Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Латвия на грани криминальной революции

Леонид Якобсон, Василий Кузнецов

  

(picture 2)
Сегодня молодые люди идут работать в полицию, чтобы набраться опыта, а затем уйти в частные структуры. Их можно понять. Нынешний план повышения заработной платы сотрудникам МВД не привязан к экономическим реалиям.

Профессионалы считают, что в ближайшее время Латвию может захлестнуть новая волна беспредела. Если власти не прекратят утечку кадров из МВД.

Полицию лихорадит. Заговорили о возможной отставке начальника Госполиции Яниса Защиринскиса и госсекретаря Юриса Рекшни.

Министр внутренних дел Эрик Екабсонс заверил: кадровых перестановок в руководстве не избежать. Это и понятно. Только за первые пять месяцев текущего года из системы внутренних дел, главным образом Госполиции уволились более 450 человек, большая часть которых со стажем работы в органах от пяти до десяти лет. То есть наиболее опытные и перспективные сотрудники.

По мнению г-на Екабсонса, вина за сложившуюся ситуацию в МВД лежит на предыдущих правительствах. Мол, дело только в скудности бюджета. А фонд зарплат распределяется Кабинетом министром…

«У меня жена, недавно родился второй ребенок. И все меньше понимаю, почему я все еще здесь вкалываю за 180 латов, когда мои одноклассники-строители в окрестностях Осло зарабатывают по 10 евро в час. Они, к слову, уже зовут, я ведь в своей квартире сам ремонт делал», - поделился с нами полицейский, участвовавший в акции протеста.

Другой ее участник, секретарь парламентской комиссии по национальной безопасности Андрей Клементьев, убежден: если в ближайшее время МВД не получит должного финансирования, то криминальная революция в Латвии неизбежна.

Останутся студенты и пенсионеры

В свое время Андрей Клементьев сам работал, как говорят полицейские, на земле. Более пяти лет боролся он с преступностью в Видземском предместье столицы.

- О ситуации в полиции знаю не понаслышке, - говорит г-н Клементьев. - У меня родственник в органах работает, да и друзей среди полицейских немало.

Сегодня рассчитывать на то, что они будут продолжать терпеть, не приходится. Вот только один вопиющий факт: в течение четырех лет (!) им не выплачивались установленные законом пособия на детей и отпускные. При таком отношении полицейские голосуют ногами, то есть просто уезжают из Латвии на заработки в Ирландию.

Еще немного - и в органах останутся лишь студенты да без пяти минут пенсионеры. А это неминуемо приведет к криминальной революции, когда преступники, как это уже было в 90-е годы, постучат чуть ли не в каждую дверь.

Сегодня молодые люди идут работать в полицию, чтобы набраться опыта, а затем уйти в частные структуры. Их можно понять. Нынешний план повышения заработной платы сотрудникам МВД не привязан к экономическим реалиям.

- Как это повысить зарплату на 50 латов в следующем году, а еще через год еще на 60 латов?! Это смешно. Кто нынче возьмется прогнозировать, что будет с латом через два года? Может, столько будет стоить буханка хлеба или литр бензина! Если государство хочет приобрести у полицейского услугу по защите закона и порядка, то оно должно выделить деньги на ее оплату, - убежден Андрей Клементьев.

Кто прикрывает преступников

- Чтобы с подчиненного можно было требовать, его надо научить, накормить, заплатить денежки, - говорит бывший глава МВД (1994-1995 гг) Янис Адамсонc. - Если этого не сделано, то можно требовать сколько угодно, но на голом энтузиазме далеко не уедешь

Янис Адамсонс возглавил МВД в самый разгар криминальной революции.

- В 1994 году, когда я стал министром внутренних дел, политики откровенного говорили о том, что руководству республики пора садиться за стол переговоров с лидерами организованной преступности. Я хорошо помню, что эту идею больше других продвигал Юрис Добелис, - вспоминает г-н Адамсонс.

В Латвии на тот момент действовало более семидесяти преступных группировок.

Убийства бизнесменов стали повседневностью. Но г-ну Адамсонсу удалось переломить ситуацию. 27 апреля 1994 года Иван Харитонов, как тогда писала пресса, руководивший латвийской оргпреступностью, широко отмечал свое 40-летние. На следующий день его особняк был взят штурмом.

- А 24 октября 1994 года произошло событие аналогов, которому не было: пришло знаменитое «письмо 361-го», - говорит г-н Адамсонс. - Известные в республике люди требовали освобождения Ивана Харитонова. И что характерно - именно г-н Добелис принес это письмо.

Политики часто прикрывают преступников. Например, мы поехали со спецназом задерживать лидера «пардаугавских» Бориса Райгородского. Он жил тогда в «восьми гостиничных люксах». На его защиту стеной стали офицеры из охраны президента. Представляете?!

Для борьбы с преступностью необходима политическая воля. Тогда она была. Сегодня, как мне кажется, ее нет. Иначе правительство не допустило бы утечки из органов профессионалов. Тех, кто реально знает, как раскрывать преступления. Будучи руководителем МВД, я полностью владел ситуацией в своем ведомстве. Разъезжал по полицейским отделениям, не ставя их в известность. Многие начальники даже завели дружбу с моими шоферами, чтобы знать, когда я приеду их проверять. Поэтому я обычно говорил о своем маршруте только в последнюю минуту.

Сегодня же, на мой взгляд, замаячили не только перспективы новой криминальной революции, но международного терроризма. Наш вклад в борьбу с ним заключается на данный момент лишь в том, чтобы отослать несколько десятков парней в Ирак. А профессионалы? Кто кроме опытных сыщиков, сможет остановить террористов?

Уходят лучшие

Еще один эксперт, с которым мы говорили о кризисе в МВД, полковник полиции в отставке Михаил Белкин. В Главном управлении полиции Риги он занимал пост замначальника Бюро по борьбе с организованной преступностью, был заместителем начальника экономической полиции республики.

Полковник Белкин также убежден, что, если власти не примут реальные меры по утечке кадров из МВД, в ближайшее время Латвию может захлестнуть новая волна криминального беспредела.

- Из полиции уходят лучшие кадры, - говорит Михаил Белкин. - А ведь Латвия единственная из прибалтийских республик, где по большому счету, пресечено насильственное вымогательство. В Литве и Эстонии преступные группировки стреляют, воюют. Да, у нас тоже бывает не очень спокойно, но в целом ситуация значительно лучше. И это результат труда тех коллег, которые работали в 90-е.

Сегодня в адрес полицейских можно услышать много обидных слов. Нельзя огульно говорить, что если полицейский - то обязательно взяточник. Надо тщательно проверять, не дергая человека. А то раз дернут - извинятся, второй - опять извинятся. А полицейский думает: зачем я кладу жизнь, если мне не доверяют, уйду в другое место.

Модная нынче тема - моделирование преступлений. При этом за заведомо ложный донос не возбуждено ни одного уголовного дела! А ведь предусмотрена ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Бизнесмен К., сводя счеты с конкурентом С., может запросто заявить, что тот, к примеру, участвовал в подготовке убийства Улофа Пальме. При этом он обязательно приведет «убедительные» свидетельства: мол, С. в то время был в Швеции, у него вроде видели пистолет, а главное - он об этом якобы кому-то лично говорил.

Но сыщик, получив информацию, сначала обязан ее тщательно проверить. Мало ли кто что сказал! Не всяким показаниям можно верить.

Вот случай из моей практики. Известный криминал Сергей Седов заявил, что полицейские его пытали и били, чтобы самому уйти от ответственности. Говорил убедительно, но прокололся на деталях. При тщательной проверке фактов оказалось, что он все выдумал. Основной критерий – доказательство!

Период сыщиков, которые посвящали всю свою жизнь только работе, к сожалению, давно прошел. Люди отрабатывают рабочее время и уходят. Через пять минут о работе они уже не думают. А раскрытие преступлений - процесс, как правило, творческий. Если постоянно не думать о работе, то раскрыть задумку другого, зачастую талантливого человека практически невозможно.

РАССКАЗЫВАЕТ МИХАИЛ БЕЛКИН

Операция на гурзуфском пляже

- В 1985 году мы с покойным ныне Петром Васильевичем Закутаевым, известным сыщиком, поехали отдыхать в Гурзуф. Незадолго до этого мы задержали группировку рэкетиров Комарницкого. На свободе оставался только один ее член - Вячеслав Ерзин. Прошерстили в его поисках всю Латвию, но без результатно. Потом его объявили во всесоюзный розыск.

И вот лежим мы на пляже в Гурзуфе и видим… идет Ерзин! Он был очень крепкий, широкоплечий - известный спортсмен, вице-чемпион СССР по каратэ. Высокий, где-то 1, 96 м. Я сразу позвонил в местное отделение милиции, долго рассказывал им, кто я и почему звоню. В результате прислали двух сержантов. Когда я им сказал, что преступник каратист, те ответили: «мы вас за бугорком подождем», - и выдали мне наручники. В это время Ерзин купался, а его жена сидела рядом.

Мы примерно рассчитали, как он будет выходить из моря. Согласно нашему плану, он должен был пройти между нами. Так и случилось. Петя дернул его за правую руку, я – за левую. Затем ударили под коленку. Ерзин упал на камушки, и я надел на него наручники. Все. Весь пляж обалдел! Мы его ведем, сами белые – второй день на пляже, - а он загорелый.

В то время там отдыхали дети Раджива Ганди, он еще был жив. А сепаратисты угрожали уничтожить и Ганди, и его семью. Военный корабль стоял в километрах двух от пляжа, днем и ночью пограничники с автоматами ходили между отдыхающими. Вечером выход на пляж был запрещен. Так вот после поимки Ерзина пошел слух, что спецгруппа КГБ задержала сикхского сепаратиста, который вышел из моря, чтобы убить детей Ганди. И никто не верил, что мы его задержали вдвоем. Из Риги прилетел конвой за Ерзиным – шесть сотрудников.

Некоторые мои коллеги говорили: это везение, другие – случайность. Я по-другому скажу: это объективная закономерность.

Убийство на Тербатес

- Однажды после аварии я лежал дома. Передвигался с трудом на костылях. В этот момент пошла информация, что в центре Риги на улице Тербатес убили человека. Я попросил своего коллегу Игоря Бабина, сегодня он начальник отдела по борьбе с организованной преступностью, подъехать в 21-й участок полиции. Там только вздыхали по поводу убийства, активных розыскных действий не было. Я говорю: посмотри по компьютеру, сколько за последние четыре недели в этом районе было избито людей. Он посмотрел – 11 случаев. Спрашиваю: «Что говорят свидетели?» Выяснилось, у грабителя была цепь. А эксперты-криминалисты указали, что, скорее всего, мужчина был убит цепью. Я говорю: «Всем раздать приметы преступников, пусть задерживают». В результате, в первый же вечер была задержана группа грабителей. Преступники сразу сознались в убийстве. Их осудили. Великого ума и анализа не было нужно, просто сесть и подумать спокойно. Преступники рядом жили, пили дешевое вино и вместе ходили на дело. Они не хотели убивать - только ограбить. А мужчина оказал сопротивление, вот и забили его цепью у подъезда.

К сведению

В июле этого года для служебных нужд министра внутренних дел Эрика Екабсонса была куплена новая автомашина Audi A6, базовая модель которой, по данным фирмы Auto Riga, стоит от 32 600 до 49 900 евро. По словам помощника начальника Полиции безопасности Кристине Апсе-Крумини, до этого г-н министр ездил на служебной автомашине BMW 740, 1997 года выпуска, которая в последнее время все чаще нуждалась в ремонте, поэтому ее использование стало нерентабельным. Кроме того, машина потребляла слишком много горючего.

Что характерно: денег затраченных на покупку автомобиля хватило бы для выплаты в двойном размере месячной зарплаты примерно 135 рядовым и младшим офицерам МВД, которые сейчас получают около 180 латов.

Цифра

Государство с 2001 по 2004 г. задолжало сотрудникам правоохранительных органов 2,2 млн. Ls за детские пособия и 10,1 млн. Ls за отпускные и больничные.