Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Зачем банкирам футболисты

Бизнес.LV

  

(picture 2)
Валерий Белоконь. Фото с сайта www.belokonholding.com.

В апреле футбольным фанам английского города Блэкпул официально объявили о том, что новым владельцем футбольной команды Blackpool станет латвийский миллионер, банкир Валерий Белоконь. Что ищут латвийские банкиры на английских футбольных полях: следуют ли они общей моде среди экс-советских предпринимателей или выступают как посредники клиентов, предпочитающих остаться в тени? И почему их самих или их клиентов не интересуют латвийские команды как предмет инвестиций?

Английский курортный город Блэкпул, в 11 часах езды от Лондона, приобрел всемирную известность как место проведения Открытого чемпионата Англии по бальным танцам — авторитетнейшее соревнование в своей области. Кроме того, город был известен в автомобильных кругах как место производства автомобилей британской частной компании TVR. Последнюю в 2003 году приобрел Николай Смоленский, сын известного российского банкира.

Между тем наряду с новостью о покупке английского клуба Белоконем другой миллионер, Гунтис Индриксонс, заявил, что может ликвидировать один из сильнейших футбольных клубов — Skonto, ядро латвийской национальной сборной. По словам Индриксонса, на такой шаг его толкают "враждебные" действия латвийских чиновников.

БОГАТЫЙ ПРОДАВЕЦ

Клуб Blackpool основан в 1877 году. Сегодня команда играет в третьей английской лиге. До недавнего времени клубом владел британский миллионер Оуэн Ойстон. По версии The Sunday Times, его состояние оценивается в 94 млн фунтов стерлингов (около 180 млн USD). И вот у английского миллионера объявился латвийский преемник — Валерий Белоконь. Президент Blackpool Чарлз Ойстон, отец бывшего владельца команды, рассказывает о "существенной сумме наличных", уже внесенной новым владельцем (по данным латвийской прессы — 1 млн GBP), и грезит о новых трансферах.

БЕДНЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ

Не секрет, что основной прибыльный актив Валерия Белоконя — банк. По данным Комиссии по надзору за рынком финансов и капитала, покупатель Blackpool владеет не менее чем 50% Baltic International Bank совместно с братом Вилорием Белоконем (от 10% до 20%). Не менее 33% упомянутого банка принадлежит Вячеславу Крамному, бизнес которого связывают с Украиной.

На общем фоне латвийских банков BIB не выделяется ни агрессивной политикой, ни большой прибылью. Банк показывает в среднем 500-600 тыс Ls прибыли в год. 2005 год может стать рекордным: по данным самого Baltic International Bank, прибыль банка в конце III квартала 2005 года составляла 650 тысяч латов.

А объем активов за первые девять месяцев 2005 года, по сравнению с аналогичным периодом 2004 года, увеличился на 55%, или 24,5 миллиона латов, и на 30 сентября достиг 68,7 млн латов.

Для сравнения: общая прибыль Aizkraukles banka (банк позиционирует себя также как банк со 100-процентным латвийским капиталом) за тот же год составила 18 млн Ls. Активы - 547 млн Ls.

Прочие составляющие Belokon Holdings, такие предприятия как Bri¬vais vilnis (рыбообработка и выпуск шпрот) и Kimmels R¬iga (пивоварня), не дают поводов заподозрить их в сокрытии многомиллионных прибылей. Здесь стоит говорить скорее об убытках. Данные по Kimmels Ri¬ga за 2005 год свидетельствуют, что предприятие завершило год с убытками, правда, не столь большими, как в предыдущие годы. В 2004 году они составили 1 млн Ls, в 2003-м — 915 тыс Ls.

Рыбоконсервное предприятие Bri¬vais vilnis закончило 2004 год с потерями в 650 тысяч Ls при обороте 4,73 млн Ls, в 2005 году ситуация улучшилась и оборот достиг 8,46 млн Ls при прибыли 78 200 Ls.

Из прочих предприятий, составляющих Belokon Holdings, ни одно не дает надежд на существенную прибыль. Наоборот, активное участие в различных политических и медиапроектах потребовало изрядных вложений средств от самого предпринимателя. По подсчетам латвийских СМИ, в период с 2003 по 2004 год общая картина получается далеко не радужная. BIB для "бизнес-империи Белоконя" за последние два года заработал около 800 тыс Ls. Остальные же предприятия принесли 1,4 млн Ls убытков. Кредитная ситуация, в которой находятся компании, также была признана нелицеприятной.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ

В общем, к началу переговоров о покупке английского клуба ничто не свидетельствовало о том, что у латвийского бизнесмена есть в наличии лишние миллионы. Скорее ему не помешали бы дополнительные ресурсы. Интересно, что в Англии латвийского бизнесмена рекомендовали как магната, сделавшего состояние на рынке недвижимости. Не отрицая такой возможности, рискнем предположить, что речь идет о неких зарубежных сделках, поскольку имя Валерия Белоконя в Латвии не числилось ни среди крупнейших владельцев земли и городской недвижимости, ни среди участников крупных строительных проектов. Есть и еще одно предположение касательно недвижимости. Остроумцы из наших коллег намекают на тесные связи латвийского банкира с опальным российским олигархом Борисом Березовским. Не секрет, что два посещения маленькой Латвии БАБом в течение прошлого года были организованы по приглашению и при тесном участии Валерия Белоконя. Подобная отзывчивость и подчеркнуто тесные отношения совладельца BIB как с самим миллиардером, так и с представителями его "близкого круга" — дорогого стоят во всех отношениях.

Впрочем, возможно, что сомнения по поводу состоятельности латвийского банкира не имеют под собой оснований. И его желание войти в новый интересный бизнес вполне адекватно. Но почему же деньги не были вложены, что называется, под боком — в латвийский спорт?

БИЗНЕС НА ПОЛЕ

"Как я могу понять из информации, появившейся в прессе, Белоконь уже купил английский клуб. Насколько это выгодно или нет в плане бизнеса? Это зависит от местонахождения клуба, в каком дивизионе он играет и что это вообще за клуб? В мире есть страны, футбольные лиги которых приносят неплохой доход. Англия — одна из таких. Некоторые клубы зарабатывают там очень большие деньги", — прокомментировал сделку корреспонденту Бизнес.LV президент Латвийской футбольной федерации (ЛФФ), владелец ФК Skonto Гунтис Индриксонс.

"В принципе, это очень хороший бизнес, но никогда он не будет бизнесом в Латвии. Поговорка "Никогда не говори никогда" — не для этого случая. Чем зарабатывают такие клубы? Во-первых, продажей прав на телевизионную трансляцию матчей. Клубы получают за это миллионы. В Латвии — мы доплачиваем телевидению. Только за трансляцию последнего чемпионата выложили порядка 70 тыс. латов за 28 игр. Во-вторых, это деньги, которые приходят из карманов болельщиков-посетителей. В Англии лучшие футбольные клубы регулярно собирают на каждую игру 40—60 тысяч болельщиков-зрителей. Билет там стоит минимум 10—15 фунтов. Это дополнительные многомиллионные доходы для клуба. Подсчитайте: одна игра "Манчестер Юнайтед" в Лиге чемпионов при полном стадионе, 70 тыс. зрителей, и стоимости билетов по 20—30 фунтов может принести 1,4 млн фунтов! И за сезон у клуба не одна такая игра.

В Латвии на игру приходит в лучшем случае 2—3 тысячи зрителей, и люди готовы заплатить за игру не более 1—1,5 лата. Я говорю о матчах клубов, а не сборной. Например, недавно у нас была игра Liepajas metalurgs — Skonto. От реализации билетов мы получили около тысячи латов. Если бы все игры чемпионата были такими — это 14 тысяч за сезон (в сезоне 14 игр). В итоге каждая игра для нас — убыточна, потому что надо возмещать еще и затраты на воду, электроэнергию, освещение, охрану стадиона, изготовление рекламных щитов и их размещение, расходы на штат, зарплату, налоги — это требует больше тысячи латов. Skonto — лучший стадион в стране, но он убыточный, и я каждый месяц доплачиваю за его содержание из своего кармана.

Берем следующую статью доходов: если на игру в Англии приходит 70 тысяч зрителей и каждый тратит во время матча 2—3 фунта на еду и питье, вот вам и еще несколько тысяч, а за сезон — миллионы. Нашему же зрителю только-только хватает на билет. Четвертая статья доходов в мире футбола — продажа атрибутики (формы и разных сувениров). Майка Роналдо стоит 30 фунтов — и ее все равно покупают. Вот из этих составляющих и складывается бизнес. Но в наших клубах это невозможно", — так обрисовал разницу между спонсорством латвийского и инвестициями в английский футбол Гунтис Индриксонс.

М-да. Привлекательным с инвестиционной точки зрения латвийский спорт никак не назовешь. А вот если оценить покупку английского клуба как бизнес-проект, то, по мнению президента ЛФФ, при правильной работе и выходе команды в премьер-лигу с нынешнего места в английском чемпионате — это реально и возможно. Впрочем, не исключил Индриксонс, заключению сделки могли способствовать и некие побочные интересы. Например, приобретение клуба тесно увязано с выходом на английский рынок некоего нового продукта: пива или филиала банка. "В Англии нельзя придумать ничего лучше, как совместить продукт с футболом", — считает он.

ЗЕМЛЯ И ЛЮДИ

На вопрос, не многовато ли, пусть и для миллионера, потратить несколько миллионов фунтов на рекламную кампанию пива, президент ЛФФ задумался: "Я ведь досконально не знаю, что он купил. Футбольный клуб — это не только игроки, но и стадион, и спортивная база, а значит, и много недвижимости, земли. Когда Абрамович купил "Челси", вместе с клубом он прибрал к рукам большой кусок недвижимости в одном из богатейших районов Лондона. Если говорят, что кто-то покупает клуб, то подразумевают не только футболистов или стадион, но и землю вокруг стадиона, бизнес-объекты на этой территории, тренировочную базу, поля, возможно также, детско-юношескую школу, которой принадлежат собственные объекты недвижимости. Клуб — это не только игроки, но еще и тренеры, обслуживающий персонал, техника и другие активы.

Для того чтобы зарабатывать деньги на футболе, не обязательно поступать по примеру нынешнего хозяина "Челси". Покупка новых игроков необходима, только если ты собираешься поднять команду в высшую лигу чуть ли не завтра. А если готов ждать и идти к цели постепенно, тогда так много средств не нужно. Очень много зависит от детской школы, академии. Если она работает, то не надо покупать звезду за 50 млн — можешь попробовать вырастить ее сам. Для Латвии, например, остается только один путь — вырастить таланты, которые будет покупать "Челси". Правда, сначала попробуйте найти бизнесмена, желающего вложить деньги и ждать отдачи 15 лет. Ведь будущую звезду надо взять в 6 лет и тренировать до 23 лет со всеми вытекающими... Правда, вероятность того, что вырастет хороший футболист, составляет 1 к 100".

КАК ПОКРЫТЬ УБЫТКИ

Сколько стоит удовольствие иметь собственный клуб? "Затраты на содержание Skonto — около двух миллионов евро в год. При этом примерно 1,5 млн — мои деньги, из них 1,2 млн — прямые убытки. Правда, сейчас стоимость недвижимости ФК Skonto — десятки миллионов, поэтому я и могу тратить на футбол больше, чем другие. В свое время испанский "Реал", для того чтобы расплатиться с долгами, продал свою базу. Объект находился в престижном месте, и клубу удалось не только отдать долги и построить новую базу, но даже заработать. Цены на недвижимость — важный аспект футбольного бизнеса. Любой, кто приобретает клуб, должен думать, что стадион и база должны находиться в "дорогих" местах, где вокруг можно развивать успешный бизнес. Тогда содержать команду будет рентабельно", — отметил Индриксонс.

Нельзя не согласиться с президентом ЛФФ в том, что английский футбол богаче, чем латвийский. По данным аудиторской компании Deloitte, идущий сейчас на втором месте в чемпионате Англии "Манчестер Юнайтед" — самый богатый футбольный клуб на планете. Согласно проведенным компанией исследованиям, "Манчестер" заработал за 2004 год 167 миллионов фунтов стерлингов. Ближайший преследователь англичан, итальянский "Ювентус", — на 22 миллиона меньше.

В начале 2000-х годов в английском футболе заговорили о грядущем кризисе. Продажа "Манчестер Юнайтед", "Челси", "Астон Виллы" и "Портсмута" иностранным инвесторам — подтверждение этому факту. Причины разные. В первую очередь — перегрев рынка футбольных телетрансляций, деньги от которых шли главным образом на увеличение зарплаты игроков. При том, что телевизионные деньги составляют в бюджете клубов премьер-лиги 20—25%. И здесь многое зависит от места клуба. Оборот от трансляции первых пяти участников премьер-лиги равен суммарному обороту оставшихся 72. Впрочем, и у клубов рангом пониже имеются собственные источники доходов. Так, спонсором чемпионата второго и третьего дивизиона Англии является компания Coca-Cola. Клубы получают также отчисления от трансляций матчей по кабельному телевидению.

Правда, нельзя сказать, что поступления от последних трансляций носят стабильный характер. Не так давно случилась неприятная история, когда компания ITV подписала трехлетний контракт на показ игр с участием футбольных клубов трех низших дивизионов Англии, обязавшись заплатить им за права телетрансляции около 450 млн USD. За четыре года своего существования компания привлекла около 800 млн USD кредитов. Но инвестиции, сделанные в расчете на интерес англичан к футболу, не оправдали себя. Рейтинги трансляций футбольных матчей постоянно снижались. Потери ITV около миллиона USD в день привели к ее банкротству, что поставило клубы низших дивизионов в очень сложное положение. Вплоть до того, что в правительстве рассматривалась программа по закрытию клубов и переобучению футболистов иным профессиям. Так что рассчитывать на существенную прибыль от телетрансляций не стоит. Что же остается инвестору? Может, для привлечения дополнительного финансирования выйти на биржу? В Британии это вполне возможно.

БИРЖА И МЯЧ

Выход английских футбольных клубов на английскую фондовую биржу начался еще в 1983 году. К 2001-му на бирже котировалось двадцать клубов. Затем начался обратный процесс, и сегодня на бирже остались акции лишь девяти клубов.

Почему не случился взаимный роман? Эксперты дают на этот счет простое объяснение — футбол как бизнес плохо предсказуем. Сегодня клуб покупает звезду за несколько десятков миллионов долларов, а завтра футболист получает серьезную травму и пропускает целый сезон. Или еще проще: звезда может банально не заиграть. Таких рисков, пожалуй, больше нет ни в одном виде бизнеса. Даже у венчурных фондов на один проект не приходится такая большая доля от общего портфеля, как у футбольных клубов на покупку звезд.

У крупных клубов большие расходы. Им обязательно нужно время от времени что-то выигрывать, не чемпионат, так Лигу чемпионов. Если же команда попадает в полосу неудач, то это грозит серьезными убытками и потерями от падения котировок. Маленькие же команды инвесторов просто не интересуют.

ИМИДЖ — ВСЕ

Бизнес футбольных клубов очень нестабильный. Их финансовые показатели обычно хуже, чем в среднем у компаний по всей экономике. Они ведь стараются тратить деньги на игроков, а не на выплату дивидендов акционерам. Неудивительно, что инвесторы относятся к футбольным акциям с недоверием. Рост акций футбольных клубов — это скорее исключение, нежели правило. Акции таких зубров, как "Рома", "Ювентус", "Боруссия", падали практически с самого начала обращения на бирже. Например, акции "Ювентуса" с момента размещения упали за два года более чем вдвое. У "Манчестера", несмотря на восемь чемпионских титулов и победу в Лиге чемпионов, к весне 2003 года, то есть к моменту, когда американский мультимиллионер объявил о намерении приобрести клуб и начал постепенную скупку акций, котировки упали до уровня IPO 1991 года.

Впрочем, эксперты считают, что существенным резервом, который может быть использован клубами в условиях пересыхания потока телевизионных денег, является максимально выгодное использование своего бренда. Пока что в Англии наиболее успешно действуют в этом направлении вышеупомянутый "Манчестер Юнайтед", заключивший несколько соглашений по продвижению своей торговой марки на рынки Северной Америки и Азии, "Ливерпуль", "Арсенал", "Челси" и "Тоттенхэм". Однако в раскручивании футбольного бренда есть немало проблем, в частности клуб должен обладать богатой историей и успешно выступать на внутренней и международной арене. Отсюда понятны проблемы, с которыми сталкиваются такие команды, как "Фулхэм" или "Мидлсбро" при заключении крупных маркетинговых контрактов.

Суперклубы, видимо, легко перенесут сокращение телевизионных доходов. У крупных клубов гораздо больше возможностей восполнить прорехи в бюджете. Мадридский "Реал", например, при заключении контрактов с суперзвездами калибра Зинедина Зидана и Луиша Фигу оговорил передачу имиджевых прав игроков в распоряжение клуба. И теперь он вправе от их имени заключать контракты с компаниями, желающими использовать футболистов для продвижения своих товаров. Недостатка в желающих не наблюдается. Тем не менее, предупреждают аналитики, диспропорции в футбольном хозяйстве ведущих европейских стран между "богатыми" и "бедными" клубами будут только усиливаться. В той же Англии, пока клубы премьер-лиги борются за дополнительные доходы на новых континентах, клубы прочих дивизионов пытаются сократить убытки. В 2003—2004 годах общая сумма (до уплаты налогов) на всех составила около 100 млн EUR.

На рынке, где стабильного успеха добиваются только первые, от футбольного клуба маленького города, показывавшего последний раз хорошие результаты в 50-х годах прошлого века, прибыли в ближайшее время ждать не приходится. Скорее Blackpool нуждается в солидных инвестициях со стороны, хотя бы просто для поддержания существования. И весьма сомнительно, чтобы латвийский банкир мог выжить на этом рынке в одиночку, без успешного партнера.

Оригинал материала: Бизнес.LV.