Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

«Дело о покупке гражданства»: чиновницу-подсудимую увезли из суда в больницу

«ЧАС»

  

На суде по этому делу выяснилось: цены на гражданство постоянно росли. Если в начале 2001 года группа чиновников брала всего 300 латов, то к 2002-му цены дошли до 1500 долларов... Вчера (31/10/05), услышав от прокурора, что ей грозят 4 года тюрьмы, подсудимая-чиновница почувствовала себя так плохо, что ее увезли на «скорой» в больницу. В итоге дебаты по этому делу застопорились. Приговор, вероятно, будет оглашен не ранее следующей недели.

«Блатные» - за партой у окна

Эпизод о том, как получала гражданство Наталья Оттинг, отлично иллюстрирует методику подобных покупок. Ниже - о том, как это происходит, по мнению обвинения.

Однажды Наталья Оттинг (тогда Шербане), решив стать гражданкой Латвийской Республики, рассказала об этом своей знакомой - Светлане Соколовой. Та обещала помочь и в свою очередь позвонила посреднику Александру Попову - «не мог бы он помочь одной ее хорошей знакомой?». Попов ответил, что «никаких проблем» - у него есть знакомые, которые помогут все уладить.

Попов потребовал с Натальи 1100 долларов. Хотя, как выяснилось позже, сотрудница центра методики и экзаменации Анита Колберга-Шумане взялась помогать всего за 850 долларов. Разницу Попов взял себе.

И вот за 5 дней до экзамена Наталью начали усиленно обучать - ей нужно было вызубрить вопросы, которые «попадутся» ей на экзамене. Дело осложнялось тем, что Наталья Оттинг не владела латышским языком вообще.

Тут случилась накладка: оказалось, что экзамен будут принимать не те люди, а главное, там не будет Ингуны Варакаи, члена комиссии, которая «в курсе». Наталье пришлось сказаться больной и попросить перенести экзамен.

Он состоялся через несколько дней. «Свой» человек - Ингуна Варакая - была в комиссии, она как могла помогала Наталье Оттинг, вооруженной шпаргалками до зубов. Кстати, ее посадили за специальную парту у окна, где всегда сидели блатные, заплатившие за экзамен.

Засыпались на крестиках

И вот на этой блатной парте Наталья получила листы с вопросами - именно их она учила заранее. Более того, ответы в этих экзаменационных листах были уже написаны - карандашом. Наталье нужно было только переписать их своей рукой. Но сделать это она поленилась, так что кое-где карандаш оказался просто обведен ручкой, а кое-где крестики так и остались карандашными.

Позже, когда за дело взялась прокуратура, это дало следствию серьезный козырь - эксперты подтвердили, что работа Натальи Оттинг была написана двумя разными почерками. Причем один из них, возможно, принадлежит Варакае.

Впрочем, Наталья эту версию полностью отвергает. По ее словам, деньги были заплачены за обычные консультации и уроки перед экзаменом плюс за юридическую помощь Александру Попову. Ведь он должен был помочь ей с документами и лично отвозить ее на каждое занятие к учителю.

На это у обвинения нашелся такой контрдовод:

- По-моему, обязанности шофера не входят в круг обязанностей юриста, - отметила в своей речи прокурор Велта Залюксне.

Итог

Прокурор попросила признать виновной всю группу подсудимых. Но реальные наказания назначить только Аните Колберге-Шумане и Наталье Оттинг. Ведь за Анитой Колбергой-Шумане числится сразу 7 эпизодов взяточничества и 5 эпизодов злоупотребления служебным положением. Поэтому г-жа Залюксне потребовала для нее 4 года заключения. Для Натальи Оттинг прокурор запросила 1 год 6 месяцев заключения. Остальных, принимая во внимание их чистосердечные признания и раскаяние, прокурор предложила наказать условно. В частности, для Александра Попова, обвиняемого по 3 эпизодам посредничества при передаче взятки, 5 эпизодам присвоения взятки и подделке печати - 5 лет условно...

Но тут в суде случилось ЧП. Аниту Колбергу-Шумане стала трясти нервная дрожь. Судье пришлось назначить перерыв, во время которого была вызвана «скорая». В результате Аниту Колбергу-Шумане увезли в больницу. Процесс прервался на неопределенное время.

Отметим, что фигуранты этого дела не отличаются крепким здоровьем. Подсудимой Колберге-Шумане уже становилось плохо на одном из заседаний. Тогда тоже пришлось вызывать «скорую», но помощь была оказана прямо в зале суда. Вскоре женщина пришла в себя, и заседание продолжилось. А Каспарс Зеллис и Лаймдота Зламета уже побывали из-за этого дела в больнице - у последней врачи даже констатировали предынфарктное состояние.

- Надо было раньше думать о здоровье - до того, как совершать преступления, - пояснила «Часу» прокурор Велта Залюксне. - Я не могу просить меньшее наказание для Колберги-Шумане, ведь на ней 7 эпизодов взяточничества! Что же касается Оттинг, то я не вижу, чтобы она исправилась - продолжает упорствовать и врать, противореча сама себе. Остальные же признались, и мы видим, что они раскаиваются. Даже Попов - хоть на нем тоже числится много, так сказать, грехов, но он еще молодой человек - на момент совершения преступления ему было всего 24 года. Сейчас он учится и работает... Видно, что он исправляется.

Справка

Всего на скамье подсудимых по этому делу 10 обвиняемых, связанных цепочкой подкупа и мошенничества. Среди них 4 чиновника, которые непосредственно «продавали гражданство», - это сотрудники центра методики и экзаменации Управления натурализации Анита Колберга-Шумане, Лаймдота Зламета, Ингуна Варакая и Каспарс Зеллис. Плюс их клиентки - Ольга Киселева и Наталья Оттинг. Также проходит по делу бывший пограничник Алдис Вилдерс, который «не заметил», как другая фигурантка дела - Наталья Федосова - пересекла латвийскую границу по просроченным документам. И еще одна персона, которая тогда числилась в розыске, пересекла границу по поддельным документам. Кстати, стоило это недорого - всего 30 латов.

Посредниками во всех случаях были Александр Попов и Екатерина Жукова. Главным же связующим звеном, по мнению обвинения, является Александр Попов. Он оказывал «юридические услуги» - сводил тех, кому была нужна помощь указанных чиновников. За плату, естественно. Часть вознаграждения Попов оставлял себе.

Все эпизоды относятся к длительному периоду с 2001 по 2002 год. Все обвиняемые, кроме Натальи Оттинг, свою вину признали, поэтому суд должен был закончиться полюбовно даже без проверки доказательств. По всем эпизодам, кроме «эпизода с Оттинг».