Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Вера и деньги: 16 уголовных дел Гребенщиковской старообрядческой общины

Андрей Клементьев

  

Среди юридических лиц крупнейшим землевладельцем в Латвии является Рижская Гребенщиковская старообрядческая община, которой принадлежит 85,1 га земли общей кадастровой стоимостью в 5,25 млн. латов. При этом очень бедная, по ее официальной статистике, религиозная организация.

Сей парадокс, по сведениям еженедельника «Коммерсант Baltic», объясняется просто. «Только манипуляции руководителей общины с компенсационной землей и недвижимостью нанесли гребенщиковским старообрядцам урон на сумму более миллиона латов» - пишет издание.

По сведениям газеты «МК Латвия», в Рижском Гребенщиковском храме, где обосновался крупнейший, по мировым меркам, приход старообрядцев, не христианские заповеди всему голова, а… кулаки, мошенничество, разбазаривание имущества.

Криминальная биография храма, как подчеркивает «МК Латвии», насчитывает 16 уголовных дел и берет начало еще с 1995 года и вплотную связана с именем тамошнего председателя общины Иллариона Иванова.

За время правления этого бывшего лектора ЦК КПЛ по атеистической пропаганде, заделавшегося вдруг истово верующим, как отмечает «МК Латвии», было заведено 9 уголовных дел.

«Уже само по себе убийственный факт. Дела заводились по подделке церковных документов, по хранению контрабандного алкоголя на территории храма, по массовому неисполнению судебных решений, по самоуправству в связи с незаконным выселением из квартиры инвалида… Порция из семи уголовных дел заведена и в последнее время. Одно из них – по признакам мошенничества в отношении государства. В его основе такой факт – латвийское старообрядческое общество (этой организацией и по сей день руководит Илларион Иванов) купило 1/1000 земельного участка по ул. Вайдавас, равную 5,6 кв.м. Прокуратура, принимая решение о возбуждении уголовного процесса, сочла, что следует разобраться, зачем названному обществу было покупать пять метров земли. Не для того ли, чтобы земля площадью 5000 кв.м. не досталось государству, которое имело право первой руки при приобретении этого участка земли в Пурвциемсе?

Правоохранительные органы заинтересовались также дарственной, в результате которой шесть участков общинной земли ушли к не имеющей к общине никакого отношения Лине Цветковой, периодически повторяющимися кражами икон и старинных книг…», - пишет издание.

Куда уходят деньги?

В 2002 году журнал Klubs сообщил, что кадастровая стоимость принадлежащих Гребенщиковской общине земельных участков составляет около 10 миллионов долларов. Землю жертвовали прихожане-староверы, надеясь, что община распорядится собственностью по справедливости. Так оно и было до 1940 года, когда гребенщиковские старообрядцы содержали богадельню на две сотни обездоленных, сиротский детский дом, училище и школу, обслуживали городской лепрозорий, выдавали голодным (не только староверам) хлеб. Сегодня ничего этого нет. По словам бывшего председателя ревизионной комиссии общины Игоря Гусева, годовой оборот Гребенщиковской общины в 2002 году составлял более 200 тыс. латов. При этом доходов общины едва хватает на содержание церкви. Почему?

В 2005 году бывший заместитель Центрального совета Древлеправославной Поморской Церкви Латвии и нынешний депутат Сейма от Партии священников Павел Максимов обратился в прокуратуру с заявлением с просьбой проверить часть сделок с собственностью, которые были произведены Рижской Гребенщиковской старообрядческой общиной (РГСО).

"Во всемирной истории христианства есть традиция, когда верующие жертвуют или дарят что-то Церквам. Но в Латвии появился первый в мировой истории прецедент, когда все происходит наоборот - Церковь дарит принадлежащую ей собственность в размере 500 тысяч латов или 1 миллиона долларов", - говорится в заявлении на имя руководительницы Специализированной прокуратуры по оргпреступности Дагмары Ушчи.

Согласно документам, предоставленным Павлом Максимовым, РГСО подарила гражданке Лине Цветковой несколько участков земли, стоимость которых составляет в валютном эквиваленте более одного миллиона долларов.

По мнению политика, сделки подобного рода недопустимы и смахивают на криминал. "Неужели правоохранительные учреждения никак не реагировали бы на то, например, если бы лютеранская Церковь "подарила" бы какому-нибудь мусульманину Домскую площадь или Домский собор?" – писал в своем заявлении в прокуратуру Павел Максимов.

К сведению: по уставу, высшим органом общины (прихожан — около 12 тысяч человек) является собрание ее членов. Сегодня это около 300 человек. Попасть в их число непросто. Мало быть примерным прихожанином, надо написать заявление, побыть кандидатом, а потом получить одобрение совета и собрания общины. Членство удостоверяет билет, который является пропуском на собрание. Между собраниями управляет делами совет общины, который состоит из девяти членов и трех кандидатов.

Но что характерно. Как пишет «Коммерсант Baltic»: «Землей, как свидетельствует публикация постановления общего собрания (февраль 1998 г.) "Об управлении недвижимым имуществом и капиталами Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины" в "Поморском Вестнике", торговали и без разрешения высшего органа. Впрочем, в 1999 году члены совета решили узаконить такие сделки.

Собрание членов общины под председательством старшего наставника Ивана Миролюбова разрешило совету общины "самостоятельно и по своему усмотрению использовать компенсационные земли и компенсационные сертификаты для приобретения новых земельных участков и другого недвижимого имущества". Поясним, что компенсационными здесь названы земли, которые Рижская дума дает взамен тех, что забирает в свою собственность. Вместо компенсационных земель община могла получить и компенсационные сертификаты.

Приняв решение передать права собрания совету, руководители общины не внесли соответствующие изменения в устав. Так что основной документ, регламентирующий деятельность общины, по-прежнему гласит, что вопросы приобретения и продажи недвижимости являются прерогативой собрания, а в обязанности совета общины входит только заведывание недвижимой собственностью и всеми принадлежащими общине денежными суммами. Как говорится, то, что в уставе написано пером, не вырубишь и топором.

Прежде чем перейти к эпизодам, повествующим о манипуляциях с компенсационной землей, поясним, что в 1995 году Гребенщиковская община восстановила права собственности на принадлежавшие ей до 1940 года земли (около 100 гектаров). Из них 93,7 га — это самый крупный и знаменитый земельный надел, благодаря которому община получила свое наименование. Еще в 1833 году Николай Первый своим указом повелел: "Богадельню и больницу в Московском предместье Риги наименовать Гребеншиковскими, так как дача, принадлежащая сим заведениям, называется "Гризенберг", или "Гребеншикова".

А в 1872 году новая железная дорога разделила имение на две части: пурвциемскую и гризинькалнскую. В советский период Пурвциемс застроили — под дорогами улиц Браслас, Мадонас, Дзелзавас, Старкю и других оказалось 9,6 га общинной земли. В Гризинькалнсе появился стадион "Даугава", который занял 2,2 га принадлежавших старообрядцам земель.

В том же 1995 году Рижская дума вынесла решение о компенсации Гребенщиковской общине земли под дорогами, а 1999-м и под стадионом (всего 11,8 га) равноценными (по стоимости на 1940 год) участками земли.

В марте 1999 года председатель общины Илларион Иванов и руководитель отдела недвижимости Александр Лотко уговорили членов совета продать права общины на земли под дорогами в Пурвциемсе по доллару за квадратный метр, мотивируя тем, что, когда подойдет очередь общины получать компенсационные земли, у Рижской думы не хватит участков. "Охотник" купить права за 100 тысяч долларов к этому времени был в наличии. Правда, предлагая продать землю в Пурвциемсе, г-да Иванов и Лотко скрыли тот факт, что имели на руках оценку стоимости (по состоянию на 1940 г.) земли под дорогами на 403,8 тыс. латов, что в семь раз выше предложенной суммы».

Павел Максимов считает, что вряд ли члены совета разрешили бы продать землю, если бы знали о наличии этого документа. Просто их обманули.

Драка в храме

Под таким заголовком был опубликована статья в газете «МК Латвия» летом этого года, рассказывающая о нравах царящих в Рижском Гребенщиковском храме. Процитируем:

«Признать Александра Лотко, 1964 года рождения виновным в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст. 130, ч. 1 Уголовного закона, и наказать денежным штрафом…» - этот приговор, вынесенный 25 мая сего года судьей Латгальского предместья столицы Иолантой Зашкиной, на первый взгляд, был банальным для будней латвийской Фемиды. Вердикты, осуждающие драчунов, которые распускают руки за любое неугодное в их адрес словцо, выносятся пачками. Но стоило чуть вникнуть в детали уголовного дела, и становится ясно – данный кулачный бой был из рук вон неординарным. Потасовка случилась под сенью храма!

Обвинялся в избиении не рядовой верующий-прихожанин, а второй человек в руководстве всемирно известной общины (на момент драки Лотко являлся заместителем председателя совета). Силы в этом кулачном бое заведомо были неравные, о чем инициатор не мог не знать. Жертва – Савелий Терехов, 1935 года рождения – годилась обвиняемому по возрасту в отцы. [...]

В ходе судебного следствия (уголовное дело № 1304000404) зашел разговор о предыстории инцидента. Почему Терехов говорил про пистолет у обвиняемого и даже требовал: «Застрели из него и меня!..»? Накануне община с содроганием узнала о драме разыгравшейся в Адажи в семье обвиняемого. Из пистолета Александра (Лотко – прим.), единственного свидетеля, покончила самоубийством его жена Янина. Полиция дважды проверяла версию о возможном доведении до самоубийства. По общине поползли слухи. Почему тихая женщина подняла на себя руку, обрекая на сиротство двух малолетних детей? Стали вспоминать один за другим случаи, когда Лотко в общине разговаривал с позиции устрашения с прихожанами. [...]

Продолжение следует…