Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

"Вершина коррупционной пирамиды скрывается в правительстве..."

«Телеграф»

  

В Юрмале постоянно вспыхивают скандалы: то вокруг махинаций с землей, то в связи с многомиллионными проектами в сфере недвижимости... За многими из них стоят интересы политических партий и конкретных политиков. О закадровой стороне юрмальских скандалов в беседе с Телеграфом рассказывает многолетний депутат Юрмальской думы от партии Mūsu zeme Илмар Анчанс, благодаря которому Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (KNAB) раскрыло дело о подкупе во время голосования по кандидатуре на пост мэра Юрмалы.

"Священный" расклад

— Юрмала — это территория, где пересекаются интересы разных экономических группировок и влиятельных, богатых людей. На ваш взгляд, какой сегодня расклад сил в городе? Кто, если можно так выразиться, заказывает музыку?

— Когда у власти в правительстве был Годманис, верхушка приняла негласное решение — развивать Юрмалу не как курорт, а как "спальный вагон". Помню, что Годманис говорил, мол, если пустить сюда отдыхающих из России, они будут шпионить... Это абсолютная чушь! Правящая верхушка знала: когда меняется политическая и экономическая ситуация, в стране наступает хаос. Разбирали эту ситуацию на примере других государств и видели, что в этом хаосе можно хорошо нажиться. Таким образом, они решили, что Юрмала станет "спальным вагоном", разделили сферы влияния. И вся борьба идет сейчас за эти лакомые куски.

— Какова роль политических партий в этом процессе раздела имущества?

— Очень большая. Сегодня в Юрмале ощущается серьезная заинтересованность Шлесерса и его соратника по Первой партии Башарина. Я остановил один проект Башарина: на 25 гектарах земли на правом берегу Лиелупе возле моста он хотел построить кемпинг. При этом выискивал всякие лазейки, чтобы получить участок за бесценок — мол, эта земля запущена, там все пришло в негодность, плохое состояние леса... Но все это не так!

Ну хорошо, даже если этот лес был бы мертвый, то тогда давайте устроим международный аукцион. А полученные средства можно было бы вложить в развитие города. Почему нам надо отдавать эту землю Башарину бесплатно?

В ту же группировку входит и бывший мэр Юрис Хлевицкис, "великий комбинатор". Вы посмотрите, что он творил?!

Например, двум фирмам Solikus и Lodeszars отдавались участки в аренду на 49 лет, при этом исполнительный директор думы Гатис Трукснис не мог объяснить думе, чем занимаются эти фирмы, сообщить об их финансовом состоянии, какие они имеют обязательства.

Отдаем один гектар, а потом еще четыре. Позже оказалось, что их арендатор — одна и та же женщина. И у нее ничего нет, кроме двухкомнатной квартиры, а чтобы не было подозрений, она оформляла сделки на разные фирмы. И таких случаев много.

"Тевземцы" хотят власти и денег

— Правда ли, что в Юрмале весьма активную роль играет и Народная партия?

— Да. Был такой рыболовецкий колхоз Uzvara. Он расположен в том месте, где Лиелупе впадает в море. Так вот, эту Uzvara довели до банкротства и ликвидировали... Дело в том, что колхозу принадлежало около 25 гектаров земли. Стоимость ее — как минимум 50 миллионов латов. Но принимается решение: передать эту землю в ведение Министерства финансов, которое возглавляет член Народной партии. И они собираются отдать эту землю в аренду на 99 лет. На использовании этого участка можно заработать огромные деньги. Но город не получит ничего. Можно сказать, что "благодаря" Народной партии городу нанесен большой убыток. Да и решение о приватизации санатория Ķemeri подписали основатель Народной партии Андрис Шкеле и "тевземец" Гунтар Крастс.

Я создал общественный комитет, который боролся за отмену приватизации санатория Ķemeri. Мы получили 300 решений самоуправления в поддержку пересмотра приватизации. Но все тщетно... Более того, был продан еще санаторий Līvi, расположенный недалеко от Ķemeri. Если вы туда поедете, то увидите такой пейзаж, словно там война прошла. А ведь он был сдан в эксплуатацию в 1985 году. На то время это был самый современный санаторий в Советском Союзе. Причем только один фундамент строили 10 лет! Потому что его пришлось углублять на 10 метров и замораживать фреоном. Там было построено два 9-этажных корпуса — а теперь все это уничтожено.

— В последнее время было много разговоров о нестабильности в Юрмальской думе и возможной смене власти. Имеет ли это под собой основания?

— Дума раздроблена, в ней множество мелких интересов. По итогам последних выборов Новое время получило 3 депутатских мандата, ТБ/ДННЛ — 2 мандата. А остальные партии по одному. Если рассуждать логически, то кресло председателя думы, а также должность исполнительного директора должны занимать депутаты из Нового времени. В свою очередь ТБ/ДННЛ получает пост первого заместителя. Но "тевземцы" настаивают на том, что им необходимо получить должность исполнительного директора. И этот вопрос приостанавливает всю деятельность думы.

Новому времени очень сложно в сегодняшней ситуации. И что любопытно, нынешнего исполнительного директора Труксниса приняли на работу еще во времена правления Латвийской первой партии. Он участвовал во всех комбинациях по сдаче земли в аренду и руководил аукционом по продаже недвижимости на Эдинбургас, 53, по которому заведено уголовное дело. И тем не менее он продолжает оставаться исполнительным директором. А Новое время ничего не может сделать, потому что все упирается в ТБ/ДННЛ. У меня были встречи с руководством Нового времени, я им так и сказал: "Если вы не остановите ТБ/ДННЛ, то потеряете власть в Юрмале..." Я беседовал с Артисом Кампарсом и, к сожалению, понял, что он не может анализировать ситуацию, не ориентируется в данной обстановке и не способен принять верное решение.

В свое время, когда был заместителем председателя думы Юрмалы, я отвечал за социальную сферу, за медицину и за просвещение. Как вы понимаете, эти вопросы бизнесменов не интересуют. И вы не можете представить, каких трудов мне стоило построить первый детский сад! Первый детский сад в независимой Латвии!

Теперь возьмем ТБ/ДННЛ — они построили спортивный зал Taurenitis, где занимаются 240 детишек. Со всеми кредитами он обошелся в миллион триста тысяч. Но я выяснил, что в Екабпилсской 3-й школе, где учится 680 детей, построен самый современный и самый большой в Латвии спортзал, который обошелся в 840 тысяч. Другой пример... "Тевземцы" проталкивали проект строительства трибун стадиона в Каугури. Стоимость этих трибун обошлась бы больше чем в 3 миллиона латов!!! При этом принято решение о выделении двух миллионов на благоустройство улицы Юрас. Это первая от моря параллельная улица, там живут одни миллионеры. А в Каугури, где проживает 30 тысяч человек, есть такие улицы, что проехать невозможно.

Роль Шлесерса установит суд

— Вы первый депутат в Латвии, который решил пойти против системы и отказаться от предложенной взятки. Более того, вы не побоялись обратиться с заявлением в KNAB. Вы осознавали последствия своего решения?

— Да. Мне не впервой было идти против системы. При советской власти я был диссидентом: в свое время мне удалось прорваться в посольство США, где я просил политического убежища, потом попытался совершить побег из Батуми в Турцию, после чего пять лет жил на нелегальном положении... Позже, когда уже стал депутатом, я был свидетелем многих нарушений, но остановить или доказать что-либо не мог, хотя никогда с этим не мирился. Случай со взяткой во время голосования на выборах мэра Юрмалы помог мне убедиться, что в Латвии существует не только экономическая, но и политическая коррупция, и я надеюсь, что положил начало борьбе с ней.

Вполне понимаю последствия своего решения, но всю свою жизнь я поступал по велению совести и меняться не собираюсь. Когда я давал показания по этому делу в Генпрокуратуре, адвокат одного из подозреваемых спросил меня: "А почему вы сразу же не остановили попытку дать вам взятку? Почему вы пообещали, что будете голосовать?" Я ему ответил: "Я прекрасно понимал, что если откажусь в этом участвовать, то вы найдете и купите другого. А я хотел положить конец этой торговле, что происходит в Юрмале".

— Но вы знали, кто стоит за людьми, которые предлагали взятку?

— Безусловно. Я знал Милоша и с ним раньше встречался. Когда был снят со своей должности мэр Юрмалы Дайнис Урбанович, у меня была встреча с Милошем. Он мне предложил 10 тысяч, уже не помню в какой валюте. Я дал понять, что не пойду на эту сделку. Конечно, Ласманис называл и Милоша, и в этом деле была замешана верхушка Первой партии.

— Официально прокуратура предъявила обвинения четырем персонам. На ваш взгляд, вся ли коррупционная цепочка раскручена?

— Вершина этой пирамиды скрывается в правительстве. Вы же в курсе, что на допрос в прокуратуру вызывали министра сообщений Айнара Шлесерса. На мой взгляд, роль руководства Первой партии в этой истории очень большая. Но будет суд, и я считаю, что на нем должна быть внесена ясность в этот вопрос.

МВД затянуло дело на восемь месяцев

— На ваш взгляд, почему так долго идет следствие?

— Задержка скорее всего произошла из-за действий МВД, руководитель которого является членом Первой партии. Фоноскопические материалы были переданы Генпрокуратурой на экспертизу. Экспертизу проводят структуры МВД. Но они затянули это дело на 8 месяцев. В августе, когда генеральный прокурор Янис Майзитис был в отпуске, я попросил о встрече с его заместителем господином Звейниексом по поводу задержки фоноскопической экспертизы. И он мне сказал, что мы ничего не можем сделать, поскольку экспертов мало и они подчиняются не прокуратуре, а МВД. Кроме того, эксперты выполняют и коммерческие заказы, поэтому надо ждать очереди.

Тогда я предложил свои деньги, чтобы ускорить экспертизу, но мне отказали на том основании, что это дело государственное, а не коммерческое. На мой взгляд, сейчас прокуратура работает достаточно профессионально. Я неоднократно встречался с господином Майзитисом, мы многое обсудили, и он утверждал, что дело по поводу дачи взятки за "правильное" голосование на выборах мэра Юрмалы находится в конечной фазе и будет передано в суд.

Другое дело — что покажет суд. И вот здесь у меня возникают сомнения. У меня имеется опыт судебных разбирательств. Первый процесс, где я присутствовал, когда уже был депутатом, проходил во времена мэра Инкулиса. Он был замешан в истории, из-за которой дума потеряла очень много денег. И во время процесса я вел большую переписку с Генпрокуратурой, а само дело составило несколько томов. А когда состоялся суд (он проходил в Юрмале), судья вынесла решение, в котором было сказано, что мэр допустил... халатность.

Второй случай произошел перед выборами в 8-й Сейм. Тогда несколько партий, в том числе и Mūsu zeme, в которой я состою, подписали протест против того, чтобы на государственном телевидении были введены ограничения на предвыборную агитацию. И я подал иск в суд. Суд отклонил мое заявление. Тогда я подал в окружной суд — и он принял решение, что надо дело рассматривать. И послал в первую инстанцию. А она опять меня отбросила. Потом я подал снова в окружной — они опять приняли решение пересмотреть. А первая инстанция снова отказалась. Тогда я в третий раз подал в окружной суд. Дело рассматривали уже 9 судей и приняли решение передать дело в другой суд.

Наконец дело приняли к рассмотрению. И в итоге решили, что Латвийское телевидение и Национальный совет по радио и телевидению действовали противозаконно. То есть дело попадает в суд, там судья может полгода с ним знакомиться, а потом откажется рассматривать. Или люди начнут болеть: судьи, адвокаты, подсудимые, свидетели... Так пройдет лет пять, и никто уже не вспомнит, с чего все начиналось.

Но я все же верю, что с коррупцией нужно и можно бороться. Народ уже от всего этого отупел, а безразличие порождает беззаконие, преступления и предательство. Но мы должны собраться с силами, чтобы восстановить это государство и победить коррупцию. Грядущие выборы в Сейм покажут, удастся ли нам это сделать.