Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Кризис пенитенциарной системы

  

(picture 2)

Организатором побега считается Эрик Аткачов, который в 1994 году был одним из преступников, сбежавших из Парлиелупской тюрьмы. Аткачов является членом так называемой банды Петрова. 10 мая этого года Верховный суд приговорил его к 13 годам заключения с конфискацией имущества. На счету банды Петрова числится ряд тяжких преступлений - два убийства, два покушения, почти 20 грабежей.

В ночь на среду, 9 августа, из Рижской Центральной тюрьмы сбежали четыре заключенных. Охранники заметили беглецов и сделали в их направлении выстрелы, однако не попали. Побег демонстрирует кризис всей пенитенциарной системы.

По словам пресс-секретаря Управление мест заключения Карлиса Сержантса, удалось установить марку машины, на которой скрылись беглецы с сообщником - это темная BMW. Сообщники поджидали не у самой тюрьмы, а со стороны железнодорожных перронов. Там, как отмечается, имеется возможность подъехать к Рижскому централу.

Стало также известно, что в камере вместе со сбежавшими находилось еще трое заключенных. Но на побег решились – Эрик Аткачов (1973 г.р.), осужденный на 13 лет, Виктор Атаманов (1985 г.р.), осужденный за убийство и приговоренный за него к 12 годам лишения свободы, Алексей Иванов (1979 г.р.), осужденный на 8 лет за ограбление, а также неоднократно судимый Ричардс Правецс (1980 г.р) осужденный за кражи. Эти четверо распилили решетки и с третьего этажа по связанным простыням спустились вниз. Охрана заметила побег, как сообщает глава Управление мест заключения, и открыла огонь, однако преступникам все-таки удалось скрыться.

Следствию предстоит ответить на множество вопросов. Но уде сегодня эксперты утверждают, что без сообщников в тюремном руководстве подобный побег не возможен. Решетки в безопасности тюрьмы, как известно, не главное.

Пресс-секретарь Управления мест заключения Карлис Сержантс уже запел старую песню о нехватке финансирования. Но так ли это? В 2005 году Управление мест заключения (УМЗ) получило дополнительно 2 300 000 латов, из которых более 1 180 000, согласно официальным данным, ушло на содержание тюрем. На электричество и газ, услуги канализации, покупку топлива и продовольствия и оплату прочих счетов потрачено 545 376 латов. Что характерно: эти расходы не были, как в 2003-м и 2004-м, включены в общий бюджет, а делались за счет дополнительного финансирования.

Чтобы перевести заключенных на новую систему лечения из-за изменившегося Закона о порядке организации здравоохранения понадобилось 7234 лата. Еще 7488 латов пришлось выложить в связи с удорожанием аренды помещений на Стабу, 89, где находится УМЗ, 85 443 лата — на содержание инженерно-технических средств охраны, 415 452 — на покупку средств гигиены и необходимых бытовых приборов. На 79 654 лата управленцы наговорили по телефону, купили канцелярских принадлежностей и спецодежды. Еще 166 000 латов потрачено на улучшение критического состояния продовольственного блока в Ильгюциемской тюрьме. Аж 840 000 латов ушло на размещение технических средств для блокирования звонков из тюрем по мобильному телефону. На обеспечение выходящих на свободу людей карманными деньгами - хотя бы на билет, чтобы доехать до дома, - было истрачено 35 000 латов.

Стоит отметить, что на каждого из 8000 латвийских заключенных на постельные принадлежности тратилось по 6,7 лата в день! Можно подумать, что им ежедневно меняют постель. Меж тем всем известно, что с бельем в тюрьмах вообще плохо, некоторые сидельцы обходятся матрасиком и одеялом.

KOMPROMAT.LV будет следить за развитием событий. Поймают ли особо опасных беглецов до саммита НАТО?

Рекомендуем на данную тему:

ТЮРЕМНАЯ ТЕЛЕФОНИЯ: «АБОНЕНТ В ЗОНЕ И ДОСТУПЕН!»

В Гривской тюрьме повесился заключенный

Министр юстиции против главного тюремщика страны

Кому нужен зэк с его пайкой?

Маски-шоу в Валмиерской тюрьме

Информация о карательной операции подтвердилась

Валмиерские разборки

Карательная операция привела... к служебной проверке

Бизнес на зэках

В камерах "Белого лебедя" — бунт?