Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Миллионы Latvenergo снова всплыли

«Телеграф»

  

Нашумевшее дело об исчезнувших трех миллионах Latvenergo снова оказалось в центре внимания. После провала обвинения в октябре прошлого года, когда Рижский окружной суд оправдал всех обвиняемых, дело в порядке апелляции попало в Верховный суд. И вот вчера (12/10.05) прокуратура объявила о том, что требует приговорить главных фигурантов к 5-10 годам тюремного заключения.

Осы и кредиты

При всей своей скандальности и многочисленных версиях история с тремя миллионами латов Latvenergo остается, пожалуй, самой запутанной за все 15 лет независимости Латвии. В этом деле крайне тесно переплелись политика, криминал, в том числе и международный, коррумпированные госслужащие, интересы ряда коммерческих структур. Однако при всем богатстве материала следствию так и не удалось установить истинных организаторов хитроумной сделки. Прокуратура лишь считает, что вся махинация была затеяна людьми из Латвии. Однако на скамье подсудимых оказались всего лишь исполнители — экс-президент Latvenergo Эдгар Бирканс, адвокат Арманд Чапкевич, бывший финансовый директор Latvenergo Ивар Лиузиникс и бывший вице-президент Latvenergo Карлис Пурнис.

Некоторые действующие лица этого многосерийного детектива не дожили до сегодняшнего дня. Не сможет раскрыть многих интригующих деталей главный обвиняемый — бывший президент Latvenergo Гунар Коемец. Он скоропостижно скончался от сердечного приступа в июне 1995 года. Бывший главный бухгалтер Latvenergo Леон Марцинкус в мае 1998-го сообщил, что именно Коемец и есть главный инициатор махинации, и именно он чуть ли не силой заставил его стать своим сообщником. В сентябре того же года бухгалтера нашли в Саласпилсе мертвым, по заключению врачей причиной смерти стал укус осы.

История с тремя миллионами берет начало с декабря 1994-го, когда Banka Baltija (BB) выдал кредит в размере 10 млн. латов компании Finansu norēķinu centrs, а в качестве гаранта выступало Latvenergo. Договор со стороны монополиста подписывал Гунар Коемец. Почти сразу после получения кредита Finansu norēķinu centrs был признан неплатежеспособным, и, естественно, банк потребовал от гаранта — Latvenergo — вернуть кредит.

Адвокатская тайна

В 1997 году Верховный суд постановил, что монополист должен выплатить кредит Banka Baltija. Однако руководство Latvenergo заявило, что поручительство было недействительным с момента его подписания. Ликвидатор BB Дейвид Берри решил не вести долгие переговоры и подписал договор о цессии кредита с компанией International Finance Company Establishment (IFCE), зарегистрированной в Лихтенштейне. Позже комиссия Сейма по расследованию аферы установит, что ликвидатору порекомендовал подобный метод решения проблемы адвокат Андрис Грутупс , который в то время числился советником премьер-министра Андриса Шкеле. Когда члены комиссии попытались допросить Грутупса, он отказался откровенничать на эту тему, сославшись на адвокатскую тайну.

В итоге Latvenergo заключило с IFCE договор, по которому монополист перечислил 8 млн. латов в Cassaf Bank и далее его клиенту — IFCE, который после цессии получил 3 млн. латов, а BB — 5 млн. латов. Естественно, о судьбе 3 млн. латов, осевших где-то в Лихтенштейне, уже больше никто не слышал.

Всех посадить

Несмотря на столь громкий резонанс, в октябре прошлого года Рижский окружной суд решил, что всех подсудимых можно оправдать. В своем решении судьи указали на то, что нет доказательств вины Бирканса и Чапкевича. Более того, они пришли к выводу, что Банк Латвии был в курсе цессионного договора и никак на это не отреагировал, а "значит, признал сделку законной". Прокуратура обещала это решение обжаловать, что в итоге и сделала.

И вот в октябре 2005-го процесс о трех миллионах вышел на финишную прямую в Верховном суде. Вчера свое слово сказало обвинение: прокуратура потребовала приговорить Эдгара Бирканса и адвоката Арманда Чапкевича к 10 годам тюремного заключения, а бывшего вице-президента предприятия Карлиса Пурниса и бывшего финансового директора Ивара Лиузиникса — к 5 годам тюремного заключения, но с применением амнистии сократить срок последним двум в два раза, то есть до 2,5 года.