Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Дайлиса Лукса прочат в руководители криминальной полиции

  

(picture 2)
Дайнис Лукс.

Чиновник, сумевший организовать незаконную тюрьму, видимо, сможет запросто управлять криминальной полицией.

По сведениям источников «Компромата», представители Латвийской Первой партии (ЛПП), которую также называют партией "священников", проталкивают отстраненного от должности начальника Управления мест заключения (УМЗ) Дайлиса Лукса на пост начальника криминальной полиции. Глава МВД Дзинтарс Яунджейкарс (ЛПП) уже заявил, что готов в своем ведомстве предоставить работу г-ну Луксу.

В интервью газете «Телеграф» министр юстиции Солвита Аболтиня (Новое время) заявила следующее: «Господин Лукс был оперативным сотрудником, он всю жизнь проработал в системе МВД, которая совершенно противоположна тому, что происходит в тюрьме. Возможно, Лукс был хорошим оперативным сотрудником, но он плохой руководитель и, по-моему, слабо представляет, что и как должно происходить в тюрьмах и как работает система госуправления. Выйдя с предложением о его отстранении, я поинтересовалась у сотрудников МВД, не желают ли они использовать его опыт. К сожалению, я получила отказ и очень скептические оценки его работы, что меня сильно удивило».

Напомним, что от должности начальника УМЗ Дайлиса Лукса отстранили за организацию в Мелнсиле Талсинского района незаконной тюрьмы. Кроме того, как подчеркнула Солвита Аболтиня, г-н Лукс за три года, которые он возглавлял УМЗ, не сделал ровным счетом ничего. В частности, он не подал ни одной концепции — ни о развитии тюрем, ни о трудовой занятости, ни об образовании, ни о медицинском обслуживании заключенных.

Рекомендуем на данную тему:

Заключенные спят на золотых кроватях

Министр юстиции против главного тюремщика страны

Кому нужен зэк с его пайкой?

Маски-шоу в Валмиерской тюрьме

Информация о карательной операции подтвердилась

Валмиерские разборки

Карательная операция привела... к служебной проверке

Бизнес на зэках

В камерах "Белого лебедя" — бунт?