Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Управа на судебных исполнителей

«Телеграф»

  

(picture 1)
Солвита Аболтиня. Фото сайта www.mk.gov.lv.

Министр юстиции сможет в особых случаях отправлять в отставку присяжных судебных исполнителей. Законопроект, предусматривающий такое право, был принят срочно, в порядке 81-й статьи Сатверсме. На такой шаг министры пошли, чтобы обуздать самоуправство этих представителей судебной власти, на 10 из которых уже заведены уголовные дела.

Слишком много свободы

Возникает вопрос: к чему такая спешка? Как объяснила «Телеграфу» министр юстиции Солвита Аболтиня, дело в том, что действующее законодательство не позволяет выносить за пределы помещения, где практикуют судебные исполнители, документы и находящиеся в их ведении дела. Даже по запросу других судебных органов. Но, принимая во внимание огромное количество уголовных дел, заведенных на этих служителей Фемиды, эта норма мешает вести полноценное расследование. К тому же она не позволяет министру юстиции выполнять свою прямую обязанность — контролировать деятельность исполнителей, то есть требовать от них объяснительные и отчеты о проделанной работе.

Это не единственная нестыковка в законе. Отправить в отставку судебного исполнителя министр вправе и сейчас, но только после согласования своего приказа с Латвийским советом судебных исполнителей. В чью пользу выскажется совет, нетрудно догадаться. Да и дисциплинарные дела с этим самым советом надо согласовывать. То есть министр при вынесении вердикта тому или иному исполнителю находится во власти его коллег и без их ведома не может принять решение. А в случае подачи апелляции постановление министра вообще идет побоку.

В итоге сейчас сложилась ситуация, когда присяжные судебные исполнители могут все равно продолжать свою работу, даже если они официально отстранены, пока этот вердикт не подтвердит или опровергнет административный суд.

Все в дело!

Согласно утвержденным правительством изменениям, впредь если на судебного исполнителя заведено уголовное дело, то в местах его практики можно будет изымать имеющиеся документы, оставляя там копии. А министр сможет отстранять должностных лиц от обязанностей, если против них начато уголовное преследование, а также если по этому поводу есть распоряжение суда или другого компетентного органа. Юриста, занятого на государственной службе, можно отстранить и на основе дисциплинарного дела, если его нахождение во власти может вредить государству, а также третьим лицам.

Министр юстиции Солвита Аболтиня, правда, считает, что принятых мер (даже если их одобрят быстро) будет недостаточно, и нужны дополнительные поправки к закону. Они должны обеспечить надзор за исполнителями. Особенно если есть подозрения, что, например, Рижский окружной суд вообще не выполняет своих обязанностей. Необходимо также уточнить вопросы экзаменации и утверждения в должности, возбуждение дисциплинарных дел и прочее.

Естественно, исполнители выступили против поправок. Аргумент, выдвинутый на заседании правительства, состоял в следующем: отстраненному исполнителю трудно найти замену, поскольку их у нас не так уж много, а требования к новичкам очень высокие.

Но премьер, заслушав их жалобы, была неумолима: "Вы могли прийти раньше на день, когда проект обсуждался, и сказать свое веское слово. А сейчас нечего тут выступать! Время ушло".