Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

"Дело Панцерса и Ко": прокурор просит 8 лет, подсудимый обличает всех

"Час"

  

7 июля на суде по делу известного разоблачителя Виктора Панцерса, адвоката Виктора Устинова и нескольких экс-полицейских начались прения. В своей речи прокурор Ивар Вилдавс подвел итоги дела и потребовал для Панцерса 8 лет тюрьмы, для Устинова - 5. Панцерс не остался в долгу: он сделал ряд громких заявлений и пообещал, что «все равно не сдастся».

Процесс Панцерса до 7 июля был отчасти окутан тайной. Дело в том, что к одной из ВИП-жертв обвиняемых, Олите Таракановой, была применена процессуальная защита. Из-за этого в течение трех месяцев большая часть заседаний проходила в закрытом режиме - то есть прессу и слушателей в зал не пускали, а информационные агентства передавали разве что такие новости: «Сегодня планируется заслушать ряд свидетелей».

По причине закрытости публика почти упустила из виду эксцентричного подсудимого, в свое время гремевшего скандальными самодеятельными расследованиями «мясогейта» 2002 года. Так что обвиняемому Панцерсу пришлось наверстывать упущенное 7 июля - когда СМИ в зал наконец пустили.

По протоколу, перед тем как официально завершить следствие и перейти к прениям, судья попросила всех высказаться и внести дополнения.

Виктор Панцерс (единственный из обвиняемых, находящийся под стражей) произнес в ответ речь, по объему сопоставимую с прокурорской. А по эмоциональности - далеко ее превосходящую.

Разоблачения

Вот некоторые тезисы экс-полицейского и шефа охранной фирмы «Вилкс».

1. О 100-тысячном мошенничестве (см. справку): «Меня обвиняют в мошенничестве, которое я якобы совершил против Таракановых... Да я даже не знаком с Таракановыми! Но вот что скажу: мое задержание последовало после того, как я раскрыл связь тогдашнего начальника Бюро по защите Сатверсме с криминальными кругами... Посмотрите на аудиозаписи моих разговоров, которые представлены суду в качестве улики. Мало того что они добыты незаконно, так они еще и все смонтированы. Но дело в другом: я мог говорить что угодно, но главное не то, что я говорил, а то, что я делал! А фактов против меня нет».

2. О подброшенных бизнесменам Янису Мелленсу и Марку Л. кокаине и оружии: «Мои сообвиняемые, бывшие полицейские, во всем признаются и показывают на меня... Я думаю, ребят просто поймали на чем-то и запугали. На чем их поймали, я могу только догадываться... У полицейских часто бывают ситуации, когда их действия можно трактовать как нарушение закона. Вот их и шантажируют».

3. О своих противниках вообще: «Вы, уважаемая судья, все время говорите мне, чтобы я не повышал тона. Но как тут не повышать?.. Посмотрите, кто меня судит: контрабандисты, наркоманы и мерзавцы!» - тут г-н Панцерс широким жестом указал на потерпевших по своим эпизодам - Марка Л. и Яниса Мелленса, а также на адвоката и экс-начальника экономической полиции Дидзиса Шмитиньша.

4. О следствии: «Прокурор, на кого работаете вы?! Почему никого не интересует, что происходит давление и запугивание моих близких, моих друзей? Моих знакомых журналистов избивают. Было две машины - одну сожгли, другую угнали. Кто за этим смотрит? До этого никому нет дела, главное, видимо, разобраться с Панцерсом».

Впрочем, пообещал в конце своего выступления г-н Панцерс, он все равно сдаваться не собирается. «Еще посмотрим, кто кого осудит», - пообещал он.

Гораздо сдержаннее, но в похожем духе высказались представители защиты. Так, адвокат Гринвалдс попросил суд назначить дополнительную экспертизу телефонных разговоров, фигурирующих в качестве доказательств. Он подчеркнул, что вызванный эксперт не смог ответить на вопрос, возможен ли монтаж записей. А они между тем вызывают подозрения. Суд просьбу отклонил.

Адвокат Огурцов в свою очередь попросил оградить его от посягательств потерпевшего Л., поскольку в здании суда он, адвокат, «подвергается с его стороны постоянным провокациям» и вынужден «выслушивать непристойности». Суд отклонил и эту просьбу.

Короче всех выступил сообвиняемый Панцерса Виктор Устинов. Он заявил, что свои первоначальные - по сути признательные - показания до суда давал под давлением полиции. А на самом деле ни он, ни Панцерс к мошенничеству с Таракановыми отношения не имеют. Лично он действовал строго в рамках полномочий и в интересах клиентов.

Слово обвинителя

Речь прокурора Вилдавса заняла около двух с половиной часов. Анализируя три преступных эпизода дела, объединенных только фигурой Виктора Панцерса, обвинитель сделал вывод: вина подсудимых вполне доказана.

Так, что касается эпизодов с оружием и наркотиками - то да, они базируются главным образом на признании рядовых участников, экс-полицейских. А они, кстати, дают полный расклад того, как все происходило. Что касается недостатка чисто вещественных доказательств, то следует учесть, что между совершением преступлений (1997, 1999 годы) и возбуждением дела (2002-2003) прошло несколько лет. Столько вещественные следы не сохраняются.

Говоря о центральном эпизоде - с мошенничеством в отношении Олиты Таракановой, г-н Вилдавс подчеркнул:

- Если бы адвокат Виктор Устинов действительно оказывал юридическую помощь Таракановым, то к нынешнему дню он уже наверняка получил бы в качестве гонораров те 100 000, которые сейчас ему вменяются. Мошенничество тут не в сумме, а в механизме ее получения.

Прокурор напомнил: расследование этого эпизода началось с того, что Олита Тараканова попросила выяснить, на что ушли ее деньги, заплаченные адвокату за «помощь в деле мужа». Если бы обвиняемые действительно выполнили свои обещания - все было бы законно. «Но что сделал Панцерс, получив по цепочке посредников эти деньги? Он купил себе машину за двадцать тысяч латов. Я не вижу в этом поступке юридической помощи». К тому же Тараканова тогда так и не выпустили...

О «монтаже аудиофайлов» и «давлении на Устинова». Фальсификация доказательств, отметил Вилдавс, это частый в последнее время аргумент защиты. Адвокаты имеют на это право. Но требования все новых и новых перепроверок улик заведут следствие в тупик. Что касается давления на Виктора Устинова, то в течение досудебного следствия ни от него, ни от его адвоката подобных жалоб не поступало. Так что верить нынешним словам подсудимого оснований нет.

Итого: для Виктора Панцерса прокурор попросил 8 лет реального лишения свободы, для Виктора Устинова - 5. Для прочих обвиняемых - незначительные условные сроки.

Прения, как ожидается, продолжатся на следующей неделе.

Справка

Вот три эпизода «дела Панцерса и Ко»

1. Согласно обвинению, в 1997 году Виктор Панцерс принял участие в бизнес-конфликте между партнерами по бизнесу - Марком Л. и Павлом С., совладельцами фирмы «Марк и Павел». Панцерс вместе со знакомыми полицейскими выступил на стороне Павла. И в итоге однажды машину Марка остановили для проверки трое полицейских, «обнаруживших» внутри нелегальное оружие. А также - прицел... Марк был задержан, и только после передачи в прокуратуру его дело было закрыто. Тем временем под давлением обстоятельств ему пришлось уйти из фирмы.

2. В 1999 году известный бизнесмен Янис Мелленс уволил Виктора Панцерса с поста начальника отдела безопасности фирмы RNR . Панцерс обиделся... В итоге в машине у Мелленса знакомые полицейские Панцерса (тоже трое, но уже другие) обнаружили 0,7 грамма кокаина; Мелленс был задержан... Полицейские получили за эту услугу 500 долларов. Впрочем, Мелленс не только не испугался, но и открыто обвинил Панцерса и Ко в «подставе». В итоге подозрения с Мелленса были сняты.

3. И, наконец, «таракановский эпизод». Напомним: Таракановы - известная бизнес-чета, в 2002 году оказавшаяся замешанной в «мясогейте». Виктор Устинов стал защитником Олиты.

Тем временем расследованием громкого дела занималась не только спецпрокуратура по оргпреступности, но и еще десятки человек - на общественных началах. Среди наиболее активных и «распиаренных» расследователей дела оказался Виктор Панцерс, создавший себе на «мясных разоблачениях» довольно своеобразную репутацию.

В итоге, по мнению прокуратуры, Панцерс и Устинов вступили в сговор с целью завладения таракановскими деньгами. Козыряя своей вхожестью в «мясную комиссию» Сейма, Панцерс через посредника начал выжимать деньги в размере 500 000 долларов из обвиняемой Таракановой - чтобы их с мужем положение не стало еще хуже... В свою очередь Устинов требовал у нее 100-тысячный гонорар и уверял, что исправить дело может только крупная сумма, которая пойдет через его знакомого, расследующего «мясогейт» Виктора...

Деньги передавались партиями. После очередной передачи - 30 000 долларов - Панцерс и Устинов были задержаны. Панцерс к этому времени успел купить себе «мицубиси-паджеро» с именным номером VILKS ...