Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

В фарминспекции идут раскопки

«Телеграф»

  

По просьбе Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (KNAB) Министерство здравоохранения ведет внутреннее служебное расследование в Государственной фармакологической инспекции (ГФИ). О каких нарушениях может идти речь, пока неизвестно. Однако глава инспекции Ивета Стрейпа уже подала заявление об уходе. В то же время участники рынка не исключают, что "подкоп" под ГФИ ведется либо в политических интересах, либо в интересах зарубежных компаний.

Минздрав тянул с проверкой

В поле зрения общественности Государственная фармакологическая инспекция попала в ноябре этого года, когда Латвийское телевидение (LTV) показало сюжет, в котором видно, как глава ГФИ Ивета Стрейпа выходит из дома совладельца нескольких фармацевтических компаний Владимира Лабазникова, который недавно был осужден за предложение взятки оперативному сотруднику KNAB. Спустя некоторое время Стрейпа подала министру здравоохранения Гундару Берзиньшу заявление об уходе, которое он принял. Сама руководитель инспекции объяснила свой шаг личными мотивами и отрицала, что такой поступок связан с сюжетом на LTV.

Как рассказал Телеграфу пресс-секретарь KNAB Андрис Витенбургс, на дело Владимира Лабазникова бюро вышло, ведя проверку деятельности должностных лиц в Государственной фармакологической инспекции. "Расследование в ГФИ ведется уже долгое время. В июне мы передали материалы по этой проверке в Министерство здравоохранения для оценки. Но в течение четырех месяцев ответа не было. В октябре мы снова обратились в Минздрав с просьбой проверить соответствие действий должностных лиц инспекции нормативным актам. Реакции снова не было. В октябре мы снова написали запрос — на этот раз проверить уже конкретные действия должностных лиц. Когда эта проверка завершится, мы сможем подвести итоги и своего расследования", — сообщил Витенбургс. Заместитель госсекретаря Минздрава Риналд Муциньш подтвердил Телеграфу, что служебное расследование в ГФИ ведется и проверяются "конкретные факты". По словам и.о. начальника ГФИ Мариса Муделиса, аудиторы Минздрава проверяют "финансы и всю работу инспекции". "Очень внимательно все исследуют", — заметил он в беседе с Телеграфом.

Кому это выгодно

О каких именно нарушениях может идти речь и кто конкретно попал под подозрение? Ни Минздрав, ни KNAB этого не уточняют, однако дают понять, что нарушения в учреждении невозможны без участия руководителя.

С одной стороны, специфика деятельности инспекции — проверка аптек, лекарственных производств, медицинских учреждений, оптовых компаний — действительно представляет определенную возможность для маневров, тем более что от решения одного чиновника порой зависит будущее компании. С другой — все опрошенные Телеграфом участники рынка хором характеризуют Ивету Стрейпу, оказавшуюся в центре скандала, как высококлассного специалиста, которому нет равных в Латвии, и полагают, что отстранена она была сознательно.

Неофициально высказываются разные версии "подкопа" под Ивету Стрейпу и инспекцию. Согласно одной из них, высокий профессионализм латвийских инспекторов, и в частности Иветы Стрейпы, мешал крупным иностранным фармацевтическим компаниям. Как известно, после вступления Латвии в ЕС у нас запрещено продавать медикаменты, произведенные не по стандартам GMP, а это дешевая продукция российских, украинских, индийских заводов. Как специалист международного уровня, Стрейпа могла проводить инспекции на этих предприятиях, оценивать их соответствие европейским критериям, что способствовало приходу на наш рынок более дешевых лекарств, которые конкурируют с продукцией дорогих производителей. Кроме того, латвийская инспекция проверяла и местные предприятия.

Поскольку сертификат GMP выдается на два года, потенциальным зарубежным покупателям Olainfarm и Grindeks якобы было бы выгодно, чтобы следующую проверку осуществляли нелатвийские инспекторы. Правда, и совладелец Olainfarm Валерий Малыгин, и акционер Grindeks Киров Липман относятся к такой версии скептически. "Я не согласен с подобным предположением. Мы пройдем проверку при любой инспекции", — убежден Малыгин. "Я такого ни подтвердить, ни опровергнуть не могу", — сказал, в свою очередь, Липман.

Как считают другие предприниматели, любой скандал в предвыборное время продиктован интересами определенных партий. И "наезд" на фармацевтическую инспекцию выгоден прежде всего тем, чьим противником является Народная партия, контролирующая Минздрав. В этом смысле примечательно и заявление премьера Айгара Калвитиса (Народная партия), обвинившего KNAB в утечке информации, о чем свидетельствует сюжет об Ивете Стрейпе — ведь откуда журналисты узнали, когда и где стоять с телекамерой? Глава бюро Алексей Лоскутов подобные обвинения отрицает.

К сожалению, комментарий у самой Иветы Стрейпы нам получить не удалось, так как она находится в США.

Возможно, ситуация прояснится, когда в конце декабря завершится проверка Минздрава.