Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

С крестом и без креста

"Коммерсант Baltic Daily"

  

Латвийская православная церковь, как и любая общественная организация, не ведет никакой хозяйственной деятельности. В то же время закон не запрещает священникам выдавать доверенности на ведение мирских дел частным предпринимателям. А мирские дела, в свою очередь, порой плавно перетекают в дела уголовные.

Эта история началась в Москве, в строящемся Храме Христа Спасителя. Судьба свела рижанку Надежду Омельянович с представителем Московской Патриархии протоиереем Михаилом Рязанцевым. Рижанка приехала в столицу России для участия в выставке. Ее фирма ООО Baltijas florodizaina centrs Laterra занимается консервацией растений по собственной технологии. Специальным способом на растения наносится слой янтаря, позволяющий надолго сохранить их натуральный цвет. Рязанцев рассказал Омельянович о проекте создания в Храме "райских садов". Она ему — о своей технологии. Протоиерей загорелся идеей: а что если украсить церковь не пластиковыми кипарисами, а настоящими, обработанными по этой технологии?

Москвичи предложили Омельянович участвовать в конкурсе. Надежда рассказала Рязанцеву о плачевном состоянии рижских лабораторий и трудностях с изготовлением образцов для конкурса. Тот написал письмо Латвийской православной церкви, в котором попросил оказать посильное содействие благому начинанию. Так Омельянович оказалась в Православном соборе на ул. Кр.Барона, откуда ее направили к Александру Ищенко, доверенному лицу Архиепископа Рижского и Всея Латвии Александра. Выделил он, правда, немного — 300 долларов, но несмотря на катастрофическое положение с финансами, Омельянович смогла изготовить опытные образцы и выиграла конкурс.

Перехват управления

Далее события развивались по классической схеме "перехват управления". Летом 1998 года была зарегистрирована компания-двойник ООО Baltijas florodizaina centrs Laterra, с почти идентичной печатью и названием — ООО Floras un fito dizaina centrs Laterra. В новоиспеченной фирме Александр Ищенко занимает должность директора с правом подписи. Ровно через две недели после регистрации новой компании, 28 июля 1998 года, Ищенко подписывает от имени компании-двойника контракт с москвичами. Согласно нему Latvijas pareizticigo baznicas fonds, директором которого был Ищенко, является ответственным исполнителем заказа.

А до октября 1998 года, согласно контракту, на счет фонда должен был поступить аванс в размере почти 1,2 миллиона долларов. Общая же сумма контракта на создание "райских садов" достигала 3,9 миллиона долларов.

Из этих денег на создание собственно садов до Омельянович дошли лишь несколько тысяч. Она попыталась обратиться за разъяснениями к Ищенко, но тот отмалчивался. А затем она неожиданно узнает, что контракт с Храмом Христа Спасителя разорван. Ищенко должен был вернуть остатки аванса москвичам и отчитаться за потраченное. За это время с деньгами успели произойти удивительные вещи. Во-первых, аванс в размере 1,2 миллиона долларов, оговоренный в контракте, каким-то образом усох до 270 тысяч долларов. Из этих 270 тысяч Александр Ищенко собирался возвратить около 247 тысяч долларов, так как остальные якобы успел потратить.

Извилистый денежный путь

В 2000 году в Генпрокуратуре было заведено уголовное дело о присвоении средств в особо крупных размерах. Через три года его закрыли — за отсутствием состава преступления. Документы, собранные в этом уголовном деле, — отдельная песня. Сразу скажем, что на судьбу денег они проливают очень мало света. Известно лишь, что за свою недолгую работу в качестве директора ООО Floras un fito dizaina centrs Laterra Ищенко получил порядка 1,7 тысячи долларов. На выплату зарплаты сотрудникам фирмы Омельянович и покупку старенькой машины ушла еще пара тысяч. Остальные расходы отражены в копии, напоминающей аппликацию из различных банковских документов… с замазанными цифрами и данными.

Про возвращение 247 тысяч долларов в Москву тоже можно писать отдельный роман. Погуляв по латвийским банкам, деньги отправились в офшорку Gardsden Managment Company, затем попали в московские фирмы Raitfor и Eksikora, и только потом — в "Фонд финансовой поддержки воссоздания Храма Христа Спасителя". За время странствий сумма успела усохнуть еще примерно на 43 тысячи долларов.

Генпрокуратура ЛР посчитала, что деньги были возвращены в полном объеме. Стало быть, состава преступления нет. Есть только одно "но". Москвичи заключили с первой, "правильной" фирмой Омельянович второй контракт на создание "райских садов". Он должен был финансироваться из возвращенных денег. Так вот из Москвы эти деньги так и не пришли. Приходят лишь письма, в которых москвичи восхищаются проделанной рижской фирмой работой и выражают надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество. Что ж, это, в принципе, московские проблемы. Кстати, по информации московского журналиста Евгения Комарова, там предпринимались отчаянные попытки списать несчастные 200 тысяч, якобы пришедшие из Латвии. Например, тамошний "Производственно-оформительский комбинат" насчитал 8000 долларов затрат на сырье для производства райских садов, а именно: "мох, ветки, стволы деревьев". Да-а, мох не иначе как с Заполярья самолетом везли.

Новый фигурант

Но, повторимся, — это московские деньги и московские проблемы. Kb же заинтересовала мелькнувшая в документах уголовного дела фамилия главы Фонда восстановления Покровского кладбища Сергея Ермакова. Согласно документам, г-н Ермаков получил от Ищенко по чеку сумму, размер которой не указывается.

Между тем г-н Ермаков связан и с другим уголовным делом — о подделке документов и мошенничестве. Там дело было так: в декабре 1999 года присяжный нотариус Вайра Вайваре потребовала от фирмы Furnieris оплаты векселя на сумму 49 тысяч латов. Документ был подписан соучредителем фирмы Балабановым, погибшим шесть лет назад в автокатастрофе. Деньги должен был получить экс-директор и бывший совладелец Furnieris Сергей Ермаков. Владельцы фирмы, рассмотрев вексель, сообщили нотариусу, что печать и подписи на бумаге липовые. Позже экспертиза МВД доказала их правоту. Но г-жа Вайваре и слушать ничего не желала, потребовав до обеда следующего дня перечислить на ее счет всю требуемую сумму. Бизнесмены, естественно, отказались. На всякий случай они обратились в банк и получили справку, гласившую, что в то время, когда с векселя якобы была уплачена госпошлина, финансовое учреждение даже не пользовалось такими печатями.

Тем не менее вексель молниеносно был опротестован в суде Центрального района Риги, и спустя несколько дней на фирме появился судебный исполнитель. К счастью, владельцам Furnieris удалось добиться отмены этого решения в Рижском окружном суде. Разбирательства длились почти три года! Предприниматели полагают, что с помощью такого векселя "группа товарищей" надеялась заполучить землю и дом в центре Риги, который когда-то находился на балансе предприятия. Но когда "группа" узнала, что на дом нашелся настоящий хозяин из Америки, она потеряла к фирме интерес. Естественно, руководство Furnieris обратилось в полицию с требованием найти и наказать мошенников, изготовивших липу. Естественно, полиция завела уголовное дело о подделке документов и трижды пыталась его закрыть. Сейчас расследование пребывает в коматозном состоянии. Стоит ли после этого удивляться, что в Латвии нет ни одного раскрытого дела об отмывании денег, если у нас дело о липовом векселе не могут довести до суда.

Кстати, за г-ном Ермаковым и раньше водились интересные дела. Например, используя дубликат печати предприятия Furnieris, он самовольно разорвал договор об аренде помещений на улице Кр.Барона, 73/2, и перезаключил его на свою фирму ООО Senon. 2 мая 1994 года Латвийский хозяйственный суд вынес приговор по делу №864/2, постановив аннулировать незаконный договор об аренде с фирмой Senon.

Или вот еще: в 1993 году фирма Ермакова Molli заключила договор с рижским заводом полупроводников Alfa. Согласно документу, г-н Ермаков должен был "обеспечить разработку и доставку комплексной программы "Управление реализацией готовой продукции". Говоря простым языком, предприниматель обязался достать для завода 80 миллионов рублей, которые зависли на Украине. Для этого Alfa договором №1/074 выделила фирме Ермакова беспроцентный кредит в размере той суммы, которая застряла у украинцев. ООО Molli должна была превратить эти деньги в какой-нибудь товар, привезти его в Латвию, продать и вернуть заводу ту же сумму в латвийских рублях или латах. За услуги Ермакову дали 14,4 тысячи латов.

После того как Ермаков не предоставил ни товара, ни денег, завод подал иск в Латвийский хозяйственный суд, который 16 марта 1994 года вынес приговор по делу №3585/4. Судья Петерсоне постановила, что ООО Molli должно вернуть заводу 42 826 латов и 199 латов, переплаченных в связи с этим делом налогов, а также уплатить госпошлину в размере 668 латов. Но когда судебный исполнитель пришел описывать собственность фирмы, то нашел лишь старый стол и стул в арендованном помещении.

Кстати, любопытная деталь. Согласно базе данных Регистра предприятий Латвии Lursoft, фирмы с названием ООО Senon не существует в природе (хотя на документах стоит печать предприятия: симпатичный львенок в рамочке). По сведениям частных детективов при юридическом бюро Alva, ООО Senon имеет регистрационный номер 010310854. Но, согласно базе данных Lursoft, "сеноновскому" номеру соответствует фирма ООО SBS MOTORS с юридическим адресом в Риге, на улице Менесс, 3. По тому же адресу находится фирма Krist­gais fonds.

Великий пост и дела мирские

Раскапывая все эти истории, корр. Kb невольно задумался: а Латвийская православная церковь вообще в курсе? И если так, то как относится к тому, что ее доверенные лица, регистрирующие фирмы с такими благостными названиями, фигурируют в не совсем благостных историях?

Корреспондент Kb несколько недель пытался получить хоть какой-то комментарий от представителей Латвийской православной церкви. Но натыкался на разные отговорки, вплоть до такой: мол, во время Великого поста говорить о мирском неприлично. К такому аргументу нельзя было не отнестись с пониманием. Если бы не то обстоятельство, что пост не стал препятствием для обширного интервью владыки Александра газете Latvijas avize. Так что, похоже, дело не в посте…

Не добившись ответа от Латвийской православной церкви, Kb решил обратиться к альтернативным источникам информации. В частности, к информации московского журналиста Евгения Комарова, почерпнутой с его личного сайта http://www.rusglobus.net/komar/index.htm. Он работал заведующим отделом в журнале Московской Патриархии и газете "Московский церковный вестник", затем личным журналистом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, исполняя обязанности главного редактора Издательства Московской Патриархии. В общем, человек, похоже, в теме. Приведем отрывок из его публикации (11.11.99) в газете "Новые известия": "История началась давно (в СССР). В аппарат уполномоченного Совета по делам религий по Латвии пришел на работу Александр Николаевич Ищенко. Был такой надзирающий за конфессиями орган — чаще всего туда попадали отставные или проштрафившиеся сотрудники спецслужб или бывшие комсомольские активисты, не очень удачно закончившие молодежный этап своей карьеры… Место было теплое: обычно щедрые настоятели приходов были конкретно "благодарны" не только за то, что уполномоченный для них нечто сделал, но и за то, что тот не сделал им ничего особенно плохого… В 1989 году скончался престарелый Рижский митрополит Леонид. Началась борьба за вакантный престол. В то время не только кандидатура нового епископа, но и назначение или перемещение каждого священника должно было согласовываться и получать одобрение местного уполномоченного: тот выдавал индульгенцию — "регистрацию". В закрытом аппаратном конкурсе победил ныне действующий Латвийский архиепископ Александр (Кудряшов)…

5 июня 1996 года был создан Фонд Латвийской православной церкви (Latvijas pareiztic­go bazn­cas fonds; регистрационный номер 00329692). Архиепископ Рижский и Всея Латвии Александр… в 1996 году поручил своим указом именно Александру Николаевичу (Ищенко) все дела по оформлению и эксплуатации церковной собственности… 1 июля 1996 года архиепископ Александр от имени Синода Латвийской церкви выдал организации Ищенко доверенность №98, где доверяет "управлять и получать доход с жилых домов с хозяйственными постройками, находящихся по адресу: Рига, ул. Пилс, 14, и Маза Пилс, 11, принадлежащих Латвийской православной церкви".

Более того, Ищенко доверено приводить в порядок все дела архиепископа Александра, в том числе по налогам и в суде, а также получать причитающиеся ему деньги и имущество, включая депонированные денежные суммы в нотариальных конторах; и всюду, где нужно, подписываться вместо архиепископа". Поистине безграничное доверие, которым могут похвастать не всякие деловые партнеры. Архиепископ даже разрешил Ищенко привлекать "третьих лиц" для выполнения доверенного. Сейчас владыке Александру 60 лет. Но когда он скончается, его дело будет жить: доверенность выдана на 47 лет".

Может, Kb и ошибается, но "количество совпадений на квадратный метр" (за недостатком места множество интересных эпизодов еще и осталось за кадром), как и отказ представителей Латвийской православной церкви от каких-либо комментариев, — настораживает. Как-то корр. Kb завел с одним русским бизнесменом разговор о меценатстве: вот, мол, раньше русские купцы жертвовали на церковь, а теперь… Тот посмотрел как-то странно и ответил: "Жертвовать Православной церкви?! Я не настолько богат". Тогда я не понял. Но то тогда…