Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Распродажа карточек ЧК

Kas jauns (Публикуется в переводе и c cокращениями)

  

(picture 2)
Бывшие депутаты Айварс и Илга Крейтусы признались Kas jauns, что картотека ЧК и распродавалась, и подвергалась политическому воздействию.

1500 долларов - за такую цену в 1992 году предлагалось выкупить свою карточку доносчика. Нет сомнений, что теперь цена возросла - дело и в инфляции, и в приближающихся выборах.

Бывшие депутаты Айварс и Илга Крейтусы признались Kas jauns, что картотека ЧК и распродавалась, и использовалась в политических целях. "Были люди, которые переняли эти мешки, высыпали на лестницу и очевидно перемешали. Скорее всего, в связи с этими людьми и появилось предложение", - рассказывает бывший вице-мэр Риги Крейтус. В 1991 году государственную картотеку перенимали хаотично.

Журналистка–посредник

"Это был депутат Верховного совета, потом депутат Рижской думы", - говорит Илга Крейтусе о человеке, который предлагал карточки. - Ему помогла некая журналистка. Она вела переговоры, но, получив отказ, больше не приходила».

В беседе с Kas jauns журналистка все отрицала: "Я ничего такого не помню. Полная чушь! Бред собачий! Я никогда не имела дело с такими карточками".

Крейтус не видел смысла в выкупе карточки, ведь он знал, что делал. Он работал в Институте химии древесины и, как многие ученые в советские времена, писал отчеты для иностранных командировок: "Таковы были правила. В этих отчетах не писали о том, какие национальные взгляды у Яниса или Петериса. У представителей технических наук таких проблем не было". Крейтус принимал участие в космической программе СССР и даже занимался исследованиями в США.

Велят покинуть Сейм

В 5-м Сейме (выбранного в 1993 году) Крейтус был в Христианском союзе. По списку этой партии был также избран биолог Петерис Цимдиньш.

"В тот момент сразу появилась его карточка ЧК. Я сама ее держала в руках, мне ее дали в бюро партии. Ему эту карточку дали, и он отказался от мандата депутата", - о практике политического шантажа рассказывает Илга Крейтусе.

"Цимдиньш был в таком же статусе, как и я, его шантажировали, издевались во всех газетах, и человек сдался", - считает Крейтус.

Цель была вместо ученого затащитьв парламент следующего кандидата "американского шута, который хотел стать президентом". Речь идет о Айваре Еруманисе, который, не став президентом, вернулся через пару месяцев в Калифорнию.

Карточку Цимдиньша принес теперешний депутат «Нового времени» Паулис Клявиньш, который отрицает, что использовал карточки ЧК для политического давления. В начале 90-х он вернулся из Германии, и курировал Центр документации последствий тоталитаризма. У него был доступ к чекистской картотеке. В 1994 году прозвучали догадки, что он распространял информацию.

Доносили официально

Клявиньш утверждает, что не делал ничего недозволенного. Депутат отрицает, что его целью было внедрить в Сейм Еруманиса: "Он не хотел работать во благо Латвии, это его подвело". Он считает, что продавать карточки агентов не имеет большого смысла, ведь они не достаточное доказательство. Должны быть и другие документы, например, доклады, к тому же они должны соответствовать записям в журнале. Но по разговорам Клявиньша понятно, что тот, кто выкупил свою карточку - выигрывает. Ведь в журнале не записаны настоящие имена.

Крастиньш держался от сейфа подальше

Как карточки агентов или их копии попали на политический рынок? "Спросите у Андрея Крастиньша, у него был ключ от сейфа, где хранились эти карточки до того, как их передали в Центр документации последствий тоталитаризма", - намекает Крейтусе.

"У меня ни один ключ никогда не хранился", - говорит Kas jauns Крастиньш, нынешний председатель комитета Рижской думы по вопросам безопасности и порядка. "У госпожи Крейтусе развитая фантазия". Ключи хранились у заместителя главы комиссии безопасности и внутренних дел Петериса Симсонса и еще у одного депутата.

Бывший заместитель главы комиссии безопасности и внутренних дел вспоминает, что эпопея мешков ЧК началась с личной инициативы нескольких депутатов. "Я об этом узнал только на следующее утро, когда мне позвонили из канцелярии Верховного совета".

Неожиданно привезенную в парламент картотеку положили в сейф канцелярии, это были не мешки, а чемоданы и коробки. "Я сразу же приехал на работу, приказал никому не приближаться к сейфу и назначил вооруженную охрану. Протокол по изъятию был смешон - написан на бумаге в клетку через копирку".

Компромат в почтовом ящике

Была ли возможна утечка? Помимо информации на карточках и в журналах, должна быть и информация на дискетах. Крастиньш разговаривал с начальником Центра документации последствий тоталитаризма Индулисом Залитисом, и он уверен, что ничего не пропало. Если это так, то копии, которые предлагали Крейтусу и другим были рассчитаны "на дурака".

В 90-х Крастиньш нашел в почтовом ящике посылку с фотофильмом, в котором были засняты карточки стукачей. В предложенном письме было сказано, что их надо опубликовать, иначе самому плохо будет, и велено связаться с неким человеком. Депутат помнил, что такое же имя было у одного полицейского.

В фотофильме было несколько десятков карточек, в которых Крастиньш заметил и несколько деятелей культуры. "Я передал эти материалы, и акт комиссии Дайниса Ванагса. Потом они выяснили, что это очень хорошая подделка, которую сделал человек, который имел доступ к поддельным карточкам".

За границу «через» Первую часть

Во время оккупации во всех больших предприятиях была Первая часть. Там решались вопросы, какого гражданина СССР пускать за границу, а кто не достоин или даже является потенциальным беглецом.

Доносчиков знали хорошо

Были люди, которые доносили ЧК не только из-за долга, и ни о том, какое пиво пили. Крейтусе рассказывает, что на факультете хорошо их знали. "Мне интересно видеть, как они сегодня сидят на высоких постах". На каждом курсе был по крайней мере один стукач, который писал ЧК "что Янис жаловался на русских, которые мешают справлять Лиго", - дополняет Крейтус.

Крейтус был свидетелем того, как выгнали его однокурсника из факультета химии Политехнического института. Парень положил цветы у могилы первого президента Латвии Яниса Чаксте. Только через два года ему удалось вернуться в институт.

Крейтусе указывает и реальный пример: "Валдиса Туринса - мы все знаем как маленького стукача. Он был на всех вечеринках в общежитии, но никто не мог его терпеть. Он был старше, но с философским мышлением у него было туго. Он не был единственным, и таких никогда не отчисляли". Те, которые знали, были очень удивлены, что он ринулся в активисты независимости. В 1989 году он поехал в Западную Германию, вроде, чекисты вынудили его покинуть Латвию. Проводить его на Центральный вокзал пришло много людей. В 1992 году Туринс вернулся.

Крейтусе своему стукачу зла не желает

В очередной раз мешки ЧК всплыли перед выборами. Крейтусе предупреждает: "Все будут смотреть ни на то, что Долгополов сидит рядом с Репше, все будут читать списки и искать в них соседей. Тем временем будет любое правительство, хоть во главе с Плинером".

«Я знаю, кто обо мне писал - однокурсник. На первом курсе меня чуть не исключили, меня спасло только то, что этот человек написал заявление сразу на Стабу (КГБ) и Первая часть университета вмешалась, поэтому я осталась учиться».

Грехом Крейтусе была критика социализма и колхоза. В наши дни Крейтусе даже довелось вместе поработать с этим стукачом в университете. Он стал лектором и профессором.

Агентура личной выгоды

Следует прислушаться к словам Крастиньша о фактах, которые забывают депутаты, чешущие пальцы у мешков ЧК. В мешках сведение о 24 000 персонах, но это далеко не все. "В погранохране КГБ было много агентов и персон доверия, особенно в поселках рыбаков. Была спецслужба морского военного флота, ГРУ. Их документы не хранились в Латвии. Огромное количество тех, которые ни за что так и не ответили", - рассказывает Крастиньш.

Крастиньш в 1994 году cпросил у кандидатов на пост министра, есть ли их имена в картотеке ЧК. Тогда несколько министров признали, что испачкались. Но после официальной проверки оказалось, что их имена не числились в мешках. Их карточки, по всей видимости, в Москве.

Крастинш считает, что в картотеке имеются "завербованные", которые никогда не сотрудничали с ЧК.

"Как бывший следователь милиции знаю, что в советское время у Министерства внутренних дел на каждые три месяца был план агентуры. У каждого агента были гонорары. Хоть и не большие, но все же... Не исключаю, что то же происходило и в КГБ", - отметил Крастиньш.

Из-за этих и других соображений Крастиньш считает, что решение опубликововать карточки чека не мудрое.

От стукача до мэра города

Высокие посты в Латвии до сих пор занимают люди, которые в советские времена покорно служили и проявляли лояльность оккупантам. Один из них мэр маленького города. Его считают очень влиятельным в кругах политиков.

В 1976 году в истории студенческих строительных бригад случилось нечто не бывалое - главным призом стала поездка в Англию. Вырваться было очень большим счастьем, в советское время даже поездка в Польшу была эксклюзивной.

Поездку выиграли студенты из Латвийского государственного университета с факультета истории и философии. После более тщательного отсеивания зимой 1977 года группа поехала на "враждебный запад". Конечно, вместе с куратором, главным заданием которого являлось следить за обликом морали студентов - если кто возомнит встретиться с латышами из-за границы в "Даугавас ванаги" или посетить квартал красных фонарей.

После возвращения наказали студента, который "не правильно" себя повел во время посещения могилы классика коммунизма Карла Маркса. Написали сообщение о том, что парень морально неустойчив. Его исключили из университета. Даже председатель комсомола факультета Петерис Лакис не смог ему помочь.

Через почти 30 лет бывший студент факультета философии не зол на своего стукача: "Ничего ужасного я не сделал. Сказал, что могли бы Марксу более красивую могилу сделать. Ясно, кто это был, ведь были места, где мы были только вдвоем. Бессмысленно что-либо доказывать, ведь у этого человека достаточно денег для того, чтобы все выкупить, да и машина может сбить..."

Это сообщение доказывает, что не обязательно было быть доносчиком ЧК, чтобы доносить о "неправильных" взглядах других.

УЗНАЙ О ТОМ, КТО НАСТУЧАЛ НА ТЕБЯ

Центр документации последствий тоталитаризма предлагает каждому выяснить, находится ли его имя в списках ЧК и какие материалы на него собраны КГБ ЛССР. Также возможно узнать, кто и что именно на вас донес. Такие материалы (если они имеются в Центре) можно узнать только о себе. С собой нужно брать паспорт. Ответ получите в течение месяца. Центр находится в Старой Риге, на улице Шкюню 15, время работы с 8.30 до 16.30, перерыв с 12 до 12.30.