Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Пуятс: в «мешках КГБ» есть и имена священников

Neatkarīgā Rīta Avīze, TVNET

  

(picture 2)

В списках агентов КГБ есть представители разных профессий, особенно много священников, которые работали в пятой – идеологической части. Публикация мешков может существенно угрожать престижу духовенства.

Архиепископ Римской католической церкви Янис Пуятс шесть лет назад сообщил, что после открытия мешков ЧК «первым сделает сенсационное заявление по делу КГБ». Теперь, когда этот момент стремительно приближается, архиепископ стал более осмотрителен и сообщил «Неаткариге», что его реакция будет зависеть от содержания мешков. На вопрос, может ли его имя там находиться, Пуятс сказал: «Пока я не отвечу ни да, ни нет».

Спектр профессий – самый широкий

Директор Центра документирования последствий тоталитаризма Индулис Залите сказал, что в мешках находится достаточно разнообразная публика и что в 1992 году, когда он ознакомился с упомянутыми в картотеке именами, он был действительно шокирован. Из этого можно сделать вывод, что публикация списка будет шокирующей. Согласно профилям деятельности КГБ там есть ученые, языковеды, гиды, юристы, сотрудники некогда подпольных организаций, педагоги.

Священники работали в идеологическом отделе, который был отдельным – четвертым или клерикальным отделом. Вербовка духовенства преследовала двойные цели: во-первых, необходимость представлять Советский Союз за рубежом, поскольку многие отказывались дружить с коммунистами. Во-вторых, чекисты следили, чтобы через церкви не распространялась противогосударственная литература и не проводилась агитация. Залите не сообщил точных цифр, однако сказанное им позволяет понять, что духовенство в списке из 4500 имен широко представлено. К тому же, стоит учитывать, что в отличие от представителей других профессий, церковники существенно чаще выполняют свои обязанности до конца жизни. Значит, скорее всего, они по-прежнему работают.

Проблема – тайна исповеди

Бывший директор Управления религиозных дел Ринголд Балодис сказал, что самый сложный вопрос, связанный с публикацией мешков ЧК и церковью – тайна исповеди, нарушение которой «является одним из самых тяжких преступлений, за что грозит отлучение от церкви».

Руководитель католической церкви не связывает автоматически имена церковников в мешках с нарушением тайны исповеди: «Священники должны были держать в себе тайны исповеди, и думаю, что никто не мог добыть от них какую-либо информацию. Священники же не стали бы сами пилить сук, на котором сидят, поскольку потеряли бы работу». Однако публично говорить об ангелах-хранителях в церковной среде, которые, например, сопровождали их в поездках в Ватикан, архиепископ – в то время главный викарий – пока не хочет: «Это пятно может лечь на всю церковь».

Как и в любой другой отрасли, в духовенстве возможно, что вместе с плохими ангелами, которыми можно считать упомянутых Пуятсом ангелов-хранителей, упрека общества заслужат и духовники, которые, сотрудничая с ЧК, на само деле охраняли интересы государства. Хранитель мешков Залите упомянул конкретный пример: один священник подписал документы о сотрудничестве с КГБ, поскольку в противном случае в его квартире незамедлительно был бы проведен обыск, а там был список национально настроенных священников. Хотя формальное превращение одного человека в агента, возможно, спасло остальных, его имя также будет упомянуто в списке агентов ЧК.

Залите считает, что у публикации мешков могут быть непрогнозируемые последствия, как потому, что кто-то может во всех своих жизненных неудачах винить шпионов чекистов, так и потому, что сами шпионы могут не выдержать давление общества и, возможно, своей совести: «В 90-х годах из академических кругов в Центр документации последствий тоталитаризма пришел один человек и узнал, что находится в картотеке. После этого он перерезал себе вены».

Стучали ежедневно

Последний в советское время архиепископ Лютеранской церкви Эрик Местерс сказал, что из-за зарубежных связей церкви отчеты в Совет по религиозным делам или людям из КГБ тогда были ежедневным делом: «Эти сообщения я писал как священник, а не как агент. Однако как и действительно ли я попал в списки бухгалтерии ЧК, я не знаю. Об отдельных людях в церковных кругах говорилось разное, однако Местерс считает, что больше двух-трех сомневающихся в церкви быть не может. Неофициально упоминалось, что в годы независимости большинство конфессий при помощи исповеди вычислили своих предателей и ненавязчиво от них избавились.

Однако проблема – обстоятельства, которые упомянул Пуятс: в списках истинные помощники чекистов не появятся. «Думаю, там остались те, кто недобровольно приносил сведения. (..) И если о каком-либо священнике появится что-либо плохое, моей обязанностью будет защитить его». На вопрос, что случится, если хороший все же окажется плохим, архиепископ ответил: «Божья правда – одна для всех людей, и церковь принимает всех раскаявшихся в грехах».

Спектр профессий агентов КГБ:

1 раздел. Научно-технический перевод – представители точных наук: физики, химики, электроники.

2 раздел. Контрразведка – ловля шпионов на всех объектах, где появляются иностранцы.

3 раздел. Контрразведка во внутренних структурах – сотрудники милиции.

4 раздел. Транспортная контрразведка – сотрудники авиации, железных дорог.

5 раздел. Борьба с идеологическими диверсиями – творческая интеллигенция, писатели, актеры, сотрудники отдельных предприятий (творчество), духовенство, студенты и учебные силы.

6 раздел. Экономическая контрразведка – изобретатели, фармацевты и др.

7 раздел. Внешнее наблюдение: иностранные наблюдатели, например, гиды.

8 раздел. Шифровка – шифровальщики.

9 и 10 разделы. Оперативно-технический раздел – специалисты по изготовлению различных шпионских устройств (диктофоны, фотоаппараты, микрофоны) и сотрудники, просматривающие корреспонденцию (сотрудники почты).

11 раздел. Расследования – юристы.

Рекомендуем на данную тему:

Персоналии: Александр Кудряшов

Кардинал Пуятс: «Это недопустимо»

С крестом и без креста