Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Атомная заноза государственного масштаба

Николай Владимиров, Леонид Якобсон

  

По нынешним временам, настоящая сенсация - как редкой чистоты бриллиант в коллекции фальшивых драгоценностей. Так вот, корреспонденты сетевого издания «Компромат» раскопали чистой воды сенсацию, о которой только могут мечтать наши коллеги, рыщущие по городу в поиске сногсшибательных новостей, а координаты ее, этой сенсации, в десяти минутах езды от редакции - точнее на Ганибу дамбис, 26. Именно там, на первом этаже серой многоэтажки, за дощатой дверью, почти никем и ничем не охраняемый, хранится радиоактивный “клад” - мечта сепаратистов - сырье для “грязной” атомной бомбы, которая способна “накрыть” всю Ригу и Рижский район.

Шок от информации, что мы живем и работаем в двух шагах от возможного источника радиоактивной энергии, заставил отложить все текущие дела. Уже через минуту мы c рижским специалистом Николаем Марченко, пришедшим в редакцию с недоброй вестью, втиснулись в автомобиль и помчались по вышеназванному адресу.

Тень таинственного незнакомца

...Он убежал. Посмотрел наши редакционные удостоверения - и скрылся за дверью с почти мультипликационной скоростью, исчез так быстро, что даже не успела осесть пыль...

Обыкновенное офисное здание, в котором уютно гнездятся несколько десятков бизнес-фирм, магазин бытовой техники, стоянка, забитая машинами, равнодушный охранник и скучный коридор, упирающийся в хлипкую с виду дверь (за ней, как оказалось, находилась вторая, а вот за последней - искомые радиоизотопы) - вот что фиксировала наша фотокамера. Ничего, так сказать, предгрозового.

Да и мы внутренне успокоились. Что особенного могло быть за этой убогой дверью? Человекообразные монстры? Мыши-мутанты? Поэтому, когда на нас налетел небольшого роста плотненький субъект, мы даже вздрогнули от неожиданности. Кто он, этот, скрывшийся незнакомец, от которого осталась одна тень?

Впрочем, по тени мы его и вычислили. Это был Вильгельм Кроп, уполномоченный представитель Бюро по защите Сатверсме (SAB)...

РНИИРП и РНИИРП-2

Когда-то, во времена советского Оно, в Риге под столь же романтичным, сколь и уничижительным псевдонимом “ящик” трудилось множество НИИ, развивающих науку “оборонки”. К таким причислялся и Рижский научно-исследовательский институт радиоизотопного приборостроения (РНИИРП).

Сегодня ведущие ученые-ядерщики этого научного центра работают в Дубне и Гатчине, ибо именно он представлял на территории Прибалтики бывшее союзное Министерство атомной энергетики. Аппаратура НИИ контролировала ядерные испытания, работала на АЭС в Игналине и Сосновом Бору. Это тот самый РНИИРП, который разрабатывал приборы для “Бурана” и участвовал в космических исследованиях. Наряду с другими наукоемкими производствами институт в новую экономическую идеологию не вписался.

У каждой известной личности появляются двойники - люди, для различных целей использовавшие уже устойчивый и раскрученный бренд. Есть двойник и у РНИИРПа - SIA RNIIRP, который возглавляет бывший младший научный сотрудник и бывший продвинутый советский профсоюзный активист Вильгельм Янович Кроп.

Судьбы успешных фирм, рожденных на базе бывших советских НИИ, как и судьбы счастливых семей у Толстого, похожи. А неудачливые несчастны по-разному. Например, на фундаменте РНИИРПа создали частную научно-производственную компанию, которая и по сей день работает успешно. Или возьмем SIA “RSC”, которое собрала и подготовило к захоронению в Балдоне восемьдесят процентов радиоактивного мусора, хранившегося по заводам республики.

Стоп! Упоминая эту фирму, мы немного забегаем вперед. Вернемся к нашему, сменившему вывеску НИИ, - институту, профиль которого, как явствует из его названия,напрямую связан с научными изысканиями в области радиоактивных веществ. Для того, кто подзабыл таблицу Менделеева, мы ненавязчиво напомним. К примеру, для исследований сотрудников РНИИРП требовались: америций-241, цезий-137, плутоний-238, 239, кобальт-60, стронций-90, бериллий и т. п. Только исходя из фонетики этих экзотических названий, даже несведущий читатель выскажет исключительно верное предположение, что названные элементы в виде материальной субстанции исключительно опасны для жизнедеятельности человеческого организма, если их не укутывать в стальные и свинцовые одежки, как бабушки младенцев в морозное утро.

В советское время здесь располагался секретный объект, вся территория которого была обнесена контурным забором. Работала сигнализация, дежурила охрана. В год институт потреблял до пяти тысяч радиоактивных источников, и, естественно, после Атмоды многие из них на территории института и остались. Но время меняет не только цвет лица - все эти источники уже исчерпали свой срок годности. Некоторые из них - в десять, а то и в двадцать раз превысили стандартный уровень безопасности.

В 1995 году государевы люди спохватились. Видно, кому-то приснился нехороший сон с мутантами - и немудрено: когда собрали и изолировали все радиоактивные отходы бывшего РНИИРП, ими забили аж семь комнат до потолка. Это были как радиоактивные источники, так и “грязные” материалы, которые непосредственно находились в контакте с радиоактивными веществами. В основном, предельно опасный мусор отдали предприятию “RAPA” на захоронение. Но еще где-то 1800 тонн с приличным хвостиком источников радиации необходимо было утилизировать в течение года, правда, на тот момент на это у института денег не оказалось. Поэтому отходы закрыли в хранилище, но как! - они там валялись, в буквальном смысле слова. Хотя, как принято в приличном обществе, об этом вслух просто не говорили.

Затем появился ликвидатор с постановлением Кабинета министров о том, что помещения РНИИРП передаются на баланс Министерства образования и науки. Средства, естественно, отыскались в одночасье, и работы по захоронению почти были выполнены. Но представители Министерства образования и науки потребовали, чтобы им оставили в здании бывшего РНИИРП 122 радиоактивных источника, которые и по сей день хранятся в том самом запломбированном помещении.

На то, что при этом нарушаются элементарные нормы безопасности хранения источников радиоактивности, никто по-прежнему не обращает внимания. При такой активности отходов, по всем правилам, должно быть несколько контуров охраны: как наружной и внутренней, так и непосредственно самого объекта, за которым должно вестись круглосуточное наблюдение и т. д. Как в Саласпилсе, с дремлющим там за колючей проволокой и сторожевыми вышками атомным реактором.

“Грязная” бомба анфас и профиль

Наивные, по-детски непосредственные нацболы! Все бы им в игрушки играть - майонез там в кого-то кинуть, на башне с куклой-гранатой спрятаться, поджечь ни в чем не повинную дверь. Эх, узнали бы экстремисты (а рано или поздно узнают обязательно), какие вещества заточены в свинцовые контейнеры в здании на Ганибу дамбис, 26. Цезий-137, стронций-90, америций-241 (из америция можно создавать даже атомные гранаты) - могут запросто превратиться в так называемую “грязную бомбу” - агрегат, в котором обычная взрывчатка сочетается с обработанными радиоактивными материалами.

В одном из интервью руководитель российского Центра экологической политики академик Алексей Яблоков точно определил, что такое “грязная бомба” с ее катастрофическим потенциалом: “Это радиоактивное вещество, которое должно быть распылено с помощью обычной взрывчатки. Размеров бомба может быть самых разных в зависимости от количества исходного материала. Чаще всего используются стронций и цезий - эти изотопы сравнительно легко достать. “Грязная бомба” не дает немедленного эффекта и этим она отличается от атомной. Последствия ее использования таковы: радиоактивное загрязнение охватывает большие территории, что приводит к радиационному заражению почвы, воды, к лучевой болезни. Если в составе бомбы был стронций или цезий, то на очищение территории потребуется 30-40 лет. Если плутоний - десятки тысяч лет”.

Стоит добавить, что несколько лет назад на один испанский завод на переплавку попал датчик из радиоактивного материала. Маленькое облачко вследствие нарушенной технологии покрыло Испанию и Францию. То есть даже несколько распыленных граммов цезия или стронция могут затянуть «чистое небо» над территорией в сотни квадратных километров. И вот еще что - изготовить “грязную бомбу” может любой кустарь-одиночка.

Вот что нам рассказал руководитель SIA “RSC” Виталий Полковников, специалист по утилизации этих крайне опасных отходов, экс-заведующий лабораторией РНИИРПа:

- Из тех материалов, что хранятся в здании бывшего РНИИРПа, можно сделать сильнейшее оружие. Там такие источники первой категории токсичности, как америций (искусственно полученный радиоактивный химический элемент), а уж о плутонии знают все. Запаса этих веществ достаточно, чтобы территория Риги и даже Рижского района, если их равномерно рассеять, была бы необратимо загрязнена.

Логичный вопрос: почему там нет серьезной охраны? Ответ, по мнению Виталия Полковникова, очевиден: ставь там охрану или не ставь, этот объект по определению не соответствует требованиям безопасности. Это здание общего пользования, где есть закуток, с опаснейшими источниками, куда можно проникнуть десятком способов, хоть через специальный лаз со второго этажа.

Но и без “грязной бомбы” может случиться катастрофа. К примеру, в 2001 году уже было две попытки взлома хранилища. Но охотникам за цветными металлами в те разы удалось лишь выломать оконные решетки. Страшно подумать, что произойдет, если здание на Ганибу дамбис загорится или бизнесмены, арендующие помещения, затеют “модную” на сегодняшний день кровопролитную разборку «с фейерверком».

Стоит также отметить, что по истечении срока годности источник в обязательном порядке подлежит захоронению. Не потому, что от него идет излучение, а потому что завод-изготовитель уже не гарантирует герметичности оболочки и радиоактивные вещества могут просочиться в окружающую среду. Любая авария на этом объекте создаст микро-Чернобыль. Вещество попадает в организм, в костную ткань и уже оттуда не удаляется. Человек заражается раз и навсегда.

Под уютной “крышей” спецслужб

Самый заядлый оптимист после прочтения вышенаписанного проходить и проезжать по Ганибу дамбис будет с большой долей опаски. А ведь внутри здания работают тысячи несведущих о том, что хранится на первом этаже. Шутки в сторону. Дело это государственной важности, и люди, причастные к решению проблемы, должны быть государственными. Причем высокого ранга.

Перед нами стопка документов. Вот подробный и поэтапный проект утилизации радиактивных веществ, разработанный Эрнестом Веверисом, официальным ликвидатором РНИИРПа, и согласованный с Виталием Полковниковым. В нем соблюдены все правила безопасности и определен срок окончания работ -1 апреля 2002 года.

А вот еще один любопытный документ, акт от 10 ноября 2001 года о прекращении любых действий с источниками радиоактивности до последующих указаний. Испечена сия бумага инспектором SABа Андрейсом Салминьшем со товарищи. Среди которых и президент двойника РНИИРПа Вильгельм Кроп, который в другом документе, датированном 5 марта 2003 года, называется уполномоченным представителем сей весьма грозной организации, причем последняя бумага подписана тогдашним директором SABа Лайнисом Камалдиньшем. Кроме того, формально объект находился и находится до сих пор под наблюдением Полиции безопасности.

Впрочем, возникла непонятная ситуация: были установлены сроки по ликвидации, но вмешался SAB и на полгода приостановил работы. Почему? На этот вопрос у Виталия Полковникова нет ответа:

- В ноябре 2001 года пришел инспектор SABа и запломбировал все помещения. Обоснование, можно уверенно сказать, было сомнительным: необходима инвентаризация источников. Но как провести инвентаризацию в семи помещениях, забитых до потолка радиоактивными отходами?! Откровенная глупость. К тому же, на этом участке есть еще один нюанс, о котором знают лишь единицы: речь идет об обнаруженных токсичных химических веществах, в том числе карбониле никеля (это желтоватая прозрачная, горючая жидкость). Институт занимался разработкой приборов для завода “Североникель” в Мончегорске, который из этого карбонила делал так называемый никелевый снег, который используют для специальных аккумуляторов. В Латвии никто не знает, как захоронить эту ядовитую субстанцию. Ее нужно сначала переработать, чтобы разложить и чтобы образовался никель и углекислый газ. Если с ампулами, в которых хранится карбонил никеля, что-либо случится, то произойдет локальная катастрофа.

Николай Марченко, бывший коллега г-на Кропа по РНИИРП, полностью солидарен с Виталием Полковниковым:

- Работы по подготовке к захоронению радиоактивных отходов должны были закончиться в июне прошлого года, но по непонятным причинам за три недели до этой даты вдруг вышло новое постановление Кабинета министров о немедленном свертывании деятельности и передаче объекта на баланс Министерства образования и науки. Не понимаю, зачем хранить просроченные источники? Ведь эта бомба, которая может взорваться в любую секунду. Поскольку срок их годности уже давно истек, понадобиться эти вещества могут разве что диверсантам...

По одной из версий, услышанной корреспондентами «Компромата», господин Кроп и его, скажем так, единомышленники продолжают хранить сугубо опасные вещества на Ганибу дамбис с одной лишь целью: после вступления Латвии в Североатлантический альянс, руководимая им частная SIA RNIIRP получит серьезное финансирование на порядок больше сегодняшнего, тогда уж действительно средств хватит и на захоронение изотопов, и на гамбургеры с норвежской лососиной.

Вместо эпилога

Принципы журналистской этики обязывали нас расспросить самого господина Кропа. Его точка зрения как минимум должна была уравновесить данный материал. Что ж, подумали мы, уполномоченный SABа, увидев журналистские удостоверения, побежал, скорей всего, прятать государственные тайны (другие объяснения его действиям найти трудно). Но после столь важных и необходимых манипуляций он ведь мог найти время побеседовать с корреспондентами «Компромата». Но господин Кроп нас глубоко разочаровал - сначала предложил встретиться через несколько дней, а после в аудиенции отказал нам вовсе. Мол, смысла нет встречаться. Удивительная позиция! Мы даже испугались: а не придет ли ему в голову шальная, правда, предельно опасная мысль - собрать весь этот радиоактивный мусор руками, да и выбросить на ближайшую свалку. Нет, успокоили мы себя - хорошо все взвесив, постсоветский человек бесплатно вредить себе не станет.