Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Сделку депутата Степаненко проверит KNAB

  

(picture 2)
Вячеслав Степаненко. Фото с сайта www.saeima.lv.

Депутат Сейма Вячеслав Степаненко (ЛПП) на одном из долговых аукционов купил принадлежащий семье начальника Дорожной полиции Эдмунда Зивтиньша дом в Риге и через несколько месяцев продал недвижимость обратно Зивтиньшу.

Как сообщает агентство LETA со сслыкой на газету Diena, данную сделку можно оценить в качестве благотворительности депутата или схемы по неуплате государству налога в размере 25%

Эта информация позволяет Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (КNAB) начать проверку этой сделки, чтобы выяснить, не действовали ли должностные лица как партнеры.

Дом в Риге на ул. Калнциема Степаненко купил за 57 000 латов в прошлом году на организованном судебным исполнителем аукционе. Почти год он судился за укрепление своих имущественных прав, а когда добился победы в Верховном суде, продал дом за такую же сумму сыну предыдущей владелицы - начальнику дорожной полиции Эдмунду Зивтиньшу и его жене, свидетельствует информация из Земельной книги и Верховного суда.

Таким образом депутату не потребовалось платить государству налог в размере 25% от прибыли, но, как пояснил газете Степаненко, он смог "попрактиковаться в суде, чтобы не потерять квалификацию юриста". "Хотя доказательств нет, есть подозрения, не подарил ли депутат покупателю недополученную прибыль, что является чистым конфликтом интересов", - пояснил изданию исследователь коррупции Валтс Калниньш.

В Земельной книге видно, что, покупая дом у Степаненко, Зивтиньш заложил его в банке за 106 000 латов. Эта информация позволяет КNAB начать проверку декларации доходов, чтобы оценить, соблюдало ли должностное лицо все ограничения, положенные по роду деятельности, сказал заместитель начальника бюро Алвис Вилкс.

Из июньского решения Верховного суда можно сделать вывод, что сестра матери Зивтиньша Виты Зивтини Кристина заложила дом и землю в Риге на ул.Калнциема в банке, однако в прошлом году у нее появились проблемы с выплатой по кредиту, поэтому в августе прошлого года дом был выставлен на аукцион. Как позднее на суде указал адвокат семьи Зивтиньшей, дом был оценен почти вдвое дешевле, нежели он стоил - 55 000 латов.

На аукцион, организованный судебным исполнителем Гинтером Хмелевским прибыл всего один участник - Степаненко, который купил дом за 57 000 латов, поскольку один шаг составлял 2000 латов. затем последовал суд, на котором адвокат Зивтиньша пытался доказать, что судебный исполнитель не мог продавать недвижимость, не принадлежащую должнику, а Степаненко просил суд укрепить его права на приобретенное имущество. Верховный суд все же признал, что правда на стороне судебного исполнителя и депутата.

Степаненко, который до выборов в Сейм был юристом ООО "TEM TV", пояснил газете Diena, что объявление об аукционе увидел в газете Latvijas Vestnesis, которую периодически читает, и решил принять в нем участие, "как это сделал бы космонавт, священник или дворник". Здесь нет никакой связи с его должностью.

Цена дома показалась Степаненко привлекательной, "что является естественной реакцией нормального человека", к тому же у должника было право ее оспорить, но он не сделал этого. Чтобы купить дом, депутат заложил в банке какое-то свое другое имущество, а также одолжил деньги у друзей, а после продаже в августе этого года почти вернул все долги.

"Я не суровый кровавый тиран и не гонюсь за сумасшедшим доходом, поэтому я продал дом Зивтиньшу, что для обеих сторон было приемлемым бизнесом", - ответил депутат на вопрос, почему приобретенное столь тяжким трудом имущество он продал почти с потерями. Он также упомянул желание поддержать квалификацию юриста, защищая себя в суде - недавно он проводил идентичную сделку с другой квартирой.

Однако, не всегда можно доказать, что приобретение имущества для должностного лица государства является дополнительной работой, поскольку это не приносит прибыли. Если должностные лица становятся партнерами по сделке, то в дальнейшем они не могут принимать благоприятные друг для друга решения, хотя это ограничение конфликта интересов не относится к депутатам, поскольку они не могут издавать административные акты. Исключение могут составлять лишь какие-либо поправки к законам, которые, например, могли бы определить статус начальника Дорожной полиции, пояснил представитель КNAB, обещая уделить внимание еще не проверенной декларации Степаненко.

Поскольку оба должностных лица не стали более подробно комментировать сделку, есть подозрения, не купил ли Зивтиньш дом за большую цену, нежели указано в документах, и не была ли искусственно занижена цена сделки по сравнению с залогом, рассудил Калниньш. Если депутат продал начальнику Дорожной полиции дом по вдвое низкой цене, это ничто более как подарок или конфликт интересов, допустил исследователь. Не Зивтиньш, ни адвокат его семьи Алдис Лиепиньш, не стали комментировать газете судебный процесс и сделку, сказав, что "все уже уладилось".