Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Фонд культуры лишился особого статуса из-за финансовых нарушений

Бизнес&Балтия

  

Министерство финансов лишило Латвийский фонд культуры статуса орuанизации общественного блага. Причина — финансовые нарушения. В ходе ревизии было установлено: за 4 года различные компании пожертвовали фонду 6,8 млн. латов, и часть денег вернулась к ним обратно. Сейчас прокуратура рассматривает возможность возбуждения уголовных дел по некоторым из таких эпизодов.

Латвийский фонд культуры играл важную роль в общественной жизни страны в 2002-2005 гг., занимаясь поддержкой культурных мероприятий республиканского значения. В активе организации десятки концертов классической и народной музыки, выставки латышских галеристов, поэтические чтения, танцевальные праздники, выставки и пр. Статус организации общественного блага позволял фонду привлечь широкий круг спонсоров.

Идея вот в чем: до окончания 2004 года налог на прибыль в рамках суммы пожертвования сокращался на 90%. Хотя с января прошлого года налоговая льгота составляет 85%, покровители культуры и искусства получают довольно серьезную экономию. Аккумулируя и распределяя пожертвования, Латвийский фонд культуры получал законные комиссионные в размере 3% от размера сумм, перечисленных меценатами. Он, разумеется, не один такой. На конец 2005 года в стране было зарегистрировано 608 негосударственных организаций, имеющих право собирать пожертвования. Только в этом году их число увеличилось на 35.

Латвийский фонд культуры попал в поле зрения правоохранительных органов после того, как в Госконтроль обратились жители, пожертвовавшие на восстановление Рижского православного кафедрального собора 13 тыс. латов. Их деньги просто растворились в воздухе: с реставраторами храма никто так и не расплатился.

По словам главы Госконтроля Ингуны Судрабы, в Латвии возник прецедент — Латвийский фонд культуры, работавший не как организация, несущая высокое в массы, а как "контора по передаче денег". "Документов о приходе и расходе ревизоры просто не нашли. За четыре года не обнаружено почти никаких отчетов, даже простых расписок. По этой причине невозможно понять, пошли ли деньги на заявленные цели или нет", — констатирует И.Судраба.

"Речь идет о нарушении нормативных актов для подобных организаций, а как следствие, возможно, — о сговоре с целью растраты средств в корыстных целях. Фонд был получателем пожертвований лишь формально, на самом же деле деньги уходили на счета физических лиц и компаний", — сообщила Бизнес&Балтии представитель службы Госконтроля Лива Улмане.

Схема, по которой через Фонд проводились деньги, очень проста. По версии Госконтроля, речь идет о самом элементарном из налоговых мошенничеств при посредничестве подобных организаций. "Покровители муз" переводили средства на счет фонда. Далее, за вычетом комиссионных посредника, получали их обратно. А государство на эту сумму предоставляло им существенную скидку по подоходному налогу.

Дальнейшее различалось лишь нюансами. "Владелец денег, например, получал от фонда перевод на счета своих офшоров. Либо переводил деньги своей дочерней компании. Либо оплачивал свои же культурные акции, избежав уплаты налога", — замечает Л.Улмане.

В списке фигурантов схем фонда значатся несколько десятков физических и юридических лиц. Госконтроль пока не называет все эпизоды, ссылаясь на очень скупую бухгалтерскую информацию, добытую в ходе ревизии. Однако, как заверяет надзорная служба, по оглашенным примерам собрана убедительная доказательная база. Ее изучают работники Генеральной прокуратуры — им и предстоит решать вопросы о возбуждении уголовных дел.

В чем же, как считают контролеры, может быть замешан отечественный фонд культуры? В самых простых примерах спонсор и спонсируемый являются одним и тем же лицом. "Приведу самые крупные и доказанные случаи неоправданного управления деньгами спонсоров, — отметила в беседе с Бизнес&Балтией г-жа Улмане. — Компания SWH провела через фонд средства, на которые сама же и организовала праздник песни в Межапарке. Troja, дочерняя фирма компании Latvijas finieris, перевела в фонд 38 тыс. латов. А фонд перечислил обратно этой же фирме 30 тыс. латов, позднее израсходованных на строительство детской игровой площадки.

Около 640 тыс. латов пожертвовал фонду культуры и Hansabanka. Правда, по мнению Госконтроля, речь здесь идет не о мошенничестве, а о безобразном ведении бухгалтерии самим фондом. Часть денег была направлена фонду Латвийского университета Juventus, в отчетах которого отсутствуют документы об использовании средств.

Один из ключевых эпизодов, как полагают ревизоры, связан с деятельностью Rietumu banka. По словам главы Госконтроля И.Судрабы, это учреждение пожертвовало на мероприятие 100 тыс. латов для своих VIP-клиентов, после чего сам же банк, прокрутив всю сумму через фонд, ее получил и организовал праздник. Здесь экономия могла составлять 22,5 тыс. латов минус 3 тыс. латов комиссии фонда.

Так ли это? Само учреждение, на которое пала тень подозрения, отрицает это. Как рассказал Бизнес&Балтии представитель Rietumu banka Сергей Гродников, действительно фонд и банк давно сотрудничают по различным проектам. "Осенью 2002 года в Доме Латышского общества состоялся прием и концерт, посвященный 10-летию банка, на котором присутствовало около 600 гостей. В тот вечер выступали иностранные артисты, в том числе группа Ricci & Poveri. Но все было в рамках налогового права — без каких-либо фиктивных скидок", — заверил он Бизнес&Балтию.

Как подчеркивает Сергей Гродников, при подготовке этого концерта Rietumu banka сотрудничал с Латвийским фондом культуры. Но нельзя говорить о том, что получателем данного пожертвования был сам Rietumu banka или связанные с ним юридические лица. Сотрудничество Rietumu banka с Латвийском фондом культуры происходило в полном соответствии с законодательством, действовавшим в Латвии в то время.

В свою очередь глава подвергнутого репрессиям Латвийского фонда культуры Петерис Банковскис заявил Бизнес&Балтии, что хотя и не все, но часть подозрений взята с потолка. "По отдельным пунктам, как мы считаем, мы можем это доказать. Мы опротестовали в Административном суде часть эпизодов, но каких именно — я бы не хотел пока говорить", — сообщает г-н Банковскис.

Рекомендуем на данную тему:

Похитители шедевров