Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Борис Березовский: "Латвийские власти ничего не знали о моем приезде"

  

Беглый российский предприниматель Борис Абрамович Березовский прилетел на собственном самолете из Тель-Авива в Ригу. БАБ пересек латвийскую границу с британским паспортом на имя Платона Еленина.

"Латвийские власти ничего не знали о моем приезде. Я приехал по английским удостоверениям. При этом я не запрашивал никаких дополнительных гарантий от латвийского правительства. Я считаю, что Латвия демократическая страна. И как ко мне отнеслись в Англии, так я считаю, ко мне должны отнестись в Латвии", - заявил Березовский.

Осенью 2003 года российский бизнесмен Березовский, против которого Генеральной прокуратурой России возбуждено уголовное дело по статье 147 часть 3 УК РСФСР (мошенничество при отягчающих обстоятельствах), получил политическое убежище в Великобритании. В декабре того же года ему был выдан документ для поездок на имя Платона Еленина.

Генпрокуратура утверждает, что руководители компании "ЛогоВАЗ" Березовский, Патаркацишвилли и Дубов совершили хищение средств, вырученных от продажи в 1994-1995 годах более двух тысяч автомобилей, переданных "ЛогоВАЗу" на реализацию "АвтоВАЗом". В сентябре 2004 года Прокуратура Московской области предъявляла Березовскому обвинения по двум статьям УК РФ - ст.159 "мошенничество" и ст.286, часть 3 - "превышение должностных полномочий".

Ему вменяются мошеннические действия, повлекшие незаконное изъятие из федеральной собственности земельного участка с домом в Красногорском районе Московской области. В связи с тем, что Березовский скрылся от следствия за пределами России, 21 сентября 2004 года он был объявлен в международный розыск, была выдана санкция на его арест.

В прошлом году с паспортом на имя Платона Еленина Березовский приезжал в Грузию.

Тем временем официальный Киев спокойно воспринял заявления российского беглого предпринимателя Бориса Березовского переехать на Украину на постоянное место жительства. Об этом заявил пресс-секретарь премьер-министра Украины Виталий Чепинога. "Это внутренне дело России. Правительство и, в частности, премьер Юлия Тимошенко настолько заняты, что им не до визитов какого-то Березовского", - сказал Чепинога.

Пресс-секретарь вице-премьера Украины по европейской интеграции Екатерина Кириченко отметила, что "вице-премьер с радостью дал бы комментарий по этому поводу, но сейчас заболел и не может прокомментировать". Вместе с тем, по словам Кириченко, "позиция Украины по этому вопросу абсолютно ясна".

"Вице-премьер по вопросам европейской интеграции неоднократно высказывался на этот счет. Приезд Бориса Березовского на Украину не повредит отношениям между Россией и Украиной", - считает пресс-секретарь вице-премьера.

Приезд Березовского в Ригу не ухудшит отношения с Россией, уверенность в этом выразил министр иностранных дел Латвии Артис Пабрикс. Отношения и без того "не слишком хорошие", пояснил министр. "Россия вспоминает о Латвии только тогда, когда надо сказать что-то негативное", - добавил он. МИД России в связи с приездом в Латвию Березовского, объявленного в международный розыск, заявил, что Рига проигнорировала обязательства члена Интерпола. "Упреки России не к месту. Потому что, во-первых, российская документация представлена очень непрофессионально, а во-вторых – этот человек получил статус беженца в стране Европейского Союза Великобритании", - прокомментировал реакцию Москвы Пабрикс.

Латвийская газета Телеграф публикует отчет о пресс-конференции Бориса Березовского. Приводим его в кратком изложении.

— Вы являетесь медиамагнатом. Интересуетесь ли вы медиапроектами в Латвии?

— Специально я не интересуюсь медиапроектами в Латвии, хотя не могу исключить, что такой интерес может появиться. Собственно говоря, это одна из целей моей поездки сюда — лучше понять, что здесь происходит, поскольку я долгое время не имел возможности приезжать сюда вообще (Березовский не был в Латвии 12 лет - Телеграф).

— Правда ли, что вам принадлежат телеканалы LNT и TV5?

— Это неправда.

— В рассказе о работе фонда вы упомянули, что помогали распространять газету Телеграф по 800 латвийским школам. У вас к газете Телеграф какое-то особое отношение?

— У меня нет никакого специального отношения к газете Телеграф, кроме того, что я знаком с господином Белоконем.(Позже в неформальной обстановке Березовский сказал, что ему особенно интересны электронные СМИ, и обмолвился о целесообразности создания сети телевещания типа Первого Балтийского канала — только подобные медиапроекты, по его мнению, могут приносить прибыль... Он также опроверг слухи о том, что приехал для того чтобы купить Preses Nams. — Телеграф.)

— Есть ли у вас какие-то другие бизнес-интересы в Латвии?

— У меня есть бизнес-интерес везде, где можно заработать деньги. Как у любого нормального бизнесмена. У меня нет никаких сегодня специальных проектов в Латвии. Но это не означает, что завтра они не появятся. И это тоже одна из целей моей нынешней поездки.

— Какие экономические интересы представляются вам перспективными в Латвии?

— Я бы не хотел рассматривать эти интересы только с точки зрения наживы. Мне кажется, здесь очень интересная недвижимость... Интересна близость к морю... Но в этом плане вызывает интерес не только Латвия, но и все Балтийские страны. Но здесь пока никаких конкретных проектов нет. Хотя я думаю, что в скором времени они появятся.

— Есть ли в Латвии близкие вам политики или политические силы, с которыми вы поддерживаете отношения?

— У меня здесь очень много знакомых политиков. Это связано с моей прежней работой в качестве зампредседателя Совета безопасности Российской Федерации и главы Совета Содружества Независимых Государств. Многие из них продолжают активную политическую жизнь, поэтому я бы сейчас не хотел поименно их перечислять, поскольку мое имя по-разному воспринимается в разных слоях вашего общества.

— Получили ли вы какие-то гарантии безопасности от латвийских властей, приезжая сюда? Ведь Россия пока не отменила своего требования вашей экстрадиции...

— Когда я принимал решение, ехать сюда или не ехать, я задавался только одним вопросом: демократическая ли страна Латвия, какой она себя декларирует? А Латвия ведь не только демократическая страна, она еще и член Европейского союза... Я провел несколько консультаций о том, могу ли я сюда приехать. И вот прилетел из Тель-Авива. А при прохождении паспортного контроля предъявил свой английский единственный имеющийся у меня документ (британский паспорт на имя Платона Еленина - Телеграф.). И мне не задали никаких вопросов.

— Вам не кажется, что ваш приезд может осложнить отношения между Латвией и Россией?

- Мне кажется, что как раз наоборот, может быть, отношения даже лучше станут. Если страна (Великобритания. — Телеграф.), которая ко мне вообще никакого отношения не имеет, предоставила мне политическое убежище, понимая прекрасно, что это может повлечь какие-то осложнения в отношениях с Россией, то о чем говорить? В конечном счете оказалось, что от этой последовательной политики Англия только выиграла. Я уверен: демократия — это стратегия, и она не может размениваться на тактические сиюминутные интересы. Возможно, с позиции сегодняшнего дня эта ситуация может повлечь какие-то шаги с российской стороны. Но с точки зрения стратегических интересов Латвии это плюс, а не минус.

- Не собираетесь ли вы использовать Латвию как плацдарм для достижения своих целей в России — политических и экономических? Латвия как соседка России и член Евросоюза достаточно удобное для этого место.

— Слово "плацдарм" — это из военной терминологии. Никакой войны России я не объявлял, как это пытаются представить российские СМИ. Но я действительно противник того режима, который в России существует, и я выступаю против этого режима. И не только выступаю на словах, но и действую.

— А почему вы приехали именно в Латвию?

— Наверное, вам известна статистика, что самый большой процент русского населения после Украины — в Латвии. Именно этим вызвана идея создания отделения фонда в Латвии. И, в частности, сейчас речь пойдет о создании отделения фонда на Украине.

— Раз уж вы заговорили об Украине, то правда ли, что вы станете советником Юлии Тимошенко?

— Эта информация ложная.

— Тогда правда ли, что вы собираетесь переехать жить на Украину?

— Я собираюсь поехать на Украину. И если мне там очень понравится, то я собираюсь туда переехать на постоянное место жительства. Но никакого окончательного решения я еще не принял.

— Есть ли у вас какие-то политические или бизнес-интересы на Украине?

— На сегодняшний день — никаких. Но мне кажется, что это наиболее интересное место для вложения капитала. Кроме того, у меня там есть внуки. И моя основная цель поездки на Украину состоит в том, чтобы инвестировать в эту страну средства.

— Вы разделяете мнение официальной России о проблеме нацменьшинств в Латвии?

— Нет, я не разделяю этой точки зрения. Проблема русскоязычного населения на всем постсоветском пространстве — это неправильное отношение к этой проблеме прежде всего России. В свое время те люди, которые основывали Америку, придумали очень много правильных тезисов. В частности, они сказали: мы, американцы, — политическая нация. Мне кажется, то, чего не хватает России и, видимо, Латвии — это разделения понятий политической нации и нации по крови. Все, что пытается сделать здесь Россия, — это отделить русскоязычное население, вычленить его. И по существу — представить его как пятую колонну. Это неверно. А вопрос о национальности — это вопрос о самоидентификации. Вот я считаю себя евреем — и я еврей. Этот считает себя татарином — и он татарин. А тот считает себя русским — и он русский. Но есть понятие политической нации как нации граждан страны. И вот когда мы создавали фонд, наша основная задача состояла в том, чтобы русские стали гражданами Латвии. И заговорили на латышском языке.

Был один не очень известный историк, который изучал проблему России с Китаем. Он сказал: дело не в том, что китайцы придут в Сибирь, — а они рано или поздно придут, — но в том, заговорят ли они на русском или будут говорить на китайском. Вот мне кажется, что политика России относительно Латвии создает проблемы и для русских, которые здесь живут, и для латышей, и для самой России. Поэтому я не считаю, что здесь проблемы нацменьшинств больше, чем в Казахстане или в Туркменистане.

— Видите ли вы возможность появления современных пактов Молотова—Риббентропа и возможна ли ситуация, при которой Россия, отдавая Западу Украину и Грузию, получает себе Латвию и страны Балтии?

— Это совершенно исключено, поскольку Россия не обладает тем потенциалом, который в свое время был создан Сталиным в Советском Союзе. Россия будет продолжать терять, а не приобретать. То есть идет ровно в противоположном направлении — в ближайшее время она потеряет еще часть стран постсоветского пространства в смысле своего влияния.

— Что вы можете сказать об особой позиции Латвии в связи с 9 Мая?

— Я считаю, что позиция Латвии очень корректна. Поскольку и фашистский, и сталинский режимы нанесли ущерб стране. Хотя нельзя считать, что они находятся на одном уровне опасности для государства.

— Правильно ли, по-вашему, говорить об оккупации именно 9 Мая?

— Я считаю, что это правильная мысль — поехать туда, чтобы об этом говорить. Но в политике разговоры имеют второстепенный смысл. Имеет значение действие. И здесь есть ярко сформулированное действие: мы не сможем присоединиться к вам, потому что вначале вы должны признать, что вы оккупировали нашу страну. Я совершенно уверен, что если бы на месте Путина был Ельцин, он безусловно признал бы этот факт. Но тогда при Ельцине этот вопрос не был так поставлен. Поэтому я считаю, что и постановка вопроса, и действия латвийской власти абсолютно корректны.