Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Кто кому больше нужен

Трибуна.ru

  

(picture 2)
Виктор Калюжный всегда готов к аресту.

Вот уже более десятка лет Москва и Рига не могут найти общего языка. Есть ли выход из этой ситуации? Поискать его за «круглым столом» «Трибуна» пригласила авторитетных специалистов из России и Латвии.

– В чем причина напряженности в российско-латвийских отношениях и кому выгодно такое положение?

Владимир Симиндей, политолог, в 2001 – 2005 годах сотрудник российского посольства в Латвии:

– Ключевая проблема состоит в трактовке Ригой факта создания в 1991 году 2-й Латвийской Республики. По мнению латвийской стороны, в начале 90-х годов произошло не образование нового государства на обломках СССР, а восстановление независимой республики, существовавшей до 1940 года. Исходя из такой логики, гражданство Латвийской Республики автоматически предоставлялось только тем, кто жил там до 1940 года, а также их потомкам. В результате возник позорный институт неграждан. И еще. Российское общественное мнение очень серьезно беспокоит героизация легионеров, воевавших на стороне гитлеровской Германии в составе дивизий СС.

Существующая напряженность в отношениях между нашими странами выгодна правящим кругам Латвийской Республики, обрабатывающим электорат в антироссийском духе.

Валдис Биркавс, бывший премьер-министр и министр иностранных дел Латвийской Республики:

– Причина напряженности заключается в различной интерпретации истории. При этом речь идет не об историках, а о политиках. Латвийские и российские радикалы заинтересованы в существовании друг друга. Ведь только в таком случае у них сохраняется почва для соответствующих политических акций. Уже давно замечено, что при каждом потеплении российско-латвийских отношений радикальные политики обоих государств публично выступают с резкими и абсолютно неприемлемыми заявлениями. Беда в том, что иногда к ним примыкают и политики, тяготеющие к Центру.

Игорь Студенников, бывший посол РФ в Латвии:

– Усиление напряженности в основном происходит в разгар предвыборных кампаний. Теперь что касается причин. Одна из них заключается в приверженности ряда латвийских политиков определенным фобиям в сфере истории и национальных отношений. Вспомните «битву» вокруг памятника Петру I в Риге. Политический истеблишмент выступил против его установки, мотивируя это тем, что Петр I был оккупантом, а посему памятника не заслужил. При этом в Риге забывают, что только после присоединения к России стала формироваться латышская нация. Забывается и то, сколько было сделано Советским Союзом для развития Латвии.

Вторая причина, причем более важная, – это положение наших соотечественников. В Латвии сейчас проживает 700 тысяч этнических русских. На днях латвийский депутат, представляющий партию «Отечество и Свобода», назвал наших соотечественников оккупантами и предложил им покинуть Латвию. Латвийские политики никак не могут понять, что им не удастся создать моноэтническое государство.

Александр Чубарьян, академик, директор Института современной истории РАН:

– Да никому не выгодна напряженность. Однако существует несколько болевых точек. Причем они затрагивают не политические отношения, а гуманитарные проблемы и трактовку истории. Гуманитарный аспект касается обеспечения прав русскоязычного населения Латвии. В нынешней ситуации для русскоязычного населения наибольшие трудности – в сфере образования, трудоустройстве, решении различных социальных вопросов. По поводу трактовки истории. Вообще недопустимо, когда трактовка исторических событий ухудшает отношения между государствами. Современная политика не должна быть заложницей истории. По моему мнению, просто некорректно говорить об оккупации относительно всего происходившего в Латвии после 1945 года. Там развивались и наука, и культура, и образование. Вместе с тем мы осуждаем депортации и репрессии по отношению к населению Латвии. Но эти преступления сталинской системы не были чисто латвийским явлением, а затронули миллионы советских людей.

– В чем состоят интересы России на латвийском направлении, а у Латвии – на российском?

Владимир Симиндей:

– Наиболее важным российским интересом в Латвии является обеспечение прав и свобод русскоязычных жителей, а также отказ официальной Риги от финансовых и территориальных претензий. Латвийские парламентарии сопроводили проект Договора о границе специальной декларацией со ссылкой на Мирный договор 1920 года. Но ведь есть и другие исторические договоры, например, Ништадский мир, по которому территория нынешней Латвии «навеки» входит в состав России, за что шведы получили компенсацию золотом.

Экономически Россия заинтересована в сохранении транзита различных грузов. Однако нам совсем не нужно доминирование латвийского маршрута на побережье Балтики. Более того, чтобы не допустить зависимость экспорта энергоносителей от латвийского маршрута, на территории России были построены дополнительные терминалы. Разговоры латвийских политиков и бизнесменов о том, что Латвия может играть роль моста между Россией и Западной Европой, для нашей страны неактуальны. Мы знаем, какими «серыми» схемами в Латвии привлекают российский бизнес – вспомним хотя бы банковские скандалы.

Конечно, у России и Латвии есть взаимные интересы. Но многие из них находятся за пределами двухсторонних отношений. Например, в области экологии Балтийского региона.

Валдис Биркавс:

– Главный интерес Латвии заключается в установлении добрососедских отношений. Фактически этого очень легко добиться. В интересах обоих государств подписание уже давно согласованных договоров, завершение процесса оформления государственной границы и активное развитие экономических отношений.

Игорь Студенников:

– Латвийские политики боятся даже российских инвестиций, полагая, что Москва пытается через свой бизнес овладеть стратегическими сферами экономики Латвии. Однако не надо преувеличивать значение Латвии как торгово-экономического партнера России. Ведь по населению Латвия – это пятая часть города Москвы. А во внешнеторговом обороте нашей страны на Латвию приходится 0,6%.

Александр Чубарьян:

– Я тоже считаю, что наш главный национальный интерес – иметь нормальные отношения со страной, с которой у нас есть общая граница и опыт тесных связей в области культуры, науки, образования на протяжении столетий. Второй наш национальный интерес заключается в развитии экономических связей. И, наконец, третий наш национальный интерес касается улучшения положения соотечественников в Латвии. А именно, чтобы они пользовались такими же правами, как и все граждане Латвийской Республики.

Считаю, что чем быстрее будет нормализована ситуация с правами русскоязычного населения, тем быстрее будет создана основа для общей нормализации отношений.

– Что можно предложить для вывода российско-латвийских отношений из тупика?

Владимир Симиндей:

– Например, подготовка и полет латвийского космонавта. Стимулом для Латвии могли бы стать соображения престижа и гордости, а для России возможность обеспечить финансами космическую отрасль.

Еще одним шагом для выхода из тупика могло бы стать взаимное облегчение визового режима. Конечно, сейчас это зависит от ЕС, но мы бы хотели услышать отчетливый голос официальной Риги в поддержку этой инициативы. Что касается психологических барьеров, то они будут исчезать настолько быстро, насколько быстро политическая элита Латвии перестанет «накручивать» свой народ по поводу «оккупации».

Валдис Биркавс:

– Прежде всего нужна подготовка встречи на высшем уровне. Но до встречи дипломатам и политикам необходимо отказаться от громкой политической риторики и вопреки заявлениям радикалов наметить программу, которую можно реализовать в течение 2 – 3 лет. При этом наиболее сложные вопросы целесообразно откладывать на потом. Поскольку Латвия является членом ЕС и НАТО, ей следует перестать бояться России. Никаких сверхъестественных решений принимать не надо. Необходимо только иметь политическую волю, которая всегда приводит к приемлемым компромиссным решениям. Хотя такие решения особо никого не радуют, но они двигают отношения в правильном направлении.

Игорь Студенников:

– Я бы посоветовал латвийским политикам, во-первых, не оглядываться постоянно назад. Ведь, ссылаясь на историю, они культивируют недоверие и страх перед Россией. И во-вторых, создать достойные условия жизни русскоязычному населению Латвии с учетом европейского опыта и рекомендаций европейских институтов. Ведь неграждане, прожив в Латвии 50 лет, так и не получили права участвовать в выборах, хотя всегда являлись добросовестными налогоплательщиками. А вот гражданин Евросоюза, прожив шесть месяцев в Латвии, имеет право участвовать в муниципальных выборах. В городе Даугавпилсе, где проживает 70 % русскоязычного населения, русский язык не имеет официального статуса. Хотя Совет Европы рекомендует предоставлять официальный статус языку национальных меньшинств в местах их компактного проживания.

Кое-что могла бы сделать и российская сторона. Непомерно затянулась подготовка к подписанию соглашения о сотрудничестве в социальной сфере. Прежде всего из-за волокиты наших чиновников.

Александр Чубарьян:

– Обе стороны должны проявлять добрую волю и стремление к нормализации отношений. Кстати, Советский Союз, правопреемником которого является Россия, в конце 80-х осудил Пакт Молотова – Риббентропа. Так что мы свой шаг сделали давно. Историкам двух стран нужно чаще встречаться и искать взаимоприемлемые формулировки. Я предложил бы организовать летнюю школу молодых историков России и Латвии. Что же касается положения русскоязычного населения Латвии, то местные власти должны проявлять большую терпимость и понимание их проблем.