Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Бомба под Вентспилсом

Коммерсант Baltic Daily (20 мая 2003 г.)

  

Разрешение нынешнего кризиса латвийского нефтетранзита находится не в Москве или Вашингтоне. Одна из частей устава АО Latvijas naftas tranzits (LNT) противоречит латвийскому законодательству, считают специалисты по хозяйственному праву. После изучения текста упомянутого документа стало понятно, что именно незаконные дополнения к уставу являются одной из причин нынешней ситуации с "трубой" и невиданной сплоченности владельцев LNT вокруг акций Ventspils nafta. С их отменой ситуация в Вентспилсской группе может радикально измениться.

Связанные одной цепью

Суть параграфа устава, вызывающего недоумение у юристов, состоит в том, что нынешние акционеры LNT просто не могут продать свои акции по их реальной стоимости, даже если бы и желали. Выход один - либо отдать акции существующим акционерам, причем за копейки, либо оставаться держателем "вопреки всему".

Фактически, из акционерного общества, работающего в соответствии с законодательством Латвии, LNT было превращено в некий закрытый орден. Между тем быть акционером, не владеющим блокирующим пакетом LNT, - небольшое удовольствие. Попробуем раскрыть механизм работы этого предприятия, владельцы которого являются собственниками контрольного пакета концерна Ventspils nafta, Latvjas kugnieciba и ряда крупных объектов недвижимости.

Как все начиналось

21 ноября 1995 года основные компании-посредники по перевалке нефти через терминал АО Ventspils nafta объединились в АО Latvijas naftas tranzits. В состав учредителей нового АО вошли президент АО SWH Айнар Гулбис, президент АО Ventbunkers Олаф Беркис, директор 000 Skonto-nafta Арманд Садаускис, президент 000 Man-Tess Юлий Круминьш и гендиректор Lat-Vest-Ist Юрий Шабашов. Зарегистрированный основной капитал нового АО составил 1 млн. латов, поделенный согласно договору на равные части между его участниками. Компания LNT создавалась единственно и только для участия в приватизации Ventspils nafta и консолидации денежного потока от перевалки нефти через VN в руках упомянутых фирм.

Здесь стоит напомнить, что вплоть до закрытия нефтепровода на Вентспилс, российские нефтекомпании заключали договоры на перевалку нефти не напрямую с терминалом. Сначала это были вышеупомянутые фирмы-посредники, затем компания Ventspils tranzita serviss, состав учредителей которой был идентичен LNT, а затем договоры о перевалке нефти, вплоть до конца прошлого года, заключал некий иностранец под названием Transoilsystem (UK) Ltd. (Лондон). Таким образом, официально клиентами VN являлись не российские нефтекомпании, a Ventspils tranzita serviss и затем Transoilsystem. <0> Соответственно, на правах "крупнейших клиентов" эти образования на протяжении последних семи лет получали от Ventspils nafta скидку в 20%, или около 0,94 доллара США с каждой переваленной тонны нефти (порядка 14 млн. тонн в год). Такой порядок чрезвычайно не устраивал российских клиентов латвийского терминала. Однако вплоть до ввода в строй нефтетерминала в Приморске деваться "крутым" российским нефтяникам было некуда, и цели обеспечения высокого уровня благосостояния и социальной защиты для учредителей LNT выполнялись и даже перевыполнялись. Но, как выясняется сейчас, не для всех.

Рифы приватизации

Еще в ходе подготовки приватизации к началу 1997 года из рядов LNT отсеялась сначала компания SWH, затем - Lat-Vest-Ist. SWH "ушли" после почти войны между ее президентом Динаром Гулбисом и негласным главой латвийского транзита Айваром Лембергсом в 1996 году. Владельцев Lat-Vest-Ist, в свою очередь, не устраивала практика платежей, сложившихся к тому времени в LNT.

Сначала каждые полгода, а после приватизации Ventspils nafta и ежеквартально, от компаний-акционеров требовались немалые взносы во все увеличивающийся собственный капитал предприятия. Капитал рос как на дрожжах, с 1 млн. латов в ноябре 1995 года, до 61 млн. латов к настоящему времени. При этом уже к 1996 году "рижане" были неприятно удивлены, обнаружив, что для них участие в LNT означает необходимость отстегивать весьма круглые суммы, при минимальном участии в управлении и распределении доходов от бизнеса Ventspils nafta. Каждый пропуск в покупке ежеквартальной эмиссии акций означал соответственное снижение долевого участия "прогульщика" в капитале LNT.

Был и еще один существенный нюанс. Для того чтобы латвийские политики лучше прониклись лозунгом "поддержки национального капитала", выдвинутым участниками LNT перед приватизацией нефтетерминала, им, как говорят информированные источники, дали припасть к "золотому источнику".

Утверждают, что коалиционные партии, в то время "Саймниекс", "Latvijas eels" и ТБ/ДННЛ, негласно распоряжались в LNT 21% акций. Справедливости ради отметим, что денег они не вносили, зато создавали режим наибольшего благоприятствования при проталкивании нужных законов. Потеря политического влияния означала для негласного акционера такой же негласный вывод из состава владельцев акций LNT.

Поэтому, как утверждают лица, связанные с нефтебизнесом, и было принято положение, ограничивающее возможности акционеров распоряжаться собственными акциями. Как главный аргумент со стороны влиятельного в транзите лица был приведен довод о непредсказуемости поведения политиков. На деле же акционеры LNT закладывали бомбу под собственный бизнес, регистрируя статью устава в таком виде, который юристы характеризуют кратко - абсурд.

Кредиторы поневоле

В 1997 году приватизация Ventspils nafta была признана состоявшимся фактом. Акционеры LNT получили контроль сначала над 37% акций предприятия, а затем, докупив еще 10%, обеспечили себе блокирующий пакет в компании. К тому времени произошли изменения и внутри LNT. Во всяком случае, в начале 1998 года не кто иной, как Айвар Лембергс, утверждал, что Ventbunkers принадлежит уже контрольный пакет LNT. Все это не освобождало прочих участников LNT от необходимости делать ежеквартальные взносы в собственный капитал компании на покрытие покупок акций VN (порядка 2 млн. Ls со всех вместе ежеквартально на протяжении семи лет). При этом получать реальные дивиденды со своего участия в нефтетранзите могли далеко не все.

В числе главных владельцев LNT (через компанию Ventbunkers) называют опять-таки Айвара Лембергса. Утверждают также, что причиной нынешнего недовольства г-на Круминьша деятельностью мэра Вентспилса кроется именно в финансовой сфере. Говорят, что получал владелец Man-Tess от своего участия в LNT сущие пустяки, каких-то 30 тыс. долларов в месяц, причем нерегулярно. При этом сумма его платежей в LNT за прошедшее время составила порядка 4,5 млн. долларов.

То есть получилась занятная ситуация: прибыль от деятельности г-на Круминьша в LNT за вклад 4,5 млн. USD составляла порядка 9,5% от суммы вклада в год. И это в лучшие годы латвийского нефтетранзита, когда ставки банковских кредитов в Латвии зашкаливали за 20%.

В надежде на лучшее будущее и прочие миноритарные акционеры фактически прокредитовали под очень неплохие проценты, словно один уважаемый лондонский банк другому уважаемому лондонскому банку. Однако наибольшие выгоды участие в LNT принесло тем его акционерам, кто имел возможность контролировать денежный поток не только LNT, но и доходы от нефтебизнеса терминала.

В надежде на Транснефть

Консультации о возможной продаже части акций и VN, и LNT начали особенно активно проводиться в прошлом году, с прекращением транзита нефти и, соответственно, денежных отчислений акционерам. Однако благодаря упомянутой статье устава предприятия прочие акционеры LNT были вовсе не расположены ни покупать акции от отступников по рыночной цене, ни позволить расшириться кругу акционеров компании.

Тем временем акционеры LNT через VN становились держателями акций самых различных предприятий - от Preses nams и прочих объектов недвижимости до Latvijas kugnieciba. Надо отметить, что все эти приобретения среди многих акционеров LNT вызывали не чувство законной гордости, а скорее, тихий зубовный скрежет. Все, что от них требовалось, - очередной взнос на следующий квартал или в противном случае - постепенное размывание и сведение на нет собственной доли акций в акционерном капитале.

В этой ситуации слухи об интересе российских нефтяников к акциям латвийского нефтетерминала многими акционерами LNT были восприняты позитивно. С ними связывалась реальная возможность отбить вложенные в LNT деньги с немалой прибылью и решить проблемы по привлечению дополнительных объемов нефти на терминал. Kb осмелился задать вопрос некоторым из акционеров LNT: "Продали ли бы Вы акции, если бы не пресловутая статья?" "Конечно, продал бы. Посмотрел бы на цены, на рыночную ситуацию и продал", - гласил ответ.

Так что регистрация устава LNT в нормальной, соответствующей латвийскому законодательству редакции может стать чрезвычайно неприятным сюрпризом для некоторых бизнесменов, привыкших к роли хозяев латвийского нефтетранзита. Ведь ее отмена открывает возможность появления новых совладельцев у терминала Ventspils nafta. А это в нынешней политической и экономической ситуации в стране чревато взрывными последствиями.

Коммерсант Baltic Daily, 20 мая 2003 г.