Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

«Русский бунт» в Прибалтике будет подавлять НАТО

RBC Daily

  

Латвийское правительство подготовило поправки в закон о национальной безопасности, согласно которым в случае возникновения чрезвычайной ситуации в страну могут быть введены иностранные войска или «международные силы». Кабинет министров может в мирное время призвать в страну иноземный воинский контингент численностью до 100 человек и на срок до полугода. Контингент или срок могут быть увеличены, но только с согласия законодателей.

Министерство обороны Латвии выступило с разъяснением, согласно которому поправки стали необходимы из-за «растущей угрозы терроризма», в том числе угрозы против стран-союзниц США в иракской кампании. Разъяснение на первый взгляд выглядит вполне правдоподобно. Хотя Латвия со своей ротой (численность которой колеблется от 120 до 140 человек) вносит достаточно скромную лепту в дело так называемого «мирного урегулирования» на Среднем Востоке – скромную по сравнению с США, Британией или, на худой конец, Польшей, однако «Аль-Каида» и другие организации исламских фундаменталистов неоднократно заявляли об общих угрозах всем «оккупантам» без исключения. Мартовские взрывы в Мадриде с 200 жертвами многих заставили поверить в реальность этих заявлений. Теоретически длинная рука «мстителей за Ирак» может дотянуться хоть до Японии, хоть до затерянного где-то в Тихом океане королевства Тонга, которое тоже умудрилось – с целью напомнить миру о своем существовании – послать в междуречье Тигра и Ефрата аж 40 военнослужащих. Но до Латвии (Литвы, Эстонии) дотянется, может, и скорее, поскольку все три маленьких государства – теперь члены НАТО, а заодно и ЕС, а значит, пиаровский эффект от возможных терактов был бы уже общеевропейским. Это в теории, конечно, но все возможно.

Латвия – страна небольшая, специалистов по антитеррористической деятельности мало, и понятно, почему в принципе страна соглашается использовать услуги «варягов». Однако поправки в латвийское законодательство, похоже, имеют целью не только борьбу с «Аль-Каидой». И даже не столько ее. Иначе зачем понадобилось бы, допустим, для разовой акции по освобождению заложников звать в страну иностранный контингент сроком на полгода. И тем более оставлять на усмотрение законодателей увеличение этого срока, а заодно и численности контингента.

Похоже, что дело совсем в другом, а именно в продолжающемся межнациональном конфликте в республике. Акции протеста против приближающейся (1 сентября) реформы образования – то есть «латышизации» русских школ – внушают правительству серьезную тревогу. И немудрено – один из активистов Штаба защитников русских школ Юрий Петропавловский пообещал на днях Кабинету министров не больше не меньше как «повторение революции 1905 г.»: «Массовые возмущения русской общины вместе с демонстрациями противников отмены «потолка» квартплаты приведут к тому, что свалится не только правительство, но и Сейм Латвии». Премьер Индулис Эмсис признал в связи с этим, что «неприятности будут, мы этого избежать не сможем» (учитывая, дескать, факт поддержки «школьного движения Москвой и местными латвийскими предпринимателями), и в связи с этим заявил, что необходимо «поднапрячься ответственным министерствам, в первую очередь МВД». Что в переводе с дипломатического языка означает следующее: предстоят серьезные волнения, и их необходимо подавить.

Однако возникает вопрос: «Будет ли полиция эффективной в борьбе с действительно массовыми выступлениями?». Не очень большие, но высокопрофессиональные подразделения спецназа – другое дело. В августе 1991 г. подконтрольный правительству СССР рижский ОМОН справился не только с демонстрантами, но и с полицейскими силами молодой, де-факто независимой Латвии. Хотя численность сил этого ОМОНа была немногим более 100 человек, но он практически на два дня захватил власть в Риге. Таких подготовленных подразделений в распоряжении латвийского правительства сейчас нет. Что касается армии, то она и не предназначена для выполнения таких задач. Правда, ВС предстоит реформа: переход на профессиональный статус, вследствие чего контрактники, возможно, и возьмут на себя функции внутренних войск, но это дело будущего.

Справляться с «русским бунтом» между тем, возможно, необходимо будет уже буквально завтра. И что остается делать, как не приглашать в страну иностранцев – скорее всего, из числа «собратьев» по НАТО. Например, у британцев накоплен громадный опыт по борьбе с демонстрантами и вооруженными экстремистами в Ольстере, а в последнее время и опыт «миротворчества» на Балканах и в Ираке. Трудно, однако, предсказать, какова будет реакция НАТО на возможную просьбу латышей. Одно дело – «наводить порядок» после натовских бомбежек в Косово, другое – под боком у России и откровенно против ее интересов. Впрочем, если самолеты Альянса, взлетая с литовской базы, осваивают воздушное пространство у границы РФ, то почему бы подразделениям войск или полицейского спецназа не освоить и пространство сухопутное. Если в НАТО решат, что защита этого пространства если не от русских войск, то от «русских бунтовщиков» отвечает жизненно важным интересам блока, то остановить этот блок может только чудо. Или какой-нибудь железный аргумент со стороны России. Впрочем, действительно будет чудом, если такой аргумент вообще будет предъявлен: слишком долго Москва вела роман с НАТО, чтобы грозить чем-то серьезным.