Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Ушакову по-прежнему Сейм не светит

  

(picture 2)

В апреле текущего года самой популярной политической партией Латвии был Союз "зеленых" и крестьян (СЗК) спикера Сейма Ингриды Удре, второй - политическое объединение "За права человека в единой Латвии" (ЗаПЧЕЛ).

Об этом свидетельствуют данные опроса фирмы по исследованию рынка и общественного мнения Latvijas fakti, которые 26 апреля, привело агентство LETA.

Если бы выборы в Сейм проходили в апреле, за СЗК проголосовали бы 10,9% граждан по сравнению с 7% в марте, а за ЗаПЧЕЛ - 10% по сравнению с 9,5% в марте. Число сторонников Нового времени сократилось по сравнению с мартом с 14,3% до 9,9% избирателей, Народной партии (НП) - наоборот, увеличилось с 7% до 8,7%, а популярность объединения "Отечеству и Свободе/Движение за национальную независимость Латвии" уменьшилась до 8,2% (-0,3%). Прочие партии не преодолевают 5 процентный барьер. За объединение "Центр согласия" готовы были проголосовать 4,7% (-0,2%), за объединение Первая партия/Латвийский путь - 4,1% (+0,1).

Стоит напомнить, что председатель «Центра согласия» Нил Ушаков, как сообщила рижская газета «Час», написал заявление в прокуратуру, в котором обвинил журналиста Леонида Якобсона в вымогательстве. Приведем цитату из «Часа» (издание позиционирует себя как «газета правды») за 10 февраля 2006 года: «Следствие по этому делу еще идет. И, как понял «Час», уже на финише - на прошлой неделе состоялась очная ставка между потерпевшим Ушаковым и Леонидом Якобсоном».

Еще одна цитата из той статьи»:

„Вот что рассказал нам по этому поводу заявитель Нил Ушаков.

«Час»: - Расскажите, пожалуйста, о сути вашего заявления в прокуратуру.

- Сразу после моего избрания председателем «Центра согласия» на сайте «компроматчиков» стали появляться странные, взаимоисключающие статьи. Одна с намеком на солидность, - что меня поддерживает администрация президента России. Другая - что меня, наоборот, поддерживает Березовский. Появилась информация, которая уж совсем не имела смысла - о моем якобы «романе с Машей Гайдар»”.

Итак, следствие действительно ведет Управление по борьбе с организованной преступностью. Но журналист Леонид Якобсон не находится в статусе подозреваемого. Вот что он рассказал:

- У меня имеются подозрения, что следствие ведется необъективно, - рассказывает Леонид. - Накануне я был вынужден обратиться с заявлением в Генеральную прокуратуру. К сожалению, я не имею права рассказывать о нюансах расследования, так как дал «подписку о неразглашении». В середине декабря 2005 года руководство Управления по борьбе с организованной преступностью, cославшись на некую оперативную информацию, навязало мне охрану. Охраняли длительное время: более месяца. Но обо всем по порядку.

Осенью 2005 года под дверь квартиры, где я проживаю, неустановленные до сих пор преступники заложили 500 граммов тротила. По данному факту возбужден криминальный процесс.

15 декабря 2005 года я встретился с председателем «Центра согласия» Нилом Ушаковым. После разговора с этим начинающим политиком, который состоялся в кафе телецентра, на электронный адрес KOMPROMAT.LV пришла аудиозапись нашей конфиденциальной беседы. Стоит отметить, что Ушаков - журналист. У него вполне мог оказаться при себе диктофон...

16 декабря 2005 года меня вызвали в Управление по борьбе с организованной преступностью. Сотрудники полиции объявили, что имеются оперативные сведения о готовящемся покушении на мое убийство. Мотив: в ближайшее время, по данным полиции, мне должны были быть переданы материалы, касающиеся возможной причастности некоего господина (не стану называть его фамилии) к убийствам Михаила Герулы и Андриса Кюрбиса. Полицейские предложили выбор: либо написать заявление на имя Генерального прокурора с просьбой о предоставлении охраны. Либо так же письменно заявить, что об опасности предупрежден, но от защиты отказываюсь. Это было в пятницу, 16 декабря.

Понятно, я был несколько напуган. В понедельник, 19 декабря, я написал заявление с просьбой предоставить мне охрану. В тот же день меня взяли под защиту. Но что характерно: дело уже не касалось упомянутых выше убийств. Криминальный процесс, который Управление по борьбе с организованной преступностью ведет и ныне, был возбужден на основании угроз, которые полицейские сами же обнаружили в комментариях к статьям на KOMPROMAT.LV.

С тех пор Управление по борьбе с организованной преступностью не прекращает оказывать на меня давление. К сожалению, я лишен права публично расскать о том, какие именно методы используют полицейские. Но обещаю: по окончании следствия поведать обо всех его перипетиях, конечно, при этом - не нарушая закон.

Рекомендуем на данную тему:

Сколько получил «соглашант» Урбанович?

«Центру согласия» в Сейм не попасть: доносчиков никто не любит

Как «Центр согласия» полицию использует

Пчелы ужалили центровых телепузиков

Latvijas Avīze: «У кого растут ноги из Балтийского канала»

Персоналии: Ушаков Нил