Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

100 тысяч латов за два месяца в тюрьме

  

(picture 2)

В январе 2003 года суд Видземского предместья полностью оправдал бизнесмена Кароля Лесиньского и его сотрудницу Жанну Максимову. Теперь они некогда необоснованно обвиненные в поджоге ресторанов Lolo с целью получения страховки, добиваются компенсации с Минюста.

Напомним фабулу дела. Приведем цитату из газеты «Телеграф»: «В ночь на 20 июня 2001 года в арендуемых Лесиньским помещениях ресторана Lolo начался пожар. Пожарные прибыли быстро и не дали разгореться пламени. Но им показалось странным, что очагов возгорания было несколько. Предположение о поджоге переросло в уверенность, когда полиция обнаружила в ресторане и кафе одиннадцать самодельных зажигательных устройств. Кроме того, впоследствии выяснилось, что на руках задержанных обнаружились следы тех же химических веществ, что были в зажигательных устройствах.

Подозрения пали на Лесиньского и Максимову. Полиция выяснила, что имущество Lolo было застраховано на сумму 2,438 млн. долларов, а срок страховки истекал 21 июня. Пару отправили за решетку. Затем от руководства фирмы Koblenz Drosiba полиция узнала, что фирма предлагала Лесиньскому взять его заведения под свою охрану, но тот отказался, сославшись на то, что в помещениях по ночам постоянно дежурит сторож. Так оно и было: сторожа исправно несли службу и ни один злоумышленник не посмел посягнуть на имущество польского бизнесмена. Исключением стала та роковая ночь. Возможно, не только она, потому что по прошествии времени пан Лесиньский сам попросил Koblenz Drosiba установить в Lolo охранную сигнализацию. Но - без пожарной.

Это очень удивило руководство фирмы, о чем ее представитель сказал и на суде. Договор был заключен. И почти сразу вспыхнул пожар… В общем, сначала полиция, а потом и прокуратура скрупулезно собирали доказательства и уверенно строили на них обвинение».

Прокурор Риналд Силакалнс просил для Лесиньского и Максимовой шесть лет лишения свободы условно. Но суд признал пару полностью невиновной. Теперь, как сообщает газета «Час», Лесниньский и Максимов требуют 100 тысяч латов компенсации за два месяца, проведенных в тюрьме, и разрушенный бизнес.

Свои 50 тысяч экс-ресторатор обосновал, как пишет газета «Час» следующим образом: «Во время досудебного процесса был допущен ряд нарушений прав человека. А именно: протокол задержания был составлен намного позже, чем произошло задержание; польскому подданному Лесиньскому не дали встретиться с консулом; а после задержания ему пришлось находиться в условиях, которые сами по себе уже унижение человеческого достоинства. Кроме этого, ему не была оказана адекватная медицинская помощь. В тюрьме у него случился сердечный приступ, а фельдшер, который пришел на следующий день, так и не смог помочь. Теперь у него, кроме всего прочего, проблемы со сном».

В свою очередь по сведениям «Часа», Министерство юстиции не отрицает, что ряд нарушений действительно имел место, что Лесиньского с Максимовой незаконно продержали под стражей два месяца. И даже более того: минюст готов заплатить компенсацию - по три тысячи латов каждому. Но истцы с такой суммой не согласны категорически.

Вот что рассказала «Часу» Жанна Максимова: «Та сумма, которую предлагает нам минюст, - это плевок в лицо. То, что со мной случилось, - страшно. После задержания меня 18 часов продержали в полиции, где все это время я не могла даже сходить в туалет. У меня отобрали все вещи, не разрешили позвонить адвокату. Потом две недели продержали в страшных условиях в изоляторе на Аспазияс. Приходилось спать на нарах из досок, везде были блохи... Не было возможности ни помыться, ни почистить зубы. Охранники объясняли все просто: это запрещено правилами. Туалет там - это просто дырка в полу, все происходит на глазах у тридцати человек. У нормального человека, который никогда с таким не сталкивался, может просто сломаться психика, даже обыкновенная тюрьма после изолятора покажется раем. Было сделано все, чтобы унизить человека, пусть даже он не виновен.

Позже в тюремной больнице у меня констатировали опухоль. А потом, когда на свободе я забеременела, врачи долго боролись за мою жизнь и за жизнь ребенка. Но из-за этой опухоли ребенка спасти не удалось. К тому же я полностью потеряла обоняние. Это последствие невылеченного из-за заключения гриппа.

Меня лишили всего: семьи (узнав про обвинения, муж решил со мной развестись), дети вынуждены были уехать из страны, потому что на них все показывали пальцем (дочь не смогла поступить в Полицейскую академию). Я была хозяйкой юридического бюро, но клиенты от меня отвернулись, и теперь я вынуждена работать у пана Лесиньского, потому что не могу найти другую работу. Меня лишили нормальной человеческой жизни, а теперь говорят, что все нормально!»

«Компромат» будет следить за развитием ситуации.