Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Янис Адамсонс: «Все зависит от следующих выборов»

  

Из интервью экс-министра внутренних дел Яниса Адамсонса газете «Вести сегодня»:

- Последняя новость про вас - выход из ЛСДРП.

- Официально я приостановил свое членство, но фактически - вышел из партии. Причины просты. Во-первых, из интернациональной партии ЛСДРП стала националистической, о чем свидетельствуют некоторые заявления нынешнего руководителя партии, а это для социал–демократа неприемлемо. Если почитать их интервью, то они не очень далеки от высказываний господина Кирштейнса. Во-вторых, надоела возня за власть - я никогда не стремился занять тот или иной пост, мне больше подходит находиться на вторых ролях, хотя меня всегда судьба "закидывала" на первые. И мне неприемлемо то, что ЛСДРП в течение последних лет начала, условно говоря, защищать бомжей - в переносном смысле этого слова. То есть не стала защищать права интеллигенции, средней прослойки, малоимущих. Так что мое заявление закономерно. Если бы Гундарс Боярс стал председателем партии, то я остался бы в партии и, конечно, помогал, потому что он современно мыслящий человек. Председатель партии - как раз то лицо, которое должно претендовать на роль и премьер–министра, и президента, и спикера парламента.

Интриги, борьба за власть, причем эфемерную, власть в партии… Неприемлемо это для меня. Именно грызня за власть, а не спор идей. И за кресло. Эти интриги начались после того как Боярс–старший стал председателем партии. Если до 2001 года ЛСДРП имела хорошую поддержку в народе, то после выборов 2001 года у нас начался раскол. И виной этому был Боярс–старший.

А с Гундаром разговаривали представители других партий, он также мог бы быть объединительным фактором, который сколачивает партию. Я бы его поддержал, и в итоге мы создали бы мощную соцдемовскую рабочую партию, с которой можно выступать на следующих выборах.

На будущих выборах победу одержит та партия или тот блок, который сможет объединить русских и латышей. Или русскоязычных и латышей. Ведь в течение последних 15 лет у нас на всех выборах доминировали два вопроса. Первый - чекисты как причина всех неудобств в нашем государстве. (Кстати, нравится или нет мне Юрис Боярс, я его высоко ценю за то, что он знающий человек, но вместе с тем он допускает много ошибок в эмоциональном плане, и мне непонятно, для чего лично "под него" приняли закон, чтобы он не баллотировался.) И второй - это национальный вопрос, который муссируется в той или иной степени, особенно перед каждыми выборами. Вроде как с восстановления независимости прошло 15 лет, но с каждым годом ужесточаются правила игры. Мы скатываемся на национальную почву. В результате общество практически разделено. Как офицер не приемлю любые крайности, я центрист по своей натуре. Повторюсь, победит партия–объединитель.

Куда мы стремимся? В ЕС вступили с горем пополам. Дальше что? Есть ли у политиков у власти ясное представление о пути движения государства? Например, на тот случай, если ЕС вдруг распадется? Французы с голландцами проголосовали против конституции ЕС. У нас же за основу приняли документ почти с пятью сотнями грамматических ошибок. Просится на язык пара крепких слов!.. Как можно такой документ принимать? Куда спешить? Почему не дают высказаться народу? Ответ простой: большинство политиков боятся собственного народа.

- И каковы перспективы Латвии?

- Все зависит от следующих выборов. Порой то, что происходит, меня удивляет с точки зрения здравого смысла. Как бы ни относились мы к президенту - она заявила, что с Россией надо подписать договор о границе. В 94-м году у меня была встреча во Пскове с руководством погранвойск России. В течение 15 минут мы договорились по всем вопросам. Причем то, о чем говорили, и легло в основу договора о границе. Когда вернулся и доложил премьеру, что Ельцин готов подписать договор, наши местные тут же встали на дыбы: как, мы отдадим Абрене? Это же предательство! Я спросил - давайте будем честными, кому это Абрене нужно? Мы не можем справиться с Латгалией! Да, можем в договоре оговорить насчет Абрене. И российская сторона была тогда согласна. Я предложил в преамбуле очень простую фразу, и российская сторона согласилась: ребята, где у нас нет проблем по границе, так и пишем, граница восстановлена по мирному договору 20–го года между РФ и ЛР. А где есть, мы запишем: учитывая сложную политическую обстановку, откладываем решение данного вопроса на 15–20 лет. Или другой срок… И тогда никто не потерял бы лицо. А сейчас мы провалились в данном вопросе, как старый забор.

Я уж и не говорю о заявлениях Кирштейнса, отдельных заявлениях "тевземцев" по национальным вопросам… Трудно представить, куда мы скатимся, если такое будет продолжаться. Хотя и точку зрения господина Плинера я тоже не могут принять. Уважаю его как педагога, мы работали в свое время в одной комиссии. Был удивлен радикализацией его взглядов. Мне не нравится ситуация, когда во все это вовлекают школьников, детей и они уже становятся радикалами. Кому это выгодно? Государству? Сомневаюсь…