Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

«Хлеб здесь выдают только утром, поэтому его нужно растянуть на целый день»

Kompromat.lv

  

(picture 2)
Мать ребенка «водочного короля» Юрия Шефлера - Елена Литуева.

Мать ребенка «водочного короля» Юрия Шефлера - Елена Литуева не так давно вышла на свободу (под подписку). По ее словам, в тюрьме она оказалась с легкой руки бывшего возлюбленного желавшего отнять у нее ребенка. Теперь, в том числе, благодаря и нашей поддержке, она снова на свободе. И поделилась с порталом KOMPROMAT.LV тем, что ей пришлось пережить. Это письмо пришло на электронный адрес нашего издания. Далее приводим текст письма Елены Литуевой.

«Мою жизнь сегодня можно назвать только существованием. Свобода очень дорого стоит, но как оказалось это не самое важное в моей жизни. За самое дорогое мне еще придется бороться.

Спасибо большое всем за поддержку и добрые слова!!! Мое положение в данный момент очень нестабильно. Просто буду потихоньку писать в Интернете то, что и бумага терпела с трудом.

Первая запись: «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» - вот уж воистину! Теперь я совершенно точно убеждена в том, что предела человеческому цинизму нет.

По-другому не скажешь – БЕСПРЕДЕЛ ! Что такое человеческие отношения? Что людей толкает на необдуманные поступки? Решила писать обо всем, что происходит. С одной стороны - это не очень хорошая реклама, а с другой, может быть, кому-нибудь послужит уроком или предостережением. Как я убедилась на собственном опыте - это может коснуться каждого. Не коснуться, а долбануть так, что мало не покажется.

По большому счету: все, что мы получаем - мы делаем сами. Ведь предупреждали меня, что опасно сейчас приезжать в Россию. Что нужно вести себя очень осторожно. Нет!!! Два последних приезда ездила с охраной и в Шереметьево меня провожали. А в этот раз, то ли Монако на меня так подействовало - расслабилась. И нате вам - из-под кровати.

Ну, все по порядку. Хотя в голове, в душе, вокруг такой беспорядок, какого в моей жизни никогда не было. Я ОКАЗАЛАСЬ В ТЮРЬМЕ!!! А именно в ИЗ-77/ 6. А если проще - это следственный изолятор, он же женская тюрьма. Как оказалось в Москве только одно «учреждение» для женщин: подозреваемых, обвиняемых и осужденных, которые ждут этапа или рассмотрения кассационных жалоб. Во всех остальных тюрьмах только «спецы» и заключенные мужчины. Только на «Матросскую тишину» переводят женщин, если они нуждаются в срочной госпитализации. В «Лефортово» - иностранцы.

Как я здесь очутилась, и как отсюда выбираться - отдельные истории. А пока знакомлюсь, и знакомят с порядками в камере. Хочу написать подробно обо всем. А эта жизнь, я думаю, забывается подсознательно, как родовые боли. Во всяком случае, я очень надеюсь!!!

Строчки в моих глазах сливаются. Очень быстро устают глаза. И вообще зрение очень испортилось. Но говорят, со временем должно восстановиться. Это от того, что когда находишься продолжительное время в замкнутом пространстве, нет тренировки для глаз смотреть вдаль.

Первые три дня все находятся в карантине, так называемая «сборка». Это маленькая камера на четыре человека: с двумя двухъярусными кроватями, одной металлической тумбочкой, таким же столом с лавочками по бокам, и туалетом с рукомойником, огороженными стенкой высотой по пояс. Все это хозяйство выкрашено в берюзово-ядовитый цвет, или облицовано «белой» плиткой и намертво прикручено к полу. Условия курортные - это я поняла после того, как меня перевели в общую камеру - «подняли». Хотя я оказалась в карантине пятой и спать мне пришлось на полу - это «санаторий». На полу спать намного мягче, потому, что матрац (куски ваты, которые перекатываются, как им заблагорассудится, только не так, как удобно твоему измученному телу) стелятся на металлические полосы в виде сетки и вата проваливается в дырки, а ты лежишь на чехле от матраца и на железе. Некоторые подкладывают газеты или вещи, которые не носят, но это строго запрещено. Перед утренней проверкой заставляют отгибать край постели.

Лирическое отступление (из прочитанного в тюремной библиотеке): «Период коллекционирования - это начало века, вплоть до 30-х годов. Это было время, когда художники искали качественно новые пути, в их работах очень чувствуется мощь наступающего столетия. А лоху что надо на картине? Лоху нужны море и корабль». И так, дальше: а дальше - больше. В первый день кормили нас, как выяснилось, шикарно. Или разносчик был добрый, или была суббота. Нам на пять человек выдали две с половиной буханки белого хлеба. В воскресенье - это была одна черного, разрезанная на пять частей. И чудом удалось выклянчить еще одну белого, но его все равно не хватило. А хлеб выдают только утром, поэтому ЕГО НУЖНО РАСТЯНУТЬ НА ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ.

Вся остальная еда не поддается описанию (только описыванию и обкакиванию). Праздником считается, если суп с мясом или с курицей, тогда можно это жалкое подобие «наловить», и, разложив на хлеб, изобразить «бутерброд». Особо хочу отметить кашу перловую или гороховое пюре с «педиками» - кусочки соевого мяса. Но это совсем в прошлом, т.к. в камере все совсем по-другому, но об этом потом».

Рекомендуем на данную тему:

"Водочный олигарх" Юрий Шефлер бил свою жену и отнял у нее ребенка?