзаголовок которой гласил: «Жена и дочь не знали, что муж лежит три дня мертвый в своей комнате. Это обнаружилось, когда на работе забеспокоились его долгим отсутствием». Речь идет о втором муже О. - Славике Кудинове, которого я знал очень хорошо. В перестроечную пору в Риге он работал барменом в ресторане «Таллин». Не мне тебе говорить, какие делал «бабки». Была лишь одна беда - безумно втрескался в Ольгу! А она уже навостряла лыжи в Израиль. Нужны были немалые деньги - вот он и пригодился как спонсор. Высосав из него всё, что было возможно, она в буквальном смысле слова вытирала об него ноги, в открытую прилюдно, без доли стеснения, унижала его и оскорбляла постоянно и везде, в конечном счете угробив этого кроткого и безобидного человека, доведя до инфаркта и не оказав помощи в критический момент.

Вот почему меня так задели семейные мемуары Шапаровской! В овечьи шкуры рядится расчётливая, бессердечная хищница. А как человек и женщин - стерва и дрянь, о чем лучше всего наглядно свидетельствует сам факт ее публикации в Интернете. Уверен, что многие из уважаемых людей, зачисленных Шапаровской в друзья, не подали бы ей руки, будь им известно о вышесказанном. Как это сделал мой покойный тесть, сразу же принявший ее на работу по приезде в Израиль, и не пожелавший больше видеть ее после статьи в газете.

Вот такие дела, Валерочка. Ещё раз мои поздравления всем друзьям и коллегам.

     Обнимаю, твой ЮГ.

Р.С. Звонил несколько раз Владе Шапаровской, хотелось узнать ее мнение о факте публикации. Она не снимает трубку – у нее есть определитель номера.

     Уважаемый Валера Зайцев!

Вероятно, немало удивлю Вас своим запоздалым обращением. Дело в том, что Юрмальский суд предоставил мне копию личного письма к Вам от Юрия Глаголева-Голана от 20 июня с.г., которое Вы передали Владлену Дозорцеву в качестве неких доказательств.

Вероятно, эти «доказательства», присланные Вашим другом, уже и прежде пригодились газете «Час». Надеюсь, помните публикацию о «Деле (парикмахера?!) Шапаровской».

Ваше право испытывать доверие к подобным друзьям и неприязнь ко мне подобным.

Однако, учитывая, что в Вашем коллективе работают давно знакомые и уважаемые мною люди, позвольте вкратце высказаться в свою защиту.

Original Message, адресованный Вам с Земли обетованной, вверг в настоящий шок не только меня. Ведь история переселения моей семьи в Израиль по вызову Глаголевых памятна до сих пор многим.

Глаголев когда-то жил по соседству со мной, отсюда и знакомство. И именно он вместе с женой уговорил нас переехать в Израиль, обрушив сладкие телефонные звонки, шквал писем, а затем и визиты в наш дом.

Мой муж по наивности соблазнился предложением стать «хозяином фабрики по производству кваса». Напиток был экзотичен в ту пору для Израиля. Поэтому в течение 2-х лет сам Глаголев, его тесть и брат жены вывозили доллары, которые передавал им мой муж на «возведение объекта». Другой возможности перевести средства в чужую страну, как Вы знаете, у советского человека не было. Глаголев с семейством уверяли, что эти средства окажутся на счету моего мужа.

Приехав в Израиль, мы поняли, что нас просто-напросто провели. Позарились на те самые «бабки, не мне тебе говорить, какие», как пишет сам автор послания.

Голаны-Хлавины нам ничего не вернули, присвоив себе всё. Муж устроился на тяжелую работу, буквально выл от отчаяния, вспоминая устроенную жизнь в Риге. Через год умер действительно от инфаркта, несмотря на отменное здоровье. Я же с дочерью прервала всякие отношения с «добрым» семейством.

Добавлю, никогда не существовало упомянутой Глаголевым газеты, а стало быть, и моей «славы» по поводу того, что «муж лежит три дня мертвым…». На самом деле, вернувшись с работы и заподозрив неладное, вызвала «Скорую», полицию и друзей.

Напротив, слава к Шапаровской пришла вместе с началом работы, приглашениями на телевидение, публикациями в прессе - моими и обо мне.

Храню и прессу, и видеокассеты как память о периоде выживания, становления в чужой стране и людях, пришедших на помощь моей семье.

Я никогда не работала у «покойного тестя» Глаголева, «сразу же принявшего ее (Шапаровскую) на работу по приезде в Израиль». Вместе с дочерью почти год учила язык в ульпане, затем меня пригласили на работу в Дизенгоф-центр, чем очень гордилась.

Не сомневаюсь, что письмо Глаголева-Голана - это просто месть. Ведь когда-то ему, организовавшему хитроумное ограбление моей семьи, пришлось выслушать лекцию о порядочности вообще и его, Глаголева с родственниками, в частности.

Нынче этот господин предпринял очередную попытку скомпрометировать меня, снабдив Дозорцева адресом частного израильского сыскного агентства.

Юрмальский суд предоставил мне и этот документ. Из него следует: сыщики пыталась добыть доказательства, что я якобы снимала пенсионные отчисления со счета своей умершей 13 лет назад мамы.

Доказать не удалось и потому, что я, упаси Боже, этого не делала, и потому что это невозможно в принципе.

В результате в суде фигурировали только номера банковских счетов мои и моей мамы, т.е. сведения из государственной базы данных. А вот это уже преступление, за которое в Израиле недавно арестовано 14 человек, о чем сообщили в израильской прессе (прилагаю), а Дозорцеву вчера вынесли приговор по обвинению в клевете.

         Арестовано 14 взяточников

         Сегодня разрешена к публикации информация об аресте 14 подозреваемых, в том числе работников "Битуах леуми", налогового управления и частных сыщиков. Они подозреваются в том, что за взятки передавали информацию о частных лицах, хранящуюся в государственных базах данных. Сегодня арестованные будут доставлены в мировой суд Тель-Авива для продления срока их задержания.

Очень надеюсь, что адвокаты и здесь разберутся, по какому праву, с какой целью Глаголев, Дозорцев и их сыщики забрались в мои и мамины счета.

Что касается характеристик Глаголева в мой адрес как-то «расчетливая, бессердечная хищница», «стерва», «дрянь», «высосав из него все, вытирала об него ноги, угробив кроткого, доведя до инфаркта, не оказав помощи», могу сказать следующее. Я много лет живу в Риге, со многими знакома, общаюсь десятилетиями. Четыре года прожила в Израиле. Сомневаюсь, что хоть кто-либо подтвердит подобный навет.

Жаль, что приходится отмываться и оправдываться, жаль, что Вы, газетчик, приняли сомнительное участие в этой истории. Период у меня и вправду нелегкий. Однако уверена, что никакая грязь не пристанет, а «уважаемые люди, зачисленные Шапаровской в друзья», по-прежнему «подадут ей руку».

     С уважением, Оля Шапаровская.

     7 октября 2006 г.

Рекомендуем на данную тему:

«С широко закрытыми глазами» или Оборотень без погон

Ольга Шапаровская: «Владлен бряцал именами крупных начальников»

Жена Дозорцева попадает в свой дом только с помощью полиции и взломщика

Кто помогает Дозорцеву

Дозорцев предстанет перед судом 25 сентября