Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Марута Гойло: «Ночной обыск - дело рук конкурентов!»

«Час»

  

В офисе адвоката Ингуны Баши произведен обыск: изъяты документы, компьютерные программы... Дело в том, что г-жа Баша по договору делит помещение со своей матерью - вдовой Вячеслава Гойло Марутой. И вот на днях в офис явились представители экономической полиции, которые, по словам г-жи Гойло, «перевернули все вверх дном».

Г-жа Гойло сомневается в официальном объяснении обыска - уголовное дело о нарушении авторских прав по заявлению бизнес-школы «Туриба». - Разве такие обыски проводятся ночью? Они пришли в половине десятого вечера и работали почти до трех утра.

Вывод г-жи Гойло: на самом деле ее пытались запугать. «Наезд» может быть связан с заказом конкурентов... или с ее покойным мужем.

«Они нарушили закон»

Над столом в кабинете Маруты Гойло висит портрет застреленного весной супруга: скрывать его из «соображений респектабельности» г-жа Гойло не пытается. И поэтому, по ее словам, «постоянно ждет полицию».

- Я понимаю, что с моей фамилией на меня всегда можно «наехать» через правоохранительные органы. Ну как же - «жена того самого Афериста...» Но в данном случае полиция явно перестаралась: нарушен закон. Дело в том, что мой учебный центр (см. справку) занимает комнату в адвокатской конторе моей дочери. А адвокатские бюро обыскивать запрещено законом. Нельзя.

Далее: ордер на обыск полицейские показали странный. Там был указан несколько другой адрес и фирма - NET University. Однако в данном помещении такой фирмы просто нет. Впрочем, на наши протесты полицейские не отреагировали.

А потом, когда мы стали жаловаться, нам позвонила дознаватель из экономической полиции и стала нас увещевать, как будто речь идет о семейной ссоре: «Ну, подумаешь, чуть-чуть нарушили полномочия, чего не бывает»...

По факту обыска мы подали заявления в прокуратуру. Только что получили ответ. Цитирую: «Направляем обер-прокурору Улме для проверки два заявления И. Баши о законности обыска в ее адвокатском бюро». Это все равно что написать: «Проверьте законность квартирной кражи». В законе ясно же записано: нельзя. Что тут «проверять»?

Зачем они приходили

- По словам самих работников ЭП, проводивших обыск, они пришли по прошлогоднему заявлению бизнес-школы «Туриба», - рассказывает Марута Гойло. - Эта история достаточно давняя: «Турибе» в 2004 году показалось, что мы незаконно воспользовались одной их обучающей программой. Они написали заявление. К нам приходили те же «экономисты», проверяли нас, но все оказалось в порядке. И вот год спустя, 21 июля, они снова пришли из-за того же заявления...

На сей раз они принесли с собой большие черные мешки, побросали туда все что было: и дела наших студентов, и паспорта, и дипломы. Забрали и вещи адвоката Баши, а также документы ее клиентов. Потом подошли к компьютеру, выломали сервер - теперь мы остались вообще без информации. Вообще-то все это выглядит по меньшей мере странно. Если бы речь шла об очередной проверке конкретного заявления, они могли бы прийти и спросить: у вас есть такая-то программа? А лицензия на нее? Мы бы предъявили: вот программа, вот лицензия. Но цель, видимо, была другая - парализовать работу учебного центра.

Относительно истинных мотивов случившегося «наезда» г-жа Гойло высказалась так:

- Мое мнение: речь идет о нечестной конкуренции. По программе дистанционного обучения мы работаем на четыре года дольше, чем «Туриба», причем достаточно успешно (что не может не раздражать конкурентов). Разумеется, у нас есть все лицензии на указанные программы, выданные минобразования. У нас есть также экспертиза этих программ, которую проводили специалисты МВД ЛР, подтвердившие в итоге наши права собственности. Раз уж у «Турибы» возникли претензии к нам, их было бы логично решать в гражданском порядке. Разве не странно, что полиция с самого начала приняла одну из сторон в споре?.. У меня есть неофициальная информация, что от имени наших конкурентов полиции было передано некое вознаграждение.

Впрочем, нельзя исключать версию, что происшедшее связано с делом моего мужа. Сейчас по нему решаются очень важные вопросы. Это такое событие в моей жизни, где можно ожидать всего.

P. S. Прокуратура по расследованию финансовых и экономических преступлений ведет проверку законности обыска. Результаты пока неизвестны.

Справка

ООО New Education Technologies University, руководителем которого является Марута Гойло, существует несколько лет. Это консультационный и координационный центр американского вуза Newport International University в Балтии. Фактически официальный представитель.

Обучение стоит несколько тысяч долларов. Подавляющее большинство обучающихся в центре - обеспеченные люди, которым некогда ввязываться в полноформатное университетское образование. А так - достаточно изучить какой-нибудь вопрос, защитить бакалаврскую или магистерскую по конкретной теме - и можно писать свою новую степень, вполне полноценную, на визитке...

Комментарий заявителя

Руководитель отдела по связям с общественностью института «Туриба» Зане Трейгуте подтвердила «Часу»: институт обращался в «органы» по поводу нарушения авторских прав интернет-институтом Маруты Гойло:

- Нам стало известно, что в учебном заведении г-жи Гойло используют методические материалы, один в один совпадающие с нашими. Естественно, без нашего разрешения, без соблюдения авторских прав.

Нам ничего не оставалось, как обратиться в правоохранительные органы. Сейчас, насколько нам известно, прокуратура возбудила уголовное дело в связи с одной из 20 незаконно используемых программ. Идет расследование. Возможно, уголовные дела будут возбуждены и по поводу остальных программ.

Автора!

Скандалы вокруг авторских прав - тема в Латвии в последние годы актуальная. Вот хроника наиболее громких скандалов 2000-х.

Осенью 2003 года экономическая полиция нагрянула в издательский дом Fenster. Под предлогом проверки компьютеров на наличие пиратских программ изъяли около 70 машин. Для обеспечения безопасности операции был вызван взвод вооруженных полицейских.

В итоге в сентябре 2004 года Fenster подписал с организацией Business Software Alliance (BSA) соглашение о легализации своих компьютерных программ. Издательство также обязалось выплатить 40 тысяч латов компенсации производителям софта, продукция которых, согласно акту проверки экономической полиции, использовалась незаконно.

В феврале нынешнего года борцы за авторские права провели проверку в офисе компании Vestabalt, где констатировали нелегальные компьютерные программы на общую сумму 34 тысячи латов.

В мире музыки свои тяжбы. Одна из самых громких - иск бывшего звукорежиссера фабрики грампластинок «Мелодия» Александра Гривы о признании его прав на аранжировку мелодии, звучащей с башни Св. Петра. По мнению А. Гривы, ему полагаются авторские отчисления за все 29 лет, пока звучит эта аранжировка. Сейчас в этом деле объявлен очередной перерыв.

Любопытно развивается ситуация и с авторскими правами на музыку «Пинк Флойда», использованную в знаменитом видеоклипе «Черный Карлис». Несмотря на громкие заявления о привлечении «пиратов» к ответу, предъявлять претензии оказалось не к кому. Ибо клип был задуман и сделан группой энтузиастов и не предназначался для коммерческого показа.

Ну а признанный отечественный гуру в борьбе за авторские права - рижский фотограф Моисей Глейзер. Так, в 2004 году Окружной суд взыскал в его пользу с издательского дома Fenster 4300 латов. 1300 - за использование его фотографий и еще 3000 - компенсация. В том же году М. Глейзер удачно завершил еще одну тяжбу - против газеты «Телеграф». А чуть ранее фотограф через суд аналогичным образом взыскал с Русской общины Латвии 1350 латов.