Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Как оттягивается Татьяна Каргина

  

(picture 1)
Такой увидели Татьяну Каргину папарацци из газеты Vakara ziņas.

На вечеринке, посвященной четырехлетию ночного клуба VOODOO присутствовала Татьяна Каргина, супруга президента Parekss banka и по оценкам экспертов самого богатого человека Латвии Валерия Каргина.

Татьяна Каргина на вечеринке была без мужа и, как отмечает газета Vakara ziņas, не особо благоприятно реагировала на попытки ее сфотографировать.

Седьмого июля Татьяна Каргина дала эксклюзивное интервью газете «Суббота», где поделилась некоторыми тайнами своей семейной жизни:

“… — Как я поняла, вы не разведены (эту тему мусолят в светских кругах)?

— Да, но контакт утерян (это фраза Валерия). Увы и ах, но это правда. Уверена, что не по моей вине. Но у кого в семьях, существующих более 20 лет, не бывает подобных проблем? Однако МЫ НЕ РАЗВЕДЕНЫ! Просто Валера хочет пожить так, как он хочет. На каком-то отдалении... Сначала это было очень неприятным известием, а потом я подумала: а почему бы и нет? И согласилась. Мы с мужем прожили вместе не самые легкие годы становления его бизнеса. Это непросто — создать такую банковскую махину! Валере хочется во многом разобраться, пусть разбирается...

— Как вы познакомились?

— В 15 лет. Мы с семьей вернулись с Сахалина, где служил отец. Жили в домах напротив, познакомились во дворе... У меня была собака, у Валеры тоже. Мы гуляли в одном парке. Не заметить его было невозможно: длинные волосы, брюки-клеш, красный бант на шее — точно такой же красный бант был у его собаки. В то время он снимался на Рижской киностудии в одном фильме с Людмилой Гурченко. Это была уже его вторая работа в кино. Чувствовал он себя звездой.

Валера потряс меня эрудицией, фонтанирующей энергией, жизнелюбием. Мне это импонировало. Я жила достаточно замкнуто: школа и дом. И очень отличалась от местных латвийских девушек: у меня тогда были длиннющие косы с бантиками (кстати, я опять отращиваю волосы, надоели стрижки).

Мои и его родители не были в восторге от того, что мы решили пожениться, но что они могли сделать — любовь... Потом все было как у многих: работа, дети, вечерний университет. Я брала академический отпуск, поэтому учеба растянулась на семь лет. Валера с головой ушел в бизнес, я с детьми оставалась практически одна. Уходил на заре, возвращался к 11 вечера. Родители (с обеих сторон) купили нам кооперативную квартиру в Плявниеках. Жили трудно, но это было хорошее время: мы были очень дружны. Я радовалась успехам мужа и мальчиков, пекла пироги (часть которых иногда посылала друзьям Красовицким в Юрмалу), хотела всех еще больше сплотить...

— А что сейчас? Что мучит?

— Брачный контракт он не подписал, и я не понимаю, почему. Хотя все решаемо. Мне понятны мужские амбиции, и я думаю: это единственная проблема в данном вопросе — ничего другого.

— Как складываются ваши личные отношения?

— Перезваниваемся. Хочется, чтобы Валера нашел себя, возродился, что ли… Я в него верю: он вообще-то человек замечательный, интересный в компании, замечательная голова. И вообще на все Божья воля.”