Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Мастодонты фуршетных столиков c фигой в кармане

Братья Карамысловы

  

С фаст-фудом и кока-колой, с либеральными ценностями и кредитными траншами в нашу жизнь вошли ПРЕЗЕНТАЦИИ. Фирмы, холдинги и государственные конторы ежедневно собирают деловых партнеров вместе с корреспондентами, а после речевок о новациях и прожектах предлагают пройти к фуршетному столу и пообщаться в неофициальной обстановке. Для заместителя редактора еженедельника ЖЗЛ Андрея Шаврея нахождение на презентациях – стиль жизни.

Его можно назвать мастодонтом фуршетных столиков. Стаж хождения по тусовкам превышает 10 лет. Мы помним Андрюшку еще худеньким романтичным юношей, едва пришедшим в журналистику из балета. Он застенчиво дружил с ценителями искусств, ему оказывали покровительство мэтры. Сейчас журналисту Шаврею трудно впомнить свою первую презентацию, ибо они уже давно слились в непрерывную феерическую ленту. На стол непременно: виски, мартини, омары и осетры – иначе его остроумная статья вряд ли появится в печатном издании. В день Андрей получает 5-8 приглашений от разных Домов, но успевает посетить не более трех.

- Я скажу серьезно, но все же с легким налетом юмора. Хождение по фуршетам – главная составляющая моей работы. Самое смешное - я иногда падаю. Это мне напоминает историю с народной артисткой Советского Союза Раневской, когда она однажды шла по льду и подскользнулась. Ее подхватили какие-то пионеры. После чего она сказала: «Поднимайте меня, пионэры. Народные артистки Советского Союза на улицах не валяются!» Они ее подняли, и тут она произнесла: «Дорогие пионеры, идите-ка вы в жопу!» Я, конечно же, не Раневская, не обладаю таким феноменальным чувством юмора. Но меня поднимают и как правило приглашают опять туда же. Не могу понять, почему меня приглашают в одни и те же места! - говорил Андрейка, звеня кубиками льда в стакане с Martini bianco. Разумеется, мы встретили его на очередной презентации.

Талант не пропьешь и не проешь – он или есть, или его нет. А у раздобревшего Шаврея есть-таки Божья искорка: он - принц любого застолья. Эпикуреец и пьяница, круглый и веселый, словно мячик, Андрейка рассказывает:

- Самая веселая фуршетная история приключилась со мной в Питере. В Риге ТАКОЕ просто не может произойти. Я периодически раз-два в год приезжаю в Санкт-Петербург, у меня там крестная, я там крещен. Однажды знакомый искусствовед пригласил меня в Эрмитаж на презентацию туалета... Ватерклозета Эрмитажа! Это было три года назад. Интерьер этого туалета незадолго до смерти создал Версаче. Тот самый Джанни Версаче, которого в Майями застрелили. Вот это презентация! Там были очень солидные люди. Например, Кирилл Юрьевич Лавров, Олег Басилашвили. Наконец, академик Михаил Пиатровский, он же гендиректор Эрмитажа, с висящей на шее гирляндой из туалетной бумаги. Все это было в духе Луиса Бюнуэля. Там еще ходили девушки на тонких каблучках, разносили мимо писуаров тонкие вина и блюда с лососем. У нас ни один директор на такое не подписался! А тут академик, хозяин Эрмитажа! После той презентации, скажу откровенно, как на духу, все рижские фуршеты у меня смешались в одну череду прекрасных событий.

Шаврей, конечно, в своем амплуа. Кушает и пишет. Все довольны. Но под ногами принца, выделывающими балетные па, есть и просто любители подержать фигу в кармане. У них удивительная способность к мимикрии, словно у хамелеонов, отчего они полностью незаметны в среде масс-медийщиков. Корреспондент «Субботы» Андрей Мамыкин (до недавнего времени ведущий некой передачи на одном из латвийских телеканалов) накануне сделал весьма любопытное заявление газете «Комсомольская правда»:

- Я переступил через все унижения и получил гражданство, думая про себя так: вашу версию истории я вам расскажу, держа фигу в кармане, но голосовать за ваши партии не буду. После подачи документов мне сказали: «А сейчас мы проверим - не являлись ли вы агентом КГБ и держателем конспиративной квартиры?» Помилуйте, мне же было всего 15 лет, когда распался Союз!.. Потом нас, несколько человек, собрали, чтобы мы дали присягу - что-то типа клятвы юного пионера: обещаю, мол, за государство отдать жизнь... Пожилая тетушка-чиновница три свечки зажгла. Я читаю - а она плачет. Испугался: «Вам плохо?» А она: «Так хорошо, как вы, еще никто не читал!» Наивные, добрые тетки... Я это сделал, но ни моя мама - ей 53, ни отчим - 68, ни дедушка, которому 88, никакие экзамены сдавать не пойдут, это точно.

Эх, наивные, добрые тетки! Что тут добавишь…

Рекомендуем на данную тему:

СЛОВО И ДЕЛО. О чем говорят в редакции "Субботы"?