Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Чеченские трофеи елгавского Мусы

Алексей Акопов, Андрей Быстров

  

(picture 2)
Антитеррористический центр Полиции безопасности распространил пугающее заявление: в Латвию все чаще наведываются представители организаций, проповедующих исламский фундаментализм.

Антитеррористический центр Полиции безопасности распространил пугающее заявление: в Латвию все чаще наведываются представители организаций, проповедующих исламский фундаментализм. В частности, представители организации Jamaat Al Tablih посещают нашу страну как минимум пять раз в год.

Как сообщают латвийские эксперты, Jamaat Al Tablih действует под маской исламской образовательной организации. На самом же деле имеются данные о том, что ее члены принимали активное участие в военных операциях в Афганистане, Алжире, Кашмире, Боснии и Косово. Что характерно, местные аналитики не занесли в этот список Чечню. Хотя именно там сейчас ведут террористическую войну против России боевики, которых вербуют, в том числе эмиссары из Jamaat Al Tablih. Об этом говорится в открытых материалах российских спецслужб.

Уже дважды Латвия, воюющая в Ираке, получала предупреждения о готовящихся в стране терактах. Так, в ноябре прошлого года пришлось даже закрыть по соображениям безопасности свое посольство Норвегии в Риге. Спустя некоторое время британская газета The Sunday Times сообщила: «Боевики группировки «Аль-Каеда» собираются захватить самолет в одном из городов Восточной Европы, возможно, в Латвии, и врезаться на нем в переполненный терминал аэропорта «Хитроу» в Лондоне, убив сотни людей». И снова беда, тьфу-тьфу, миновала.

Разговоры о двойных стандартах в отношении борьбы с терроризмом уже набили оскомину. Для официальной Риги, как и для ее покровителей в Вашингтоне, террористы бывают разные. Плохие террористы - это те, кто взрывает США и европейские города. А вот чеченские террористы, уничтожающие русских, борцы за независимость. Но потворство представителям ичкерийского филиала Аль-Каеды – рано или поздно приведет к кровавым жертвам. А пока боевикам вполне комфортно под сенью улицы Дудаева…

Из Латвии на войну

Здесь в Латвии война на Кавказе частью правящей элиты декларируется как национально-освободительная. Это уже аксиома: улица Дудаева не была переименована ни после трагедии на Дубровке, ни после Беслана, ни после Нальчика. Пропасть между бюргерской Ригой и террористами, проливающими кровь мирных российских жителей, не просто велика – она огромна. Но имеется и нечто общее: Латвия еще со времен первой чеченской кампании, по данным российских спецслужб, стала пансионатом для воевавших моджахедов.

…Мы сидим в центровом елгавском кабаке Tonus. Пьем. Курим. Смотрим на лежащие на столе цветные фотографии улыбающегося мужчины. Но мы не улыбаемся: в правой руке бородач в камуфляже без погон держит голову светловолосого человека.

Муса, гражданин Латвии, сразу дал понять, что ответит только на те наши вопросы, на которые сочтет нужным. Он поставил нам два условия. А) Фамилию не упоминать. Даже вымышленную просил не ставить. Здесь, в Латвии, по его словам, территория перемирия. Кроме того, елгавчане вряд ли оставят его в покое, если узнают, что он убивал русских солдат. Б) Мы допиваем свой коньяк и уходим, забывая его навсегда. Вот что он нам рассказал.

- Я убивал, я привык убивать... за деньги! - говорит латвийский чеченец. - За идею в Чечне воюют лишь отморозки-ваххабиты и нищие деревенские голодранцы, которым больше податься некуда.

Из Латвии, по словам нашего собеседника, в Чечне за две военные кампании побывало около трехсот человек. Это те же наемники - стремящиеся на Северный Кавказ зарабатывать деньги, и немалые. Слово «воевать» чеченец произносит с той же интонацией, как многие - «работать».

Коран в кешере

Муса - не отморозок, которыми любит козырять российские телеканалы. Просто так жизнь сложилась у мальчика, рожденного 27 лет назад в роддоме на рижской улице Миера. В 18 лет он, член банды наводившего страх на обывателей Яниса Кальвы (Клоп, умер в тюрьме) угодил в рижский Централ. Повязали его за рэкет. Месяц спустя после суда в кешере отец передал парню Коран.

Священная книга изменила жизнь Мусы. Еще находясь в даугавпилсской «крытке» с романтическим названием «Белый лебедь», он принял ислам. Молился пять раз в день, бросил курить. А, выйдя на свободу, стал регулярно посещать религиозные собрания, проходящие в квартире блочного дома в рижском районе Пурвциемс. Но скоро Муса разочаровался в латвийских исламских пацифистах. А тут отец позвал его в тогда еще мирную Чечню.

Тейп, к которому принадлежал Муса, стоял на стороне Джохара Дудаева. Отец жаждал сражаться за идеалы ислама, высшим проявлением которого, по его мнению, является джихад с оружием в руках. После отставки Ельцина его желание сбылось.

- С кем из чеченских полевых командиров ты воевал?

- Воевал в отряде своего отца. Его имя не скажу. Знаком с Басаевым, встречался с другими полевыми командирами. Правда, Масхадова не видел ни разу. Он всегда был где-то далеко. А теперь его и вовсе убили. Он заслужил. Как я слышал, перед смертью он планировал покинуть войну навсегда. Понятно, что с деньгами. Жадность и довила его до могилы…

- Кто руководит боевиками?

- Полевые командиры. Басаев, бесспорно, авторитет для меня. Аллах на его стороне и карал его рукой кяфиров-неверных. Если Аллаху угодно, чтобы я, елгавчанин, взял в руки «Муху» или «Калаш» с подствольником, будет так. А в прицел, так и напишите, мир выглядит совсем иным.

- Большой отряд был у твоего отца?

- Около 40 бойцов. В одном из боев с нами бок о бок сражались несколько китайцев из тамошних мусульманских провинций. Знаешь, я входил в группу охотников-убийц. Мы все время проводили в поисках цели. Мы выбирали любую цель, чтобы причинить русским как можно больше потерь.

- Хочешь снова в Чечню?

- Нет...

Чувствуется, что Муса тщательно выбирает выражения.

- И что, Коран дозволяет убивать правоверному муслиму?

- Как и всякая великая книга, Коран учит добру. Я не ваххабит. На войну меня отец послал, слово родителя для нас - закон. Там или воюешь, или нет. А если воюешь, то врага надо убивать. Или он убьет тебя. Коран такие детали не обсуждает, и его суры вовсе не руководство для молодого бойца. Русским солдатам в войсках выдают идентификационные алюминиевые жетоны. По две штуки на человека. Один на длинной цепочке, другой на короткой. В случае гибели длинный жетон вместе с документами передается в строевой отдел части, а короткий цепляется на лодыжку или запястье, в общем, на любую уцелевшую конечность погибшего солдата. Чтобы трупы не перепутать. Слышь, у меня таких целая коллекция! Ты не обижайся, ведь я говорю как на духу. А сейчас скажу о главном. Да, я резал русских, но все же думаю, что Чечня должна оставаться в составе России. Судьба у нее такая!..

- Почему ты против независимости Чечни?

- Я реально смотрю на вещи. Что такое Чечня? Бедная республика. Народ устал. Папа мой в Москву переехал. Зачем проливать кровь? Большинство воюет по привычке. А те, кто называют себя «борцами за свободу», на самом деле хотят не независимости, не свободы. Они хотят, чтобы никто не мешал им грабить.

- Что ты делаешь сейчас?

- Сейчас я дышу чистым воздухом мирной страны. Вайра Вике-Фрейберга - приятный президент, о котором можно только мечтать. Тихая, улыбается, улицу Дудаева отстояла. Елы-палы, да по всем понятиям, ей можно дать почетное гражданство Республики Ичкерия.

Джихад по-латвийски

Мы ехали на маршрутке из Елгавы. И горы Кавказского хребта не синели в перспективе, и не звучали разрывы «Града», и вокруг царила мирная благодать… Впереди была встреча с рижским мусульманом, чтущим суры Корана. 32-летний чеченец Мансур старается не пропускать намаза.

- Я родился в горах, в пещере - говорит он, - Скажите, может Чечня быть в составе России? Нет! Демократическим путем - никогда. Русские, убили всю семью моего двоюродного брата. Его отца, мать, жену, дочерей... Я хочу вернуться домой, но отец говорит: «Не приезжай, русские убьют!» Я воевал в первую чеченскую. А как же еще?!

- Ты помогаешь родственникам?

- Мы собираем деньги и посылаем нашим братьям. Помощь ближнему для меня закон. Ислам становится популярнее с каждым днем, не смотря на глобальную анти-исламскую истерию. Почему? Потому что призывает только к добру и запрещают зло!

- Однако как объяснить те беспрецедентные зверства по отношению к российским военнопленным, отрезание голов?

- Девиз командира, под началом которого я воевал, был прост и ясен: воевать против мертвых, раненых и слабых - не признак мужества. Но можно понять 16-летнего парня, у которого на его глазах убили отца…

По сведениям Антитеррористического центра Полиции безопасности, в Латвии в настоящее время насчитывается примерно 5 тыс. членов мусульманской общины.

Антитеррористический центр при Полиции безопасности был создан около года назад для оперативных и согласованных действий в случае террористической угрозы. В этой структуре работают десять человек. Руководитель подразделения занимает также пост заместителя начальника Полиции безопасности.

Работа Центра уже обошлась налогоплательщикам в 185 450 латов. В 2006 году к десятке борцов с террором присоединятся еще восемь человек, на что запланировано выделить дополнительно 147 733 лата.

Согласно статистическим данным, большинство граждан Латвии поддерживают в арабо-израильском конфликте палестинцев, и только 7,2% - Израиль.

Рекомендуем на данную тему cледующие материалы:

Растет число приверженцев ислама