Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

КГБ в смокинге по-даугавпилсски

  

Провал провального чекиста

Миллион, 25 ноября 2004

Чувствуется предвыборная чехарда. Рихард Эйгим, глава партии Latgales Gaisma (LG), "назначенный" весной Ригой тайным российским агентом, незаконно спонсирующим собственную партию, дал намедни в столице первые показания. Кабы допрашивали нынешнего депутата гордумы какие местные пинкертоны, так оно, вроде, привычно и понятно. Провинция, однако, дает столичным деятелям правопорядка большую фору…

Начало…

Эпопея "провального сотрудника КГБ" началась в марте, кода главу LG в письменном виде ознакомили с небольшой справкой. Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией информировало депутата гордумы, что "в связи со списком жертвователей, поданным 17.03.2004. политической организацией LG, партия получила пожертвование в размере 1000 латов от Рихарда Эйгима". Данное положение вещей "противоречит требованиям статьи 6 часть 1 Закона о финансировании политических организаций (партий), которая вступила в силу 12 марта 2004 года". Что касаемо самого Закона, то он гласит, что финансирование политических организаций запрещено лицам судимым, что вполне понятно, но главное: "бывшим работникам КГБ, внештатным сотрудникам или информаторам…" Г-на Эйгима конкретно "накрывал" последний штрих.

Для сотрудницы KNABа г-жи Кочешковой тогда, помнится, стали откровением факты, что Рихард Эйгим был мэром Даугавпилса и даже баллотировался в Сейм. На вопрос "Миллиона", кто и когда все-таки вербовал бывшего советского милиционера, последовал ответ: "Бумаги получены из Центра документации тоталитарного режима при Бюро по защите Сатверсме, там все про всех знают…" На поставленный иначе вопрос, что конкретно говорится в бумаге, есть ли там, например, фраза, что г-н Эйгим — бывший сотрудник КГБ и т.д., был получен ответ: "Просто так ничего не бывает. Видимо, да…"

На этом все. Более г-на Эйгима не тревожили, партию свою, будучи не в состоянии вспомнить с кем и когда сотрудничал, экс-мэр продолжал финансировать. И вот — новый поворот: долгожданная весточка в прокуратуру. Допрос! Свидетели, факты! Тут уже не выкрутишься…

Прокурор

В прокуратуре, в отделе по делам реабилитации и спецслужб, г-на Эйгима встретили не просто приветливо — радостно! И тут же, также радостно, выпроводили. "Покурите, — сказал приветливый прокурор, — полчасика, вот-вот свидетель должен подойти…" Выдержав паузу, став совсем счастливым, разве что не подмигнув, прокурор добавил: "Мы вам тут приготовили очную ставочку…" И, без всякого перехода, трагически-безысходно, добив фразой: "Этот человек вас вербовал! Именно на него вы работали!.." — отправил "дозревать" и курить некурящего подозреваемого во двор.

Были б сигареты — после такого "сюрприза" любой закурит, только после получаса прострации было впору удариться в "запой": представленного прокурором человека Рихард Эйгим, действительно, знал! Кто, откуда — не помнил, но "знал, что знал"! Первой мыслью было: "Вот оно, прокурорское настроение. Все-таки подставили…"

Допрос без обеда и перерывов длился ровно пять часов! Уже через минуту двинский экс-мэр узнал, что незнакомец — бывший офицер Советской Армии и преподаватель Рижской Школы милиции. Одновременно офицер являлся штатным сотрудником КГБ. Именно там, в Школе милиции, в середине восьмидесятых учился курсант Рихард Эйгим.

После продолжительного представления прокурор решил начать серьезный разговор. Однако с самого начала допроса следственная машина начала давать сбой — дела прокурора Саусиньша пошли наперекосяк. "Как Рихард Эйгим стал вашим агентом?" — покончив с приятными прелюдиями, задал первый "убойный" вопрос приветливый прокурор. После ответа: "Вообще-то, Рихард Эйгим никогда не был моим агентом…" — наступила первая неловкая пауза. С каждым новым вопросом улыбка на лице прокурора таяла, а под конец действа тихо и окончательно "переползла" к сидящим напротив.

Чекист

Однако губить выстраданный сценарий никто не собирался: "Как не был? Вот и карточка на товарища Эйгима есть!.." — "Все очень просто, — парировал офицер-свидетель. — Активист, общественник, отличник, спортсмен, комсорг курса… Авторитет среди сверстников. Естественно, грех не взять такого человека на заметку. Вот и все…" — "Как все?!.." — "Могу рассказать подробнее…"

— Более часа, — рассказывает "Миллиону" экс-мэр, — пришлось протоколировать помощнику прокурора и моему адвокату частности-подробности о курсанте Эйгиме. И ни одной, к чести офицера, гадости в мою сторону! Признаться, скоро самому стало неловко, какой, оказывается, я был хороший… А ведь человек мог наговорить на меня, что угодно! Концовка биографии такая, дословно: "Действительно, была мысль устроить после выпуска г-на Эйгима в элитные войска. Но не вышло, "разработать" нам его не удалось. Позднее я информировал Даугавпилсский отдел КГБ, чтоб они пригляделись к потенциальному кандидату…" На вопрос, есть ли личное дело Эйгима, существует ли где-то подпись Эйгима на каких-либо оперативных бумагах, офицер ответил, что не было ни подписей, ни дел: ни личных, ни оперативных. "На карточке, которую я завел для отчета начальству и о которой, естественно, никто, включая Эйгима, не знал, — стояла только его оперативная кличка. Я ее уже не помню…"

Погрустневший после "неправильной" исповеди прокурор предпринял новый штурм. Как следует из протокола допроса, пытливый прокурор решил посостязаться с чекистом: "Как вы все-таки получали информацию от Рихарда Эйгима: устно или письменно? Была ли у вас для бесед специальная комната?" — "Спецпомещение имелось, но с Эйгимом, в интересующем вас ключе, я ни в какой форме нигде не общался. Общие дела имелись, в них Рихард выступал исключительно комсоргом курса". На вопрос, поощрялись ли денежно внештатные работники КГБ, получив утвердительный ответ, прокурор поинтересовался, как именно поощрялся "товарищ Эйгим". Ответ: "А чего его было поощрять, за что?.." — опять-таки не понравился прокурору.

Не был, не состоял, не имел порочащих связей… Устав от "глупостей", прокурор "вдруг" вновь вспомнил об оперативной кличке, поинтересовавшись, кто ее выбирал: офицер-отставник или все-таки сам Эйгим? Пришла пора вступаться адвокату. Однако провокации не прекращались, скоро прокурор "запамятовал": было ли таки переслано личное дело Эйгима в Даугавпилс? Чекист спокойно повторил свои показания. Тогда вконец упаривший всех прокурор произнес крамольное: "А в прошлый раз вы говорили, что Эйгим знал свою оперативную кличку!.." Вымотанный сюрпризами подозреваемый пропустил мимо ушей реплику хитроумного прокурора, но тут "взвился ввысь" адвокат: как так? Это ведь первая очная ставка? И обратился за разъяснениями к бывшему чекисту. "Да, мы уже встречались с прокурором, — спокойно ответствовал бывший "кэгэбист", — только ничего подобного я ему не говорил!.. И вообще, я хотел бы извиниться перед г-ном Эйгимом, что тогда завел на него карточку. Время было такое, такая была работа…"

Момент истины

Главный "сюрприз", однако, был впереди! Пришло время распечатки протокола допроса для подписей. Всем, включая подозреваемого, адвоката и свидетеля, прокурор выдал на руки текст. Уже после прочтения первых фраз у всех троих полезли глаза на лоб! "Ах, вот какая была кличка у Эйгима?!.. Теперь вспоминаю… — выронил вслух свидетель, — Только ведь я этого не говорил…" В первом же вопросе протокола очной ставки, какая оперативная кличка была у Рихарда Эйгима, ответом свидетеля значилось: "Кличку "Эдгар" Рихард Эйгим выбрал сам…" И так далее в таком же духе! Весь текст допроса оказался заранее выверенным! Говоря в тему — сфабрикованным!

— Естественно, начался скандал! Я сообщил прокурору, что прямо сейчас сообщаю факт подделки документа в Генеральную прокуратуру, вызываю на место полицию. Сообразив, что дело зашло слишком далеко, прокурор стал отрабатывать назад. Говорит: "Ладно, давайте по пунктам разбирать, что тут не так". Мы ему в ответ: "Тут все не так!.." В конце концов, прокурору пришлось проводить весь допрос по новой! Записывали каждый вопрос, затем ответ и тут же — каждого подпись! В конце этого спектакля я при всех сказал г-ну Саусиньшу: "Думайте, что хотите, но с сегодняшнего дня я отдаю дань уважения бывшим работникам КГБ!.." Он: "С какой стати, собственно?.." Я в ответ: "Не такие эти люди продажные шкуры, в отличие от наших, сегодняшних…"

Момент истины. Еще только вчера депутата Эйгима стращали судом, сегодня прокурор Саусиньш давать ход провальному делу уже не спешит. Да и суд-то будет в Даугавпилсе. При любом раскладе проблем у г-на Эйгима нет: баллотироваться на выборы в самоуправления бывшим внештатным сотрудникам КГБ не запрещено. Умиляет другое. Сам факт всплытия "громкого дела" на поверхность. Ведь кто-то еще весной задумал эту "зловещую" операцию! Ведь зреют в каких-то "хитроумных" головах такие "хитро выстроенные" планы? Вроде того: "копнем", пыль осядет — процесс пойдет, а там, глядишь, выборы — пусть оправдывается. По сути же, неумные и недальновидные шаги недругов депутату Эйгиму только на руку. То ли провидение, то ли "засланные казачки" из бывших советников, но что-то или кто-то г-на Эйгима явно бесплатно пиарит.

Можно по разному относиться к Рихарду Эйгиму — люди так и относятся — но нет сомнения: суд принесет Эйгиму дополнительные очки на выборах. Нам же остается ждать новых "сенсаций"…

Время собирать камни…

Миллион, 2 декабря 2004

Материал "Провал провального чекиста" не оставил равнодушными наших читателей. Интрига не в том, что главным фигурантом по делу выступает бывший мэр Даугавпилса Рихард Эйгим, хотя факт этот в канун предстоящих выборов как для друзей, так и ворогов экс-мэра — совсем даже немаловажный.

Тема "тайных агентов" с одной стороны и "стукачества" — с другой, будоражит воображение человека любого возраста. Кто они, эти люди, спрятанные от нас любой властью завесой секретности? Редакции удалось уговорить главного "вербовщика" Двинского экс-мэра поделиться толикой воспоминаний о своей службе. Встреча с бывшим подполковником КГБ произошла в Риге, соответственно ситуации — в небольшом, неприметном ресторанчике. Ровно в назначенный час к столику журналиста подошел невысокий, невзрачного вида гражданин, взглянул на оговоренную ранее деталь — лежащий на столе номер "Миллиона", — улыбнулся, присел и сказал положенное "Здрасте"…

— Что ж, — отложив газету, начал чекист, — все факты в вашей статье отражены верно. В то время "прихватить", извините за жаргон, Рихарда на чем-то в качестве сотрудника КГБ не было возможности да и не являлось самоцелью — желающих было достаточно. Вообще говоря, ситуация дикая: по идее нынешние органы должны интересовать кадровые разведчики, а не какие-то пусть даже доверенные лица. Где ж она, демократия? В чем подоплека нынешнего дела — ответ напрашивается сам собой…

— Как Вы попали в КГБ?

— Разведчиком, наверное, мечтал быть с детства каждый. Я закончил Рижский Политехнический, далее, волею судьбы, пошли специальные учебные заведения. Активный парень, командир оперативного комсомольского отряда — меня заметили, стали привлекать по мелочам. После одного мероприятия, где я выступал в качестве понятого, меня вызвали на беседу в "здание на углу".

— Стрелять, бомбы подкладывать, яд в шоколад класть Вас учили?

— Меня — нет. Я в юности имел разряд по стрельбе.

— А других?

— Меня сразу приучили не совать нос не в свои дела. Можно было остаться без носа. Я работал в Пятом отделе. В нашей конторе не поощрялось даже хождение по зданию, не говоря о проявлении интереса к делам коллег. Отделы размещались по этажам, и, если кого замечали на 6-м этаже, где находился Пятый отдел, то могли бы возникнуть лишние вопросы. Дисциплина была железная. Предъявлялись особые требования даже к внешнему виду. Офицеры должны были носить так называемую офицерскую прическу — с пробором. Гражданские костюмы не могли быть других тонов, кроме серых или темных. Никаких особых привилегий ни один сотрудник у нас не имел. Мой профиль: коррупция и борьба с организованной преступностью.

    НАША СПРАВКА. Латвийский Комитет госбезопасности состоял из отделов, которые работали в различных направлениях. Только "номерных" отделов было одиннадцать. А были еще и "профильные". Элитным отделом был Первый, который отвечал за разведку. Наиболее "знаменитым" был Пятый отдел по борьбе с идеологическими диверсиями. Он был создан в 1967 году и вплоть до 1990-го контролировал религиозные конфессии, творческую интеллигенцию, студентов, среди которых выискивал инакомыслящих. И только в 1990 году, когда началась деполитизация КГБ, "пятерка" сменила свое название на Отдел по обеспечению конституционного порядка (отдел Z).

    Специалисты признают, что в "пятерке" работали профессионалы высокого класса. У Комитета госбезопасности была полная информация о происходящих в обществе процессах, агенты КГБ были почти всюду. "Пятерка" контролировала и Народный фронт Латвии, хотя НФЛ не считался националистической организацией. По словам бывшего первого секретаря ЦК КПЛ Бориса Пуго, НФЛ был создан, чтобы "укрепить перестройку в Латвии".

— Существовало ли раньше противостояние "латыши-русские"?

— В таком диком виде, как сегодня, безусловно, нет. Стычек, просто драк на этой почве, практически, не было. Бытовой уровень не в счет. После создания Народного Фронта людей как подменили. Несмотря на то, что в открытую с русскоязычным населением, из тактических соображений, никто в конфликты не вступал, на митинги многие ходили вооруженными: ножи, дубинки, запрятанные во флагштоки пики. О национализме и, в частности, сионизме говорить не приходится. Тут работа шла всегда и круглосуточно.

— Интересно, в узком кругу позволялось травить политические анекдоты?

— Все люди. Достаточно вспомнить товарища Горбачева. Однако было дело: в известные времена привлекали и наказывали. В мое время — нет.

    НАША СПРАВКА. Из рассекреченных архивов известно, что к началу 1990 года в КГБ Латв. ССР числилось около 400 оперативников. В распоряжении каждого из них находилось примерно до 10, а в некоторых случаях — до 20 агентов. На 1991 год агентурный аппарат комитета насчитывал около 4300 человек. Однако, по мнению экспертов, число так называемых доверенных персон, то есть советских граждан, которые сообщали "куда следует" о подозрительных личностях или же изредка исполняли задания комитетчиков, в несколько раз превышало количество действующих агентов. Историки и бывшие оперативники, работавшие в комитете, предлагают осторожнее обходиться со штампом "агент КГБ", среди них были настоящие патриоты родины, в том числе и Латвии. По мнению экспертов, можно с большой долей уверенности говорить, что во многом благодаря деятельности КГБ Латв. ССР восстановление Независимости обошлось малой кровью.

— Как поощрялись, употребляя Ваш термин, "доверенные люди"? Каковы способы вербовки?

— Поощрялись по-разному. Путевки, денежные пособия. Способов вербовки — множество, в том числе и на основе какой-либо зависимости или компромата. Некоторые искали сами контактов с органами, вляпавшись в какую-нибудь историю. Однако, как это глупо ни звучит, идеальный эффект всегда дает сотрудничество на идейной почве. К "инициативщикам" отношение всегда очень осторожное. Получаемый от сотрудничества материал — тогда материал, когда достоверен. Лучшие работали за идею! Коррупция, она ведь и сегодня коррупция! Шпионы — только часть бывшего "ока партии". Так обстоят дела в любом цивилизованном государстве.

— Вас пробовали привлечь к работе после восстановления независимости?

— Да, предложения были. Я, как профессионал, счел бы за честь продолжать бороться с той же коррупцией, однако вопрос был поставлен наперекосяк, от меня потребовали другого. Я сказал, что присягу принимают один раз, на коленях целовать другой флаг я не стану. Мне этого не забыли. Некоторые пошли работать, я никого не осуждаю. К сожалению, случилось так, что людьми попользовались, вытянули что можно — и выкинули на улицу! Вообще говоря, ситуация ненормальная: другая страна, другая эпоха, однако идет искусственное привязывание прошлого к сегодняшним реалиям. Зачем ворошить прошлое — это шаг назад в развитии! Неужели у государства мало насущных проблем? Ведь именно власть перессорила живущие бок о бок народы! Какая цель здесь может преследоваться? Ничто не проходит бесследно. За те процессы, что власть запускает сегодня, придется отрабатывать нашим детям и внукам. И кому оно надо?..

P.S. Во время разговора зазвонил мобильный. Бывшего чекиста беспокоил рижский прокурор. Редакция не считает правильным передавать до времени суть данного разговора, однако не сказать, что прокурором Саусиньшем оказывалось давление на свидетеля, было бы проявлением малодушия. Как известно, на очной ставке г-н Саусиньш уже пытался подсунуть сторонам липовые протоколы допроса.

КГБ в смокинге по-даугавпилсски

"Динабург", 3 мая 2005

Не так давно по одному из каналов российского телевидения показывали сериал "КГБ в смокинге". Шпионские страсти, вербовка агентов, засылка их во вражеский лагерь, борьба за выживание, раскаяния, шантаж и… полный хеппи-энд. Ну что тут скажешь — кино! Впрочем, подобный сюжет развернулся и в реальной жизни.

И не где-нибудь в далеком мегаполисе, а в родном Даугавпилсе. И герой событий достойный — агентом КГБ назван не кто-нибудь, а экс-мэр нашего города Рихард Эйгим. Какой будет развязка, сегодня скажет суд.

Обескураживающее заявление о принадлежности к российской разведке лидер партии Latgales gaisma услышал, когда в апреле 2004 года по собственному желанию пришел в Бюро по предупреждению и борьбе с коррупцией для уточнения вопроса финансирования партии, создателем которой он является.

Однако вместо разъяснений прозвучало обвинение: вы являетесь тайным агентом КГБ. Разубедить сотрудников бюро в этом не смогли даже факты, подтверждающие, что г-н Эйгим уже неоднократно подвергался тщательной проверке, в том числе и в Бюро по защите Сатверсме, так как участвовал в выборах и в Сейм, и в самоуправление, и никаких подозрений, а уж тем более обвинений ему ранее ни одна из институций безопасности не предъявляла.

Почему же сейчас закрались такие подозрения? Оказывается, в мешках, оставленных российской разведкой и вскрытых только сейчас, найдена карточка с персональными данными Рихарда Эйгима, его подпольным именем и другой секретной информацией… Вот вам и шпионские страсти!

Защитить себя от нелепых обвинений господин Эйгим решил через суд. И вот спустя год, в минувшую пятницу, в Даугавпилсе прошло слушание первого такого рода дела в истории местного суда. По настоянию судьи Озерского, которому необходимо подтвердить или опровергнуть факт причастности Рихарда Эйгима к КГБ, заседание было закрытым. Судебный процесс длился около двух часов, после чего мы встретились с рижским адвокатом Лидией Скрейей и попросили ее прокомментировать происходящее в зале.

— Делать выводы до вынесения решения суда сложно. Однако уже сейчас можно сказать о некоторой тенденциозности прокурора Саусиньша. Он настаивает на факте сознательного сотрудничества господина Эйгима с российской разведкой, но при этом строил свои показания исключительно на доводах, не предъявляя никаких фактов. Ему не удалось добыть ни письменных, ни устных доказательств. А его утверждение, что наличие карточки является прямым доказательством причастности к КГБ, звучит просто нелепо. Дело в том, что тот же прокурор 29 сентября 2004 года сам письменно указал на то, что карточка — это не доказательство. Теперь же на суде он резко поменял свое мнение. С чем это связано, можно только догадываться.

Достаточно убедительными были и свидетельские показания. В них было четко сказано, что карточки на "агентов" оформлялись согласно плану, который спускался сверху. По статистике, из десяти человек, на которых были оформлены документы, завербовать удавалось лишь одного-двух. По утверждению свидетеля, Рихард Эйгим не являлся агентом, более того, он не знал и не должен был знать о том, что на него оформлена карточка. Свидетель подтвердил, что имел доступ к данным Эйгима, их он и внес в карточку и сам придумал псевдоним.

За время судебного заседания все стороны получили возможность высказаться. Судья, по мнению участников процесса, был абсолютно нейтрален, как и подобает в таких случаях. Для детального изучения показаний и принятия, будем надеяться, объективного решения, ему потребовалось несколько дней. Вердикт мы услышим сегодня утром. Каким он будет? Об этом — в следующем номере.

Победа за Эйгимом

"Динабург", 5 мая 2005 Во вторник в Даугавпилсском суде было зачитано решение по делу о принадлежности экс-мэра нашего города, депутата думы, лидера партии Latgales gaisma Рихарда Эйгима к КГБ.

После тщательного изучения всех материалов дела, заслушивания показаний свидетеля, других участников процесса судья Озерский пришел к выводу — факта прямого сотрудничества г-на Эйгима с российской разведкой не было, Рихард Эйгим не являлся агентом КГБ.

Не показывайте мне кодекс, а покажите судью. Так говорят те, кто не верит в справедливый суд, намекая на возможность оказания давления на людей в мантиях. Но эти слова никак не относятся с даугавпилсскому судье Озерскому. Быть нейтральным, следовать только букве закона и вынести справедливое решение по делу Эйгима было крайне сложно.

Мы уже рассказывали читателю, как адвокату Лидии Скрейе приходилось пресекать незаконные действия прокурора Саусиньша, допустившего серьезные нарушения в досудебном расследовании. Этот господин настаивал на причастности господина Эйгима к КГБ, хотя сам же некоторое время назад утверждал обратное. Но справедливость восторжествовала. Суд вынес решение в пользу Эйгима.

— Я был уверен в своей правоте и в том, что одержу победу. Так и случилось, — прокомментировал решение судьи Рихард Эйгим. — Грязные методы — обман, клевету и интриги используют в борьбе только слабаки. Слабаками они в конечном счете и остались.

Можно лишь предположить, что испытали злопыхатели, которые "замутили воду" накануне выборов в самоуправление, пытаясь устранить политического конкурента. Ведь именно как политический заказ расценивает произошедшее с ним сам господин Эйгим. Сегодня дело выиграно, но… Впереди выборы в Сейм. Кто на новенького?

Репортаж под одеялом

Миллион, 9 сентября 2004 Несколько номеров назад в материале "Милый такой бордель" газета предположила, что тема проституции, сутенерства и борделей на дому у нас по большому счету совершенно не изучена. И по-настоящему не освещена.

Совсем недавно за деньги считалось нехорошо, и вдруг на те: хорошо, можно и даже нужно. Пытаясь идти в ногу со временем, даугавпилсские власти выделили для жриц любви по четной стороне улицы 18 Новембра специальное местечко — и ничего. Ни одной! Выходит, двинские блудницы за деньги все-таки стесняются своего ремесла? Думается, да, предположил "Миллион". И еще стесняются огласки: чтобы войти в квартиру на улице Тукума, 23, полиции пришлось взламывать дверь. Однако интервью с инспектором Латгальского бюро по борьбе с организованной преступностью выявило исключительно криминальную составляющую, житие-бытие жриц любви, цена запретного удовольствия — остались за кадром. Так началась "охота за проститутками". Кто ж знал: разыскивая по городам и весям обычных, продажных девочек, газета выйдет на проституток, в прямом смысле — политических…

Местная пресса, много, противоречиво и поверхностно отписав по данному делу, по сути, лишь задала новые вопросы. Конкретных интервью с героинями не последовало. Разве не интересно поговорить с матерью и женой, которая в поте лица своего трудится, забыв о времени? Желает ли такой судьбы дочери? Кто они: блудницы по призванию, виртуозы-гейши или бедные дети нашего времени, несущие свой крест по принуждению?

Кроме всего прочего, из некоторых газет следовало, что хозяйка заведения, "надавив на "подчиненную"", сама спровоцировала разгром борделя, заставив написать жалобу на приставучего полицейского, якобы предлагавшего дамам свою "крышу". Последнее обстоятельство наглым образом шло вразрез со здравым смыслом: любиться "под статьей" да еще кочевряжиться — гнать бочку на тех, кто тебе потом же ее будет "клеить" — так не бывает! Таких заступников любая мамзель-содержательница будет только приветствовать.

Не могла не заинтересовать и информация о каких-то имеющихся "журналах, карточках и непонятных SMS-картах, финансовых записях", которые, как указывала пресса, куда-то пропали и "по сей день не найдены". Не найдены — не значит, что их нет! Интриговало, какие такие карточки: девчонки, что — заводили личные дела на клиентов? Однако именно розыск этих карточек и привел к последующим невероятным открытиям, заставившим забыть первоначальную цель журналистского расследования.

Охота за проститутками

Выход на первую проститутку оказался довольно причудливым. Но это еще полбеды. Красавица согласилась на интервью, но за деньги. Причем, суму назвала согласно непонятной таксе: за такие деньги, подав заявку в думу, можно было устроить парад проституток по улицам города с показательными выступлениями прямо на кирпичах центральной площади!

Деньги, как оказалось, красавице нужны были на дорогу за кордон. Отбрив нищего "клиента", с которым "ну раз так, тогда серьезно не о чем и разговаривать", уже в шутейном разговоре охочая до денег блудница назвала несколько имен, но, главное, подтвердила информацию и о журналах, и непонятных SMS-карточках.

— Что это за SMS-карточки такие? Зачем их полиция разыскивает? Улики что ли? — вызвав умно-загадочную улыбку искренней своей бестолковостью, поинтересовался под конец встречи журналист.

— Еще какие!.. У нас какая клиентура была — сливки общества… По карточкам этим ведь можно любого найти…

Кого найти, кому найти, зачем найти и, главное, как найти — стало понятно после выхода на очередную жрицу любви.

— Веруша, объясни ты мне, глупому, и, если можно, бесплатно про эти карточки… — в наглую, без всяких денег попросил пояснений журналист.

Вера согласилась. С единственным условием — публикации не ранее двух недель, по истечению которых она будет уже в Германии.

— Все телефонные звонки от клиентов приходили на "золотые рыбки" — это и есть SMS-карточки. По ним их всех можно установить. Неужели не "догоняешь" ситуацию?..

— Не "догоняю", Вера. Шантаж какой-то…

— Ну, мало ли, кому и зачем они могут понадобиться?.. — знакомой умно-загадочной улыбкой, уже за сообразительность, наградила Веруня. — И карточки, и журнальчик, и видео, вроде, говорят, как было… В общем, самое время "линять" за "бугор" с такими знаниями…

Из дальнейшей беседы выяснилось, что "жалобу ментам писала не хозяйка заведения, писали другие — совсем по иной причине, в газетах специально пущена "утка"". Рассказала Вера и о других кознях. Журналиста эти подробности уже мало волновали, все мысли были заняты журналом, который, оказывается, "по сей день не найден", потому как "пропал куда надо"… В воздухе запахло жареным — тут уж хоть сам на площади пляши без шляпы…

Секс по расписанию

Ну и девушки в Даугавпилсе! Красавицы, умницы! Слов нет! И кого только не поимели?! Точно, все сливки общества: и бандиты тут, и депутаты гордумы! И работяги, и люди творческие, и бизнесмены, и политические деятели — проще задать вопрос, кого только не пригревали девчата! Все-таки один ответ на социальный вопрос, достаточен ли контингент жаждущих удовлетворения, или, точнее и тоньше, пользуется ли спросом профессия проститутки в нашем капиталистическом обществе, — ответ на этот вопрос можно дать точный. Пользуется! Ласки и тепла за деньги хотят все! Хорошая, нужная профессия!

Проститутки — соль, суть, спасение от нашей суровой действительности! Кто обогреет каменщика после двенадцатичасовой смены в лютую стужу, к кому приедет бандит после сдачи трудовой вахты, где может с пользой оставить деньги шельмец-студент, "сачканувший" с лекции, к кому завсегда может забежать на огонек полицейский посреди ночи? Ответ прост. К ним, жрицам любви! Не будем ханжами: здоровье прежде всего! Это не измена, когда изредка, на пару минут, случайно, за компанию, по пьянке или просто невмоготу. Есть товар, есть деньги — и всем хорошо, все довольны! Общество должно развиваться гармонично! Данный материал вообще бы не появился в таком развернутом и для кого-то, думается, неприлично-обнаженном виде, если бы не одно "но"…

Лично я не только не могу приветствовать, но категорически против, когда некоторые акты сотрудничества полов происходят за мои деньги! Как это понимать, когда средь бела дня депутат или, например, работник думы бежит на встречу с избирателями не куда-нибудь, а в бордель к девкам? Все мы избиратели, но таких наказов, помнится, никому не давали? Это нечестно. Что делают в "малине" днем неудовлетворенные собой большие муниципальные начальники? Настоящему мужчине можно простить все: один, читаю, "измученный нарзаном", заснул прямо на "объекте"; другой, по кличке Старичок, забыл деньги — бывает — забыл, не отобрал же, внизу приписка: "Старца не обслуживать"; третий любит сам себя, девушек — только шлепает; четвертый, "Дядя с тортом", любит в долг. Все любят. Как понять, что кто-то, не жалея себя, любит кого-то в рабочее время? То есть, за мои деньги?! Изучив "письмена" в журнале и прихватив для наглядности фото, созваниваюсь с гражданками, делавшими записи в журнале в разное время. Главное — не спугнуть. Опасения не оправдались — гражданки оказались не из пугливых:

— Ой, красавцы какие! Надо же, при параде, одетые… — щебеча птахами, развеселились подруги. — Было дело: днем учишь жизни его, вечером — он тебя — по телевизору…

— Вы отдаете себе отчет, насколько это все серьезно? Ходят разговоры, что имеется какое-то видео…

— Камера какая-то на столе лежала — это было, лично мы в потолке дырки не дырявили.

— Не обижали клиенты вас?

— Мы честные девушки. Под присягой скажем: у нас была очень порядочная клиентура…

Первоначальные задачи расследования давно отошли в сторону. История становилась затейная: ни с того ни с сего на горизонте вдруг "вырисовался" еще один депутат — никто иной, как… экс-мэр Рихард Эйгим…

Совсем голые Факты

По правде сказать, в "моих" списках экс-мэр не значился.

— Откуда он-то тут?

— Это дело уже политическое…

На следующий день произошла встреча с экс-мэром.

— Думаю, вам, как журналисту, будут интересно узнать о передовых веяниях в предвыборных технологиях. Я думал, что уже все повидал на своем веку, но очередной раз оказался наивным.

Грешно отказываться от подобных предложений, тем более исходящих от экс-мэра. Очередная дамочка отыскалась в забытом Богом селе — после закрытия "дома кино" крестьянскую душу потянуло на пашню.

— Ирина, вопрос касается Рихарда Эйгима. Правда ли то, что один из журналистов просил тебя о заказном интервью, в котором ты должна была рассказать о своей интимной связи с Рихардом Эйгимом?

— Правда. И о интимной связи и о том, что Рихард Эйгим якобы сам одно время содержал бордель. Последний раз Андрей говорил мне на эту тему в мае этого года. Сказал, что дело идет к выборам — им очень надо…

— Где происходила беседа?

— На квартире Андрея.

— Тебе что-нибудь за это предлагалось?

— Да. Деньги. Большие…

— Откуда у журналиста такие деньги?

— Платить не он должен был, а его начальник…

— Ясно. Ну и что ты?

— Я все время отказывалась, говорила: "Как же так? Эйгим помог многим людям". Да и боюсь я этой политики.

— Можешь назвать фамилию журналиста?

— Могу. Андрей Ковалев. Я и в глаза ему скажу, мне скрывать нечего…

Припертый к стенке Андрюша и не думал ничего утаивать.

— Ну было дело. Мы ж люди подневольные…

— Я тебя на диктофон пишу, разведчик. Вопрос на засыпку: как "пассия" Эйгима могла описать для правдоподобности его квартиру? Ты сам-то у экс-мэра в гостях бывал?

— Нам там не обязательно бывать. Достаточно, что наши начальники бывали…

— Что ж ты в постель к экс-мэру крестьянскую девушку "засунул"?

— Какая под рукой была…

Как ловко сплелись две древнейшие профессии? Впрочем, проститутки как раз выглядят достойно.

Никто не собирается лезть в чью-то личную жизнь или стирать чужое белье. Хотелось бы одного, чтобы данное "хирургическое вмешательство" отрезвило некоторые головы. Может, и не мое это дело, что городская политическая элита — через одного — все какие-то неудовлетворенные, только успевай следить, кто в какой нынче партии. Может, это и не дело Васи из соседнего дома. Только мы с Васей избиратели. Мы с ним в думу не баллотируемся, и, по нашему глубокому убеждению, белье у депутатов и тех же работников думы должно быть чистое! Тогда никаких дополнительных ассоциаций у публичных девушек их родной публичный дом, во всяком случае, в рабочее время, не вызовет. Политическая продажность в Даугавпилсе растет год от года, люди уже не шепчутся — кричат в лицо при каждом удобном случае. В момент прошлогодней "апрельской революции" толпа народа у здания думы просто лютовала!

Второй момент. Уже не хватает воображения о предстоящих новых "открытиях", "сенсациях", "репортажах с места событий". Чего нам точно не хватало, так это "эксклюзивного интервью под одеялом".

Вижу, как кто-то уже морщит носик: это ж надо так о наших депутатах? Надо! Они наши слуги! От того и бегают не туда, что без присмотра. О каком развитии города можно думать в такой горячке?..

И последнее. В случае давления на героинь данного материала, газете придется принять адекватные меры по их защите. Некоторые из них уже приняты. Данный материал всего лишь превентивная мера, отчаянная попытка дать шанс задуматься "экспертам" в области новых предвыборных технологий. Главное, что б "кино" не подъехало… Впрочем, так или иначе, продолжение все равно последует…