Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Дело бригады Харитона: ни одного потерпевшего, только обвиняемые

«Коммерсантъ» (16.08.1996)

  

По-видимому, в Латвии, в отличие от других стран ближнего зарубежья, нашли способы эффективной борьбы с организованной преступностью. В короткий срок на скамье подсудимых оказались лидеры двух группировок, еще один ударился в бега. Самой крупной была группировка Ивана Харитонова (Харитона). Он был среди учредителей крупных коммерческих структур, поддерживавших тесные деловые контакты с Россией. Теперь Харитон предстал перед судом по обвинению в вымогательстве, бандитизме и захвате заложников.

Как сын чекиста стал бандитом

Русские преступные группировки поделили Латвию сразу после распада СССР. Латыши, которые называют себя самым законопослушным после эстонцев народом, в дележ не ввязывались. Делили бескровно. Бригада Ивана Харитонова взяла под контроль Ригу; группировка Райгородского, называвшаяся "Пардаугаува", курировала коммерческие структуры в Юрмале и мелкие курортные города. Сфера влияния банды Яниса Кальвы (Клопа) была не ограничена. Людей из его бригады считали "отморозками" и дел с ней предпочитали не иметь.

Самым влиятельным авторитетом считался уроженец подмосковного поселка Монино Иван Харитонов. Генеральный прокурор Латвии Янис Скрастынш так отзывается о Харитоне: "Даже в народе говорят, что он король рэкетиров". В Латвию Иван Харитонов переехал еще в младенческом возрасте: его отец довольно долго проработал в республиканском КГБ. Первый раз Харитонов-младший был осужден условно в 19 лет за хулиганство. Сел он через два года на 8 лет за групповое изнасилование. Освободился досрочно в 1981 году и сразу организовал свою бригаду. Чем занимались, доподлинно не известно, но в очередной раз глава банды сел в 1987 году. Как-то раз Харитон и его люди выпивали в Юрмале в кафе "Юраспела" ("Жемчужина у моря"), где в то время пела Лайма Вайкуле. В том же зале справлял день рождения хоккеист рижского "Динамо" Олег Знарок. Между столиками по какому-то незначительному поводу началась перебранка, и Харитон, подойдя к Знарку, натянул ему на голову свитер. Произошла драка. Приехавшая милиция задержала дерущихся, и после расследования Харитона и семерых его людей осудили. Дело слушал председатель юрмальского суда, бывший боксер Ипполит Микс, отличавшийся особой беспощадностью к бандитам — в рижском централе до сих пор можно встретить надписи на стенах: "Смерть-Микс". А Знарок получил медаль "За охрану общественного порядка".

Пока Харитон сидел, в его бригаде начались разборки. Сначала на лестничной клетке перед своей квартирой был убит возглавивший бригаду Виктор Абакумов. На его место пришел известный латвийский кикбоксер Ерзин. Его труп нашли четыре года назад в Люксембурге. Прекратились разборки только в начале 1992 года, когда Иван Харитонов вышел из тюрьмы. Дела резко пошли в гору.

Поп и приход

Харитон правильно осознал произошедшие за годы его заключения перемены. Он и его подручные начали создавать коммерческие структуры. Среди учредителей там были сам Харитон, его правая рука Баулис (прозвище Энимал, от английского animal, животное; в 1988 году сбежал от следствия в Голландию) и Валягин, который отвечал за общак бригады; священник рижской православной церкви Алексей Зотов, считавшийся духовным наставником бригады, и Рустем Кадыров, обеспечивавший поставки контрабандной нефти. По мнению латвийской газеты "Бизнес & Балтия", наиболее влиятельными из этих фирм были AVV, "Амстриг", Tess Petrolium и BRIH. Аббревиатура последней расшифровывается как "Бригада Ивана Харитона". Эта компания специализировалась на торговле бензином. До сих пор в Латвии можно встретить бензоколонки, украшенные светящейся надписью BRIH.

Священник Алексей Зотов очень хорошо отзывался о людях Харитона. В интервью Латвийскому телевидению он заявил: "Они свое выстрадали, и хорошо, что пошли в легальный бизнес. Благодаря сплоченности людей Харитона в Латвии все спокойно". Кстати, после того как убили Виктора Абакумова, в церкви Зотова появилась икона мученика Виктора. Сейчас местонахождение о. Алексея неизвестно, так как после ареста Харитона он покинул Латвию.

Спецслужбы Латвии не спускали с Харитона глаз. Но повод для того, чтобы его арестовать, появился только в 1994 году. Латвийские спецслужбы считают операцию по ликвидации бригады Ивана Харитона самой успешной за всю свою историю. Именно после этого заказных убийств в республике стало гораздо меньше.

Главный свидетель ушел от охраны

Дело Харитонова началось с заявления о вымогательстве. Предприниматель Геннадий Тованцев публично заявил, что регулярно платил $5 тыс. Харитону за крышу. Он собирался платить и в дальнейшем, но фирма Tovantsev должна была получить кредит G-24 по линии ЕБРР. Харитонов и компания потребовали, чтобы 10% из $5 млн были вручены им наличными, а остальные деньги вложены в те предприятия, которые они укажут. Тованцев отказался. Любопытно, что заявление Тованцев сделал, находясь в тюрьме по обвинению в вымогательстве в январе 1994 года $500 тыс. у владельца фирмы Domeniks Адольфа Садаускаса. После этого предприниматель вышел на свободу, превратившись из обвиняемого в потерпевшего. К нему была приставлена охрана. Но в начале 1995 года Геннадий Тованцев вышел из дома, велел бойцам мобильного полка за ним не ходить, направился в лес. И пропал.

Постепенно уголовное дело, каждый из эпизодов которого расследовал отдельный прокурор, стало складываться в обширную картину деятельности бригады Ивана Харитонова.

Последняя просьба обвиняемых

В 1991 году в Риге предприниматель Владимир Дукатс и поляк Карол Лесинский открыли совместный магазин по продаже модной одежды "D & L". Еще до открытия этого магазина Лесинский просил Дукатса познакомить его с местной группировкой. "Когда я работал в Москве, — сказал поляк, — то слышал, что самый крутой в Латвии — Харитон". До этого к Дукатсу уже подходил человек из банды Харитона — некий Кисель, представившийся вице-президентом AVV. Он предлагал платить за услуги по выходу из разного рода кризисов. Так Харитон взял под контроль этот магазин, а Кисель стал вице-президентом "D & L".

Однако в июне 1992 года Лесинский и Дукатс поссорились из-за распределения прибылей. Лесинский уволил Дукатса. Причем сделал это в официальной обстановке — на собрании акционеров. В собрании, помимо главных учредителей, Лесинского и Дукатса, принимали самое активное участие и члены харитоновской бригады. Лесинский заявил, что хочет создать новое АО "L и BRIH". Дукатс сказал, что АО не хочет, и ему сломали несколько ребер. Кроме того, Дукатсу долго объясняли, что он должен $5 тыс. за некую недостачу. Дукатс написал заявление в правоохранительные органы. В качестве потерпевшего на процессе ему выступать также не пришлось. Осенью 1994 года Дукатс был взорван миной с радиоуправляемым взрывным механизмом, заложенной под лестницу его офиса.

Один раз Харитон ввязался в конфликт с бригадой "Пардаугаува" Райгородского. Летом 1992 года в Юрмале фирма "Димасско" открыла несколько киосков. Сразу после этого к продавцам начали подходить какие-то люди и требовать денег "за крышу". Несогласных продавцов избивали. В конце концов руководитель фирмы "Димасско" Владимир Горшанов выяснил, что это люди Харитона. Он начал им платить ежемесячно 5% от прибыли. Однако территория Юрмалы была под контролем группировки Райгородского. Тот предъявил Харитону претензии — вопрос о разделе территорий был решен задолго до того, как в Юрмале появились коммерческие магазины. Стороны собрались для обсуждения дел в рижской гостинице "Ленинград". Харитон пытался подтвердить свои права на Горшанова тем, что его фирма "Димасско" зарегистрирована в Риге, которую он контролирует полностью. Но стороны быстро договорились, и Горшанов стал платить по 5% и Райгородскому, и Харитону. Бандиты были очень педантичны и получали деньги 10 числа каждого месяца.

Впрочем, вскоре Владимиру Горшанову пришлось активно включиться в деятельность бригады Харитона. В июне 1993 года немецкие предприниматели Йозеф Риммеле и Клаус Эйхлер купили с помощью Горшанова 66,7 кг рубидия и 6,1 кг цезия 133. Общий объем сделки составил $2,2 млн, которые должны были быть выплачены после реализации редкоземельных металлов в Германии. Немцы прилетали на частном самолете в Латвию неоднократно, но денег не привозили, объясняя, что никак не могут найти покупателя. Терпение у Горшанова лопнуло, и 25 октября 1993 года немецкие предприниматели были взяты бригадой Харитона. Их привезли в недостроенный дом Баулиса. Там Клауса Эйхлера пристегнули наручниками к батарее, а Риммеле отпустили собирать деньги за неоплаченный металл.

Риммеле обратился в латвийскую полицию, но к тому времени Эйхлеру уже удалось освободиться и бежать. Так Риммеле и Эйхлер тоже стали заявителями по харитоновскому делу. Впрочем, ненадолго. Частный самолет, на котором они со своими подругами возвращались из Латвии, вдруг упал в Женевское озеро. Ни пилотам, ни пассажирам спастись не удалось. Причины катастрофы до сих пор неизвестны.

Одного из своих подопечных, хозяина латышской фирмы "Алгума" Шалима Фалика, Харитон и его люди часто мучили. Называли его аферистом и припоминали, как он взял у приятеля Харитона Григи (Сергея Григорьева) деньги на закупку нефтепродуктов — и ничего не купил. Потом рассказал Харитону о прибыльном проекте с перепродажей редкоземельного металла циркония, взял у него деньги, переправил товар в Германию, а деньги не вернул. Грига и Харитон требовали от Шалима Фалика по $1 млн. Фалик отвечал, что подвели венгерские партнеры, а товар лежит на складе в Гамбурге, за что он сам платит бешеную неустойку. Грига и Харитон ему не верили. Потом Фалик уехал в Москву. Грига там его нашел, привез в Ригу и посадил в пустой морской контейнер на спасательной станции "Катлакалнс". Потом к нему приехал Харитон и перевез в другой морской контейнер. Фалик там посидел, и больше его никто не видел.

Следует заметить, что у большинства потерпевших по делу Ивана Харитона оказалось рыльце в пушку. Скажем, главный свидетель — Геннадий Тованцев — сам обвинялся в двух вымогательствах, ездил на краденом "мерседесе" и подозревался в убийстве. Потерпевшего Шалима Фалика именуют аферистом сами судьи и следователи. Потерпевшие немецкие предприниматели Йозеф Риммеле и Клаус Эйхлер в Германии проходили по делу о неуплате налогов, в Чехии подозревались в контрабанде оружия и отмывании денег. Потерпевший Владимир Горшанов будет сидеть рядом с Иваном Харитоновым на скамье подсудимых: по одному эпизоду он жертва, а по другому — обвиняемый, организовавший похищение немецких предпринимателей.

Но никто из потерпевших, кроме последнего, перед судом не предстанет. Все они или исчезли, или погибли.

Наверное, поэтому на процессе все обвиняемые — Иван Харитонов, Геннадий Валягин, Александр Коробейко, Сергей Азюковский, Руслан Бурлай и Владимир Горшанов держатся очень уверенно. От показаний они отказываются. Азюковский, например, на вопрос судьи, что мешает ему дать показания, заявил, что желал бы увидеть потерпевших — немецких предпринимателей Риммеле и Эйхлера. "Мне вообще не интересно, что там у вас есть в деле, — объяснил прокурору свое нежелание дать показания Коробейко, — я хочу услышать, что скажут свидетели теперь". Харитону же очень хотелось поговорить с Дукатсом.

Пока длилось суд и следствие, латвийские предприниматели и общественные деятели обратились к президенту, премьер-министру и генпрокурору Латвии с письмом, в котором попросили объективного разбирательства по делу Ивана Харитонова. Письмо подписали 360 человек.