Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Откуда торчат длинные уши?

Леонид Якобсон

  

(picture 1)
Дени Хаджиев в кабинете депутата: нет ли «жучков» за картиной?

    Есть ли «жучки» в Сейме? Слушают ли наших депутатов спецслужбы? Чтобы ответить на эти вопросы, специальная бригада сетевого издания «Компромат», в составе которой был специалист со сканером, он же совладелец фирмы Global GB Дэни Хаджиев, отправилась непосредственно в парламент.

    Аудиоконтакт в парламенте

    В предчувствии сенсационных разоблачений мы встретились с депутатом от ПНС Андреем Клементьевым. В свое время он сам работал, как говорят полицейские, на земле. Более пяти лет боролся в отделе Госполиции Видземского предместья столицы лейтенант Клементьев с преступностью. Теперь он член сеймовской комиссии по национальной безопасности. Он проверял главную спецслужбу страны – Бюро по защите Сатверсме. В частности, изучал список лиц, чьи телефоны стоят на прослушке. Много ли таковых? На этот вопрос Клементьев не ответил. Оно и понятно: государственная тайна!

    Однако депутат разрешил нам проверить кабинеты фракции на наличие «жучков». Помог нам в этом уже упоминавшийся Дэни Хаджиев. Не так давно он (предприниматель отвечает в своей компании в том числе и за безопасность) приобрел за 340 латов сканер российского производства РИЧ-3, который позволяет запеленговать беспроводные «жучки».

    Начинаю отчет. РИЧ-3 зафиксировал в кабинетах Сейма серьезное радиозагрязнение, что для напичканного электроприборами здания вполне естественно. Но сказано: ищите и обрящете. В одном из кабинетов (по просьбе Андрея Клементьева не стану называть его хозяина) нас поджидало сенсационное открытие – РИЧ-3 в руках Дэни Хаджиева визгливо зажужжал. Сканер установил устойчивый аудиоконтакт на частоте 930,3 мегагерца.

    Был ли это «жучок»? По мнению специалиста, наверняка. Для стопроцентной уверенности следовало провести вскрытие. Но Андрей Клементьев попросил нас немного подождать. В ближайшее время он вызовет специалистов. Шутка ли: в парламентском офисе оппозиционеров завелись чьи-то длинные уши!

    - Что же получается: даже депутату от спецслужб никуда не спрятаться? - риторический вопрос Клементьеву. - Обложили по полной программе - мобильник прослушивают (об этом ниже. -- Авт.), электронную почту читают...

    - Честный человек, кто бы он ни был, прослушки не боится и потому спит спокойно, -- ответил депутат (по его лицу было видно, что сейчас ему хочется разобраться с «жучком», а не разговаривать с прессой. - Авт.). Под колпак спецслужб может попасть только подозреваемый или обвиняемый по серьезной статье УК. Пока наше государство не попадалось на несанкционированной прослушке. Но я не исключаю, что за мной шпионили, когда я работал в «контрабандной» или «педофильской» комиссиях. Но, повторяю, опасаться надо не тех, кто строит свою деятельность строго в соответствии с законом, а длинных ушей сторонних организаций - например, частных охранных агентств. Вот они могут, если захотят, прослушать разговор по телефону или поставить «жучок» в офис или квартиру.

    Технических возможностей «снять информацию» более чем достаточно. К примеру, чтобы прослушать телефонную линию конкурирующей фирмы, можно «сесть на кабель» «Латтелекома» в офисном здании, где от распределительного щита идут до 50 линий. Вредный проводок там вряд ли обнаружат.

    «Жучок» по кличке Татьяна

    Не так давно в офисах LMT и Tele2 появились спецкомнаты, в которых засели люди из полиции и контрразведки с наушниками, микрофонами и звукозаписывающей аппаратурой. Согласно Закону «О телекоммуникациях» операторы мобильной связи обязаны не только пускать «чужие уши» на свою территорию, но даже саму аппаратуру для прослушивания устанавливать за свой счет. Да, честным людям нечего скрывать, но... Представьте ситуацию: кто-то из спецагентов получает мзду от заинтересованной коммерческой группировки или политической партии. Спецслужба открывает оперативное дело, под него прослушиваются и записываются разговоры, дело вскоре закрывается, а заказчики получают записи разговоров своих конкурентов.

    В советские времена прослушка была вотчиной КГБ. Чекисты запросто вторгались в частную жизнь в рамках мероприятий, носивших незамысловатые псевдонимы -- «Татьяна» (установка «жучка» в помещении), «Сергей» (прослушка телефона), «Ольга» (слежка с помощью спецоптики). Изредка этим же баловались милиционеры. Хотя комитетчики выдавали разрешения на подобные мероприятия крайне неохотно. Впрочем, бывало, что интересы ментов и чекистов смыкались: как это было, например, при разработке проректора ЛГУ Григория Лучанского (ныне -- президента скандально известного холдинга Nordeks).

    Сегодня полицейскому получить разрешение на прослушку намного проще. Достаточно получить четыре одобрямса - непосредственного начальника, руководителя криминальной полиции столицы, главы криминальной полиции республики, а также прокурора или судьи. У стражей порядка свои приоритеты: они используют прослушку не столько для сбора доказательств, сколько для того чтобы составить общее мнение об «объекте». В этом случае они, как сообщил сетевому изданию «Компромат» источник в спецслужбе, негласно следят за жертвой, не тратя времени на бумажную волокиту.

    Болтун - находка для шпиона

    В новейшие времена недоразвитого капитализма эта поговорка особенно актуальна. Рынок технических устройств, предназначенных для коммерческого шпионажа и защиты от него, насыщен до предела. Культовым местом латвийских джеймс-бондов стал Латгальский рынок, он же Блоха. Выбор «железок», как убедились корреспонденты «Компромата», здесь громадный.

    Простейший передатчик стоит здесь от пяти латов, причем на его установку в квартире конкурента никаких бумаг из Генпрокуратуры не надо. Телефонный микродиктофон (можно ставить как в квартире, так и в подъезде, если знаешь, куда), включающийся от проходящего звонка, стоит порядка 300 латов. Устройство в четверть коробка, считывающее электромагнитные волны на расстоянии 100 м, обойдется в 250 латов. Приблизительно во столько же встанет «зубочистка», бьющая на 300 метров. За квартирные прослушки размерами с зажигалку вы заплатите чуть более 130 латов. Тем более что волны могут приниматься на обычный радиоприемник. А вот дорогущих лазерных устройств, считывающих голосовой сигнал по вибрации оконного стекла, обнаружить не удалось.

    Надо ли говорить, что на барахолке продается в основном некачественная прослушка. Некоторые из этих фишек может сделать и обыкновенный специалист в электротехнике. Простейшая прослушка собирается за полчаса при наличии соответствующей элементной базы. Схемы берутся в Интернете. Если хоть что-то понимаешь в физике, размер получится не больше зажигалки... Профессиональное же шпионское оборудование удовольствие дорогое. «Жучок» с оригинальным made in Japan может стоить 5 тысяч латов. И это далеко не предел. Чем выше качество и возможность записи, тем дороже подслушивающая аппаратура. Примерно год назад руководитель Бюро по борьбе с организованной преступностью и коррупцией полковник полиции Леонид Богданов жаловался парламентариям, что в распоряжении его подчиненных техника, которая позволяет писать с расстояния не дальше 200 метров. Денег на более мощную технику, по словам полицейского, государство стражам порядка не выделяет.

    Итак, как остаться неуслышанным в зоне досягаемости для чужих длинных ушей? Что думают на этот счет специалисты?

    Заместитель директора детективного агентства ARCIS Юрий Вишняков на вопрос "Компромата" ответил более чем кратко:

    - Следует думать, что и о чем говоришь.

    Но этот простой совет, к сожалению, сложно выполнить. Люди болтливы.