Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Явление Виссариона Риге

«Телеграф»

  

(picture 1)
Родители назвали его Сергеем. Фамилия — Тороп, род деятельности — милиционер. Правда, теперь давно уже бывший.

В Латвии Виссариона никто особенно не ждал, но он все равно приехал и даже прочитал лекцию. В зале Академии наук собралось человек двести. Скажем прямо, слушать было скучно. Снова отрекомендовавшись "мессией" и "божиим сыном", гость советовал терпеть и ждать перестройки мира, которая уже не за горами. Чтобы ждать было легче, рижанам предлагалось продавать имущество и переезжать в сибирские деревни. Увы, о сотнях погубленных Виссарионом жизней в тот вечер не было сказано ни слова. Телеграф решил восполнить этот пробел.

"Учителя" поддерживают из Москвы?

Для сектантов Рига как была, так и остается словно медом намазанной. Это говорит о нашей доверчивости. О том, что рижане готовы платить звонкие монетки каждому, кто наберется духа крикнуть: "Люди, я — Учитель!"

О Виссарионе разговор особый. Он не просто ловкач. Российский "мессия" придумал учение, которое погубило или исковеркало множество человеческих жизней. Начать с того, что на самом деле этот человечек с длинными волосами никакой не Виссарион. Родители назвали его Сергеем. Фамилия — Тороп, род деятельности — милиционер. Правда, теперь давно уже бывший.

Тороп женат и имеет пятерых детей. Эти факты изложены в литературе об основанной им "Церкви последнего завета", но Телеграфу их подтвердила Ольга Залесская, которую мы встретили на лекции в Академии наук. Ольга рассказала, что жила в родном городе Виссариона Минусинске.

— Родители Сережи постоянно отсутствовали и, по слухам, сильно пили. Поэтому мальчика воспитывала тетка. Она работала в староверческой молельной, и семья вела замкнутый образ жизни. Рассказывают, что повзрослевший Сергей стал милиционером, но работал спустя рукава. Он многого боялся, говорят жители города. Из органов Торопу пришлось уйти, а ничего другого он не умел! Тогда он начал издавать книжки о вере. Первые экземпляры были страшно безграмотными, но Сергей съездил в Москву и, думаю, нашел мощную поддержку. Книги стали внушительными, а Тороп без стеснения назвался "божиим сыном".

В 1991 году Сергей начал проповедовать, вербуя сторонников и приглашая их селиться под Минусинском. Специалисты характеризуют его учение как компот из восточных учений в слащавой оболочке из псевдохристианских понятий.

Вход по протекции

На идеи о новом мире купились десятки жителей бывших республик СССР. Они бросали семьи, продавали квартиры и ехали за "учителем" в леса.

— Поскольку я когда-то жила с Торопом в одном городе, сначала заинтересовалась его учением, — рассказывает Ольга. — Стала ходить на собрания учеников в Риге. На первой встрече меня вкусно угощали, предлагали молиться... Последователи постоянно называют Виссариона богом и целуют его портреты. Я знаю человека, который бросил в Риге жену и детей, чтобы поселиться в Сибири. В деревне его сразу заставили строить дома и бесплатно выполнять другую работу. Спали мало. Питались по особой диете. Вырвавшись обратно в Латвию, мужчина на коленях просил семью простить его. Вообще-то возвращаются из-под Минусинска многие. Они рассказывают, что в Сибири Виссарион меняется — он строг и даже жесток.

Ольга успела рассказать, что последователи "мессии" в Латвии ведут довольно скрытный образ жизни. Сейчас их встречи проходят в Старой Риге. Когда Ольга спросила у знакомой адрес, та отказалась его назвать: "Если хочешь помолиться учителю, нам придется идти вместе. Одну тебя не впустят".

Однако тут нашу беседу прервали. Оказалось, мы мешаем соседям слушать лекцию Виссариона.

Неправильные вопросы задаете, товарищи

На сцене Академии наук рядом с Виссарионом восседал "апостол" Вадим Редькин. О себе Редькин напыщенно рассказывает в "Повествовании от Вадима": "...Он, будучи певцом эстрадным, возымевшим короткий перерыв в гастролях долгих, впервые увидел Виссариона в Москве, где жаждущие ждали слова его..." Подобным слогом написано все "Повествование" — одна из главных книг виссарионовцев (свод писаний Сергея Торопа постоянно пополняется и составляет уже несколько пухлых томов).

Вадим Редькин действительно музыкант. Что он и доказал, устроив в Риге камерный концерт. Зал был заполнен наполовину, но присутствующие с удовольствием подпевали песням Редькина, в которых рифмы не поднимались выше пары "любовь—кровь".

Во время лекции вопросы публики к Виссариону озвучивал именно Редькин. Он читал по бумажке: "Что делать, если я рассеян в моменты слияний? (Так у виссарионовцев называется молитва. — Телеграф)"

Виссарион отвечал кратко:

— Да ведь стараться нужно!

Следующий вопрос: "Муж поменял ориентацию и ушел из семьи. Что делать?"

— Не могу ответить. Нужно было подробнее написать.

Редькин вытянул очередную бумажку: "Учитель, почему вы сменили красные одежды на белые?"

— Я не намерен говорить о смысле этого таинства, — оживился Виссарион, — но оно велико и откроется вам позже.

Но тут же "мессия" снова сник, потому что ему задали сложный вопрос о понимании физических и нравственных отношений. То ли Виссарион не силен в риторике, то ли побоялся запутаться в собственном учении, но он приструнил публику:

— Вы не понимаете, о чем спрашиваете! Зачем такие вопросы? Мы это обсуждение отложим, а поговорим лучше о...

И последовали долгие рассуждения о том, кто такой сам Виссарион и как следует ему поклоняться.

Чем он опасен?

Визит Виссариона в Ригу прошел почти незаметно и скомканно. Можно надеяться, что после этого у "мессии" долго не возникнет желания возвращаться в нашу страну. Оно и к лучшему. Но у читателей может возникнуть вопрос: чем опасен Виссарион? Верить ему или нет — личное дело каждого. По словам Ольги Залесской, в Риге среди его последователей нет благополучных людей, много неуравновешенных и больных. Веруя, что Сергей Тороп — "мессия", они заполняют внутреннюю пустоту.

Оставим вопрос о том, как в Сибири Тороп обирает своих последователей, заставляя отдавать деньги, полученные ими за столичные квартиры. Не будем говорить и о скандале, который несколько лет назад произошел с семьей болгар, последовавших за Виссарионом (они обвиняют "учителя" в попытке изнасилования их несовершеннолетней дочери). Скандальных эпизодов, в которых Сергей Тороп пользуется доверчивостью своих последователей, не счесть. Но в Телеграф обратилась рижанка, которая считает Виссариона косвенно виновным в смерти дочери.

Наташа

Наташа была девушкой высокообразованной. Читала много серьезных книг, еще в детстве крещена в православную веру. Встреча с вербовщиками секты Виссариона произошла обыденно — на работе. Сотрудники-сектанты настойчиво предлагали редкие книги, звали на просмотр видеофильмов. Подавленная точно рассчитанной атакой на ее интеллект, Наташа сделала первый шаг к гибели.

— Виссарион принес в наш дом одно горе и страдание, — рассказывает Анна Никитина, мама Наташи. — Сердечные отношения с дочерью превратились в отчуждение, разумные доводы уже не действовали. Словно робот, Наташа поступала теперь так, как было угодно ее учителю. В один прекрасный день она объявила о своем решении переехать в Минусинск, где Виссарион собрал общину своих последователей. Выписалась, бросила все и действительно отправилась на север. Выдержала там всего несколько месяцев, как говорила, из-за тяжелого климата, вернулась — и я с ужасом увидела, что моя дочь стала похожа на скелет. Еще бы: в секте запрещалось употреблять жиры, молочные продукты, рыбу, мясо, сладкое. Кормили два раза в день, подъем в 6 часов утра. Нельзя даже лечиться — все должны уповать единственно на "целительную" силу Виссариона.

Лично повстречавшись с руководителем секты и приняв его благословение, Наташа в то время нимало не сомневалась, что он бог. Но ее нравственное и физическое состояние свидетельствовало об обратном — она не могла работать, металась, не находя места. Стало болеть все тело, долго мучилась, говорила, что вскоре должна умереть, но в то же время ей особенно хотелось жить. В больнице, куда Наташа согласилась лечь на обследование, ничего серьезного у нее не нашли.

Я уговорила дочь посетить православный храм. Да, здесь спасают людей, возвращают их к прежней жизни, но чтобы обновить духовное здоровье Наташи, от нее требовалось отказаться от Виссариона и внушаемой им ложной веры. Несмотря на неготовность к этому, после посещения церкви Наташе стало легче. Она свободно разговаривала, могла спокойно находиться с нами в одной комнате (чего раньше не терпела).

Были попытки вырваться из секты. Однажды утром она вынесла все книги и проповеди Виссариона и закопала в землю, но под вечер стала ощущать ужасные мучения. Уже посреди ночи выброшенные брошюры и кассеты вновь вернулись в квартиру. В другой раз, оправившись, Наташа бросила их в костер. В то время она часто говорила, что Виссарион искалечил ее жизнь, отнял много дорогих лет и что силу он имеет нечеловеческую.

Последние дни Наташи были полны метаний — то она снова собиралась ехать в Минусинск, то торопилась в храм, заказывала сорокоуст, просила верующих за нее молиться. Но та самая "нечеловеческая" сила не захотела выпустить ее из секты живой. Сознание молодой женщины не выдержало слишком многих противоречий, и она покончила жизнь самоубийством...

Как видите, Виссарион — опасный обманщик, и если по совести, то его давно пора запретить. Скажем, как героин. Или как использование фашистских свастик. Целее будут наши дети.