Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Репортаж с места соития

Бр. Карамысловы

  

Бурные страсти кипят на квартирах, которые сдает жрицам любви бывший сотрудник полиции Айварc Биедриньш (фамилия изменена). О схеме его грязного бизнеса мы узнали от девушек, промышляющих продажей своего тела без души.

Маркетинг услуг под ширмой массажного бизнеса прост, как фаллоиммитатор. Сутенер, или «папа», снимает квартиру и сдает ее в аренду девушкам, деря при том втридорога. Он же тиражирует объявления в рекламном издании под рубрикой «трудоустройство». Типа «Массажистка, 18 лет ищет работу у себя на дому». Телефон прилагается. Озабоченные мужики понимают, что за этими словами скрывается обыкновенная проститутка, за которой, добавим, стоит мерзкий «папочка» вроде скупого и мелочного бывшего мента Айвара. «Овечки», как он называет крепостных массажисток, платят ему ежемесячно по 300 латов за двухкомнатную квартиру плюс половину из того, что они получили от клиентов.

Альтернатив у них нет. Спорные ситации разруливает суровый Сергей Быстров, тоже экс-полицай. Говорят, что у него влиятельные покровители из углового дама на перекрестке Бривибас и Стабу. По данным знакомых сотрудников органов правопорядка, с появлением "массажных гейш" уличная проституция пошла на убыль. Дело в том, что цена за сексуальные услуги, которые окажет вам массажистка, минимальная – всего в 10 латов. Помните анекдот: продаются дамские часики – один часик двадцать латиков? Теперь его, наверное, подредактируют с учетом поправки на новый прейскурант.

Сначала, конечно, мы всей этой кухни не знали. Готовя материал, обзвонили длинный столбец одного из сайтов, остановившись на приятном голоске Ирины. «Нас двое. Я и подружка-блондинка. Приезжайте, не пожалеете», - сказала она, придыхая ласково и проникновенно. Один голос, только ее голос! - и мы, серьезные мужчины, помчались на адрес. Квартира, снимаемая Ирой и Гуной, находится на углу Пернавас и Кр. Барона. Дом этот знаменит! В этих крепких стенах сталинской закладки живет, точнее жил, находящийся ныне в розыске революционер Владимир Ильич Линдерман. В одном из кресел в его квартире орлы из Полиции безопасности нашли взрывчатку, при посредстве коей бомбист и его красная банда готовили покушение на ни много ни мало Вайру Вике-Фрейбергу.

- Вежливый такой, всегда поздоровается, поинтересуется о делах. Мы с девчонками даже думали укрыть его от погони. Жалко его. Пропадет со своими нацболами, - кручинится массажистка Ира.

- П...даболами, - морщит нос Гуна. Вот и скажи тут, что «наряду с рабочими, крестьянами и солдатами проститутки тоже должны входить в партийные комитеты!» Так писал полный тезка именнованного выше товарища Линдермана – В. И. Ленин – ровно сто лет тому назад. Гуна об этом не знает и потому с мелкобуржуазных позиций ругает соседа-бомбиста. Хотя, может, это что-то личное?

За свою работу девчонки берут стопроцентную предоплату. Уже спустя три-четыре минуты 20 латов, авансированных редакцией на спецзадание, перекочевали в карман махрового халатика Гуны. «Будем в одной комнате или разных?» - спросила томным голосом Ирина. Развратница! Мы сказали, что в разных. И вытянули на спичках – Глеб (младший Карамыслов) выбрал стройную Иру, а Антон (старшой) – пампушку Гуну.

В процессе общения выяснились многие эксклюзивные детали: так, Ира говорила Глебу: «Я люблю еще и женщин», а Гуна обольщала Антоху словами «А не устроить ли нам вдвоем с Иркой лесби-шоу? Всего на пять латиков дороже». Нет, мы – за здоровый традиционный секс. Безкомплексные девушки сначала нам не поверили, а потом не без наигранной обиды обозвали нас святошами и миссионерами.

Мечта Иры и Гуны – вырваться в элитные «тыщебаксовые» гейши. С их внешностью, пожалуй, это реально. А страшит девчат перспектива встать на улице Чака. «Я не знаю, что будет завтра, даже сегодня. Даже когда ждали вас, гадали, кто вы? Обколотые эфедроном наркоши-маньяки? Тут учишься определять клиента по голосу. Да, у нас серьезная «крыша», но жизнь – это риск. Одно время у нас в Риге девочки пропадали. Никого не нашли. Только Даце, вся изрезанная, всплыла в реке. А вы говорите – что будет?» Ира говорила о будущем с личиком серьезным и печальным. Сумасшедший клиент может изрезать ее – и все, кердык. Жалко их, непросто достаются им деньги.

Гуна – мать-одиночка. Ее мать тоже в свое время бросил муж. В семье так было из поколения в поколение. «Это рок. В массажистки я пошла не от хорошей жизни. Сына надо кормить», - вздыхает Гуна. Но уже через мгновение – звонко хохочет. Ей звонят на мобильный телефон. Клиент. В девичьей квартире пахнет духами. Но кажется, что запах десятков и сотен похотливых шалунов впитался в эти сталинские стены.

- Девочки нашего уровня в месяц зарабатывают, обслуживая по полсотни мужиков, примерно тысячу долларов. Половину забирает сутенер, иногда больше. Нам повезло. Клиенты прут косяками. Конечно, мы не уровня индивидуалок из модельных агентств, зарабатывающих по тысяче за ночь, но ведь и на улице не стоим... - завораживающе улыбнулась Антону Гуна. У нее татуировка на лопатке и пирсингованный пуп. Такая красота выглядит несколько агрессивно, однако многим нравится. Говорить для массажистки – та же работа. Время оплачено. Чтобы не считать тик-так на часах, снова расходимся по комнатам и просим девушек сделать массаж. У девушек сильные и ласковые руки. Но главное – массажного крема в квартире на Пернавас нет.

Есть много-много кондомов, чтобы уберечься от СПИДа и других трансмиссивных недугов. Еще модная фишка – наручники, кожаное белье и кнуты разной длины. Это удовольствие не для бедных. Чем большей социальной значимости достиг клиент, тем больше ему нравится почувствовать себя рабом. Девушки это заметили где-то год назад, когда пришел к ним публичный политик из непрошедших в нынешний Сейм. Его били полчаса. Ха, знала ли парламентская оппозиция, что их политический противник весь в рубцах под черным пиджаком?

- Я не могу открыть вам его имя. У нас, как у священников: тайна исповеди – закон. Конечно, тут такого навидаешься. Есть у нас постоянный клиент по кличке Покупатель: во время секса он достает из бумажника фотографию молодой улыбающейся женщины и ставит на стол. Это его жена. Фу! Но приходится терпеть, - говорит Ирина.

Ирина бесшабашна. С ветерком в золотистой голове. Скоро она уезжает в Португалию, танцевать топлесс в барах, помнящих Васко-да-Гаму. А пока по вечерам оттопыривается в клубе La Rocca, вынюхивая пару дорожек амфетамина. В массажистки ее, дочку бизнесмена, толкнула жажда приключений. Риска, андреналина. И секса. «Я бы делала это бесплатно, но если вы, пацаны, готовы платить – это вдвойне в кайф!» - рассказала она Глебу.

- А не хотелось бы встретить настоящую любовь? – спросили мы у девчат, встретившись после сеанса на нейтральной территории кухни. По лицам девушек блуждали довольные улыбки.

Но тень разлуки уже набегала на их милые лица.

- Конечно, хочется любить! И семью, и детей завести!! Самые преданные и верные жены получаются из таких девочек, как мы. Мы не изменим, не предадим. Хорошо бы работать в экскорт-сервисе. У нас месяц назад были шведы из Гетеборга. Принцы, не мужики! В Европе таких немало, это не латвийские вечно пьяные мудаки. Со шведами мы провели лучший уик-энд в жизни. А когда Латвия вступит в Европейский союз, вся жизнь будет такой. Хотелось бы замуж за еще не старых и богатых европейцев, - говорят девушки, одеваясь.

Вот такой массаж.