Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Заговоренный вексель

«Телеграф»

  

Безрезультатно завершилась очередная проверка легендарного векселя Андрис Шкеле на сумму 29 млн. долларов. KNAB так и не пришел к каким-либо конкретным выводам и не ответил на главный вопрос: был ли вексель получен на законных основаниях? При этом остается еще один важный вопрос: хотели ли борцы с коррупцией докопаться до правды?

Пожалуй, завершившаяся, пятая по счету, проверка векселя — самая рекордная по срокам: 2,5 года потребовалось KNAB, чтобы так и ничего не выяснить. Еще в 2003 году депутат Сейма Линда Мурниеце (Новое время) потребовала провести проверку, но не законности самого векселя, а механизма его получения. Дело в том, что этой уловкой в свое время активно пользовалась Служба госдоходов, когда ее возглавлял соратник Андриса Шкеле Андрейс Сончик: инспекторы проверяли бумагу, которая, естественно, не являлась фальшивкой и была правильно оформлена.

После этого объявлялось, что никаких нарушений не обнаружено, но вот происхождение этого документа оставалось в тени.

Однако на сей раз проверка обещала быть весьма интересной, ведь сотрудникам KNAB, чтобы ответить на вопрос депутата, пришлось бы выяснить, каким образом были приватизированы наиболее прибыльные предприятия пищевой отрасли Латвии. Но было ли это сделано? Как известно, в Агентстве приватизации хранятся все данные по истории приватизации, в том числе и документы, проливающие свет на возникновение концерна Ave Lat. Однако, по неофициальной информации Телеграфа, ни Генпрокуратура, ни KNAB не обращались в архив агентства с запросом по группе компаний Ave Lat. Согласитесь, странная забывчивость.

Вместе с тем в середине прошлого года распространилась неофициальная информация о том, что KNAB затеял "масштабную" проверку законности приватизации 12 предприятий, которые входили в концерн Ave Lat. Это косвенно подтверждало заявление тогдашнего главы Партии народного согласия Яниса Юрканса, которое он озвучил в 2003 году в одной из телевизионных передач. По его словам, Народная партия любой ценой будет добиваться отставки правительства Репше, так как KNAB "начал процесс оценки приватизации Ave Lat". Позже эти слова подтвердил и.о. директора бюро Алвис Вилкс, при этом он отметил, что KNAB начал проверку по собственной инициативе. Но вскоре Вилкс был отстранен от должности, и судьба проверки осталась неизвестной.

Весьма неожиданно вокруг уже всеми подзабытой проверки в прошлом году закрутилась основательная интрига с политическим подтекстом. Причиной для очередного исследования легендарного документа стала некая бумага, которая была обнаружена во время обыска в ноябре 2003 года в компании Uzņēmumu vadība un konsultācijas, которая принадлежит Андрису Шкеле. KNAB тогда сообщил, что изъял документ, который скорее всего служил черновиком для заключения Службы госдоходов по проверке векселя Андриса Шкеле. Мол, проект, датируемый 2001 годом, попал в руки объекта проверки еще до его передачи в Генпрокуратуру. После ознакомления с изъятым документом пресс-служба Генпрокуратуры заявила, что теперь и у них появились обоснованные сомнения в том, что проверка, порученная СГД, была объективной. Вместе с тем в прокуратуре уточнили, что убедил их в этом проект ответа от налоговиков, который и был обнаружен в сейфе Андриса Шкеле. В связи с этим Генпрокуратура решила вновь проверить законность векселя, а также уплату налогов со сделки по продаже. Однако прокуратура весьма ловко переложила эту работу на плечи сотрудников KNAB. Но и при этом до сих пор так и не ясно, что же за документ был обнаружен в сейфе Шкеле.

Как выясняется, вопросов после очередной проверки осталось множество. Но глава KNAB Алексей Лоскутов уже заявил, что проверка закончилась безрезультатно. Конечно, если в распоряжении KNAB окажутся дополнительные материалы или информация, указывающие на незаконность получения Шкеле векселя, бюро возобновит проверку. Также глава KNAB заявил, что в рамках проверки сам Шкеле предоставил бюро свои пояснения, но получить другие материалы, чтобы опровергнуть его утверждения, не удалось. Понятно одно: и на сей раз правоохранительным органам не удалось или же просто не захотелось докопаться до истины, а вексель и в самом деле превращается в заговоренный документ, которому никакие проверки не страшны.