Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Из защитника русского населения Латвии в «Норильский никель»

Еженедельный журнал (www.ej.ru)

  

Прямое участие КГБ в бизнесе началось практически с момента возникновения в нашей стране зачатков рыночных отношений, еще в конце 80-х.

Тогда штатные сотрудники КГБ регистировали кооперативы, которые вместо бизнеса занимались присмотром за участниками рынка. В классическом варианте эта схема была реализована в советской силиконовой долине — городе Зеленограде. Там под крышей КГБ создали информационно-аналитическую структуру, которая должна была проверять инвесторов, заинтересовавшихся оборонными предприятиям. В июне 1991 года Исполком Зеленоградского горсовета и Московское управление КГБ зарегистрировали предприятие «Икар», а спустя два месяца, в августе 91-го, придуманная схема перестала быть актуальной. «Икар» вывели из-под опеки государства, создав на его базе открытое акционерное общество «Специальная информационная служба», которое существует и сегодня.

Однако создавать специальные предприятия во всех отраслях было слишком накладно. Намного проще оказалось засылать сотрудников ФСБ в уже действующие биржи и банки: для этого придумали институт «офицеров действующего резерва» (ОДР). Конторой двигало желание заработать: достаточно сказать, что все сотрудники ОДР входили в штат Департамента экономической безопасности ФСБ.

Между тем, уже в начале 90-х стало понятно, что «резервисты» больше думают о себе, чем о конторе. Когда в 1992 году была создана Служба собственной безопасности (9-ое управление) ФСБ, ей поставили задачу, в том числе, следить за деятельностью офицеров действующего резерва. К концу 90-х эти офицеры, которых к тому времени переименовали в аппарат прикомандированных сотрудников, расселись практически во всех ключевых компаниях страны. Однако если в 90-е годы их деятельность ограничивалась работой в службах безопасности, то в новом веке они получили такие назначения, о которых раньше не могли и мечтать.

Так, ОАО «Российские железные дороги» возглавил бывший разведчик Владимир Якунин, телекоммуникационный бизнес Альфа-групп – бывший замдиректора ФСО Анатолий Проценко, зампредом Внешэкономбанка стал прежний руководитель Департамента экономической безопасности ФСБ Юрий Заостровцев, и даже балетную школу Большого театра возглавил чекист. Перечислять тут можно бесконечно.

Но со временем засылка чекистов в бизнес-структуры перестала отвечать интересам ФСБ, поскольку те стали больше заботиться о процветании компании, чем об интересах государства. Возьмем, к примеру, карьеру генерала ФСБ Александра Перелыгина. В начале 90-х заместитель Московского управления ФСБ, к концу десятилетия Перелыгин стал советником мэра Лужкова по безопасности. В этом качестве он и прославился на политической ниве: будучи членом российской правительственной Комиссии по делам соотечественников за рубежом, Перелыгин регулярно приезжал в Латвию, и почти после каждого его визита в Риге начинался политический скандал. Вершиной стал «педофилгейт» в 1999 году, когда первых лиц Латвии, включая премьер-министра Андриса Шкеле, обвинили в педофилии.

В 2000 году Перелыгин сменил профиль, переключившись с политики на бизнес: из защитника русского населения он превратился в крупнейшего игрока на рынке московской недвижимости. Получив должность заместителя руководителя Департамента инвестиционных программ строительства Москвы, он начал добывать заказы, которые, кроме него, не мог добыть никто. Фактически он стал связующим звеном между спецслужбами и строителями в решении вопросов о выделении земли, которая раньше числилась за ФСБ, под застройку элитным жильем. Сегодня Перелыгин, еще раз сменив профиль, трудится в «Норильском никеле».

ФСБ так стремилась к контролю над российским бизнесом, что направила туда лучших своих людей. Однако бизнес «переварил» офицеров госбезопасности, и из надсмотрщиков они превратились в агентов бизнеса в силовых структурах.