Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Блейдель Андрей

Широкая общественность узнала об этом предпринимателе в августе 2002 года, когда газета «Вести сегодня» опубликовала серию статей о деятельности компании Rimako. Тогда же издание ответила на вопрос, кто такой Блейдель и каким образом ему удалось завладеть крупнейшей текстильной фабрикой Tekstilniece и ещё четырьмя текстильными фабриками в Риге.

Из статьи «Корейко из Rimako» («Вестия сегодня», 26.08.2002) По партийной линии

Андрей Блейдель в советское время, а речь идет о начале 80-х годов, был истинным коммунистом-активистом. К этому времени он окончил Политехнический институт и работал по специальности инженер-механик на предприятии Kurzemes manufaktūra. Одновременно с этим Блейдель был сначала секретарем комсомольской, а потом и партийной организации. И вот к середине 80-х он резко пошел на повышение. Продвинули его – идейного борца за светлое будущее коммунизма – бывший секретарь парторганизации Rīgas manufaktūra и бывший гендиректор того же предприятия, товарищи Татюхин и Габелко (последний также отправился на повышение, занимая должность секретаря горкома Риги). Так А. Блейдель стал гендиректором RM. Очевидно, двигающие его наверх товарищи думали, что могут на него положиться.

Кстати, к концу 80-х Блейдель также был приглашен на работу секретаря комитета партии одного из районов Риги. Однако он отказался. Но не по причине того, что где-то в душе являлся диссидентом. Дело в том, что, во-первых, руководство производство давало ему в будущем возможность занять гораздо более высокие посты по партийной линии – например, в горкоме партии или даже ЦК Компартии ЛССР. А во-вторых, к тому времени великая реформа под названием «Перестройка» захлестнула советскую страну и уже вовсю работало кооперативное движение. Конечно, Андрей Блейдель жил в ногу со временем и также «подрабатывал» в кооперативе. Правда, не афишируя эту свою деятельность, поскольку, как гендиректор госпредприятия, не имел права заниматься частным бизнесом.

Он очень хотел быть богатым

Надо понимать, что обстоятельства вынудили Блейделя стать предпринимателем. Он. Занимаясь ответственной государственной работой жил в общежитии и даже не имел машины. Но видя, как вокруг все кипит, как можно быстро сделать большие деньги. сердце коммуниста не выдержало: он очень хотел иметь автомобиль и жить в квартире. Как гендиректор Rīgas manufaktūra, Блейдель имел все возможности распределять фабричное оборудование и сырье как ему заблагорассудиться.

Правда, легализовать свои предпринимательские наклонности он все еще не мог, посему Блейдель организовал вокруг RM около 30 фирм, которые зарегистрировал на своих родственников и прочих подставных лиц. Или, точнее сказать, эти фирмы образовывались около него, поскольку Блейдель был влиятельным чиновником на госпредприятии и с ним всегда можно было договориться. На выгодных лично для него условиях, естественно.

Надо сказать, что после распада СССР дела у Rīgas manufaktūra шли довольно плохо. Несмотря на то, что на многомиллионный валютный кредит, взятый в самом конце 80-х годов во Внешэкономбанке, было приобретено современное импортное оборудование, фабрика опустилась «ниже плинтуса». Между тем под завозимое оборудование нужны были новые помещения. И гендиректор RM подписал договор о строительстве нескольких корпусов с австрийской фирмой Braver Trade и его директором г-ном Закери. И вот странное дело: в 1991-1993 годах, когда фабрика, согласно официальным цифрам, почти «умерла», стройка упорно продолжалась.

И вот по какой, видимо, причине. В 1991 году Андрей Блейдель вошел в австрийскую фирму Armaz Trade (позже она была переименована в Anbar Textil), владельцем которой был сын того самого австрийского господина Закери. Через эту кампанию и проводилась оплата строительства. Причем вместо денег Rīgas manufaktūra платила своим товаром по ценам, которые были ниже рыночных на 50-70%, а то и вовсе ниже себестоимости. Зато в 1992-1993 годах Андрей Блейдель в отчетах показала, что фабрика имеет огромные задолженности по коммунальным платежам и зарплате. Понятно, что все эти дыры в бюджете предприятия осели крупными барышами в карманах г-на Блейделя. Еще одним способом перекачки денег была отгрузка товаров Rīgas manufaktūra через эти же фирмы в консигнационные склады в Югославию и Австрию. Конечно, RM Этих денег не увидела – обратно они уже не вернулись. Иначе фабрика не оказалась бы в столь плачевном состоянии.

Как избавляться от партнеров

В августе 1992 года был принят закон о приватизации. И правительство Латвии внесло в список приватизируемых объектов предприятие Rīgas manufaktūra. Нетрудно догадаться, что путем вывода практически всего оборотного капитала RM через свою австрийскую фирму Блейдель искусственно довел фабрику до банкротства. При этом безработными стали более 6 тыс. человек.

В это же время Андрей Блейдель, желая прибрать все объединение RM к рукам, начал освобождаться от уже существующих компаньонов и даже тех, кто потенциально мог возжелать быть его партнером по бизнесу (в то время – работников госпредприятия). Одним он вкатал выговоры, других просто уволил в связи с сокращением штатов, и как бы то ни было – договоры об аренде оборудования фабрики заключили только его фирмы. Все остальные даже близко подпущены не были.

Уже в 1994 году Андрей Блейдель развернул свой бизнес широко. Он скупил контрольные пакеты акций и без того подконтрольных ему фирм, став единоличным их хозяином. Где-то он расплачивался сырьем (хлопком), где-то – деньгами. Так, он приобрел акции у украинских совладельцев в фирме Ligija Tex, у местных участников – г-жи Трейгуте, г-на Семина и других, а также акции австрийской компании Anbar Textil в фирме Rimako (за 400 740 Ls). Одновременно с этим он выкупил вторую долю в Anbar Textil, и эта фирма перешла в его безраздельное владение. (Что удивительно: он так немало тратил, но умудрился в Латвии легализовать в Латвии аналогичные суммы в 1999 году.)

Выводит Блейдель своего австрийского партнера г-на Брауэра и из компании Goldfeder и впоследствии становится хозяином компании. Хотя, кстати, с помощью Бауэра и его австрийского гражданства была зарегистрирована эта фирма в Австрии (благодаря чему Андрей Блейдель и его жена Ядвига получили постоянно место жительства в Австрии). Между тем несколько лет назад г-н Бауэр, который до того как познакомился с г-ном Блейделем, имел весьма успешный бизнес, связанный с текстильной промышленностью, умер, отставив в наследство своей жене огромные долги. Как так получилось? Наверное, ответить на этот вопрос мог бы только партнер г-на Бауэра – Андрей Блейдель.

Впрочем, Блейдель оставил ни с чем не только г-на Бауэра. Тут можно упомянуть немецкую фирму Sanders, у которой в свое время Блейдель «увел» технологию изготовления плащевых тканей и тканей для пухо-перьевых изделий. В 1991-1992 годах Блейдель договорился с хозяином Sanders о совместной покупке головного предприятия Rīgas manufaktūra вместе со всем установленным там новым импортным оборудованием. Однако педантичный немец сказал, что это невозможно, поскольку у этого предприятия слишком много задолженностей по кредитам, которые необходимо гасить. Немец предложил выкупить другую фабрику – Zasulauka manufaktūra (впоследствии Ligija Tex), у которой никаких долгов не было. Но после «заимствования» технологии Блейдель заявил: «Сами купим». И такие прецеденты были еще. Например, с компанией Felix Weidmeier GmbH и другими фирмами….

Зачем нужно скрываться

Имея огромные обороты (даже журнал Klubs,несмотря на всю закрытость г-на Блейделя, внес его в списко миллионеров). Андрей Блейдель купил с свое пользование, но зарегистрировал на AS Rimako сильно подержанный автомобиль BMW 750. Заплатил он за него фирме Autohaus Werner Pelster 15 тыс. DM. И это при обороте только Rimako в 11 млн. Ls! Скромный человек? Или он желал показать, что он «такой, как все», чтобы рабочие прибавок к зарплате не просили, да и не светиться в службе госдоходов. Похоже, последнее предположение является верным. Ведь фактически г-н Блейдель имеет дома в Австрии (города Маттербург и Локенхауз), в Юрмале (Лапмежциемс), в Риге (на ул. Краста, 7/9), но ни один из этих домов не зарегистрирован на него. Видимо, тоже не хочет выходить на свет…

{…}